ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это ты нас подставил. — Опять этот болван ляпает, не подумав, прямо как я, только хуже.

— Сильнее всего убийцу подставляет труп: пахнет, негодяй! — серьёзно заметил я.

— Не надейся, — с мерзкой улыбочкой отреагировал братец.

Да, он тут самый умный, и не только. Почему, чёрт побери? Как он собрал себе эту стаю? В высших слоях общества издавна культивируется индивидуализм: «Я сам решаю свои проблемы, и ты тоже поступай так же». Гвидо был так удивлён, что его не бросили! А я как собрал? Бр-р, мы не стая, мы никогда не нападём вчетвером на одного, этого просто не может быть! И попробовал бы я кем-нибудь так покомандовать: узнал бы о себе много нового и интересного.

— Ни на что не надейся, — добавил братец, — ты останешься жив, а с нами ничего не будет: это не ты племянник синьора Мигеля, а я, понял?

Проговорился, дебил!

— Это ты не надейся. Синьор Мигель будет просто счастлив, если я избавлю его от лишних родственников. А уж приятелей твоих смахну — он и не заметит.

— Ты никогда никому об этом не расскажешь!

— Конечно, — согласился я, — сам справлюсь, это тебе потребовалась помощь и сейчас, и полгода назад. Ну не можете же вы друг к другу прилипнуть!

На морде Третьего появилось не совсем естественное для неё задумчивое выражение. Тепло!

— Э-ээ, — произнёс Третий, — надо его прикончить.

— Идиот! — заверил его братец. — Тогда нас будут искать. И найдут. Хочешь иметь дело с генералом? Хватит болтать, переворачивайся! — Это уже мне.

— А не пошел бы ты…

— Хуже будет! — угрожающе проговорил братец и двинулся в мою сторону.

Я ударил его скованными ногами в солнечное сплетение, он улетел назад, сбив с ног фондивладельца, и сполз вниз по дальней стене. Моя драгоценная птичья скорость! Я вспомнил старый анекдот: «Хорошо, что пополам»[2]. Что-то у него там треснуло, дай бог, чтобы рёбра.

Бросившийся на меня сбоку Третий получил кастетом в голень: выше было не дотянуться. Ему всё равно хватило: он упал на пол, держась за ногу и неостроумно ругаясь. Зато я ещё раз получил ботинком в бок, Четвёртый, кажется, всерьёз намерен меня перевернуть. Придётся рискнуть: этого тоже ногами, хотел в живот, немного не достал. Такого дикого воя не слышал ни один чердак на свете, не исключая чердак Кентервильского замка.

Владелец «Фонди», единственный противник, ещё сохранявший боеспособность, поднялся с пола, однако приблизиться ко мне не рискнул: медленно, но учатся.

В этот момент дверь с грохотом упала, и в проеме нарисовался Марио, ему даже бластера не нужно, чтобы напугать кого-нибудь до заикания.

— Синьор Галларате, — сообщил Марио по комм-связи, — Энрик уже справился.

Глава 3

— Ещё нет! — не согласился я. — Марио, найди у этого пришибленного ключи от наручников.

— Учишь тебя, учишь, — проворчал Марио, открывая замки, — ключи стандартные, и у меня всегда с собой.

Мои противники, кроме братца, уже оклемались, но проскочить в дверной проём мимо Марио не рисковали, постепенно сползшись в дальнем от него углу.

Вы думаете, что синьор Мигель в гневе — это очень страшно? Ха, вы не видели профа в том же состоянии. Я до сегодняшнего дня, оказывается, тоже не видел.

Пленных неаккуратно покидали на пол салона в «Феррари»: спасательная команда прилетела на катере поменьше.

— Сможешь вести? — с тревогой спросил проф.

— Что тут вести? Взлёт да посадка! — небрежно успокоил его я.

«Ты должен научиться летать как следует независимо ни от чего!» Хороший совет — я положил руки на пульт, и они сразу перестали дрожать. Сегодня эти типы не стали портить «Феррари». А вдруг они сделали что-то такое, что тестами не обнаруживается (я, правда, такого придумать не могу)? Нет, они же не без сознания, и сами сейчас лежат в моём катере, признались бы уже: камикадзе среди них нет. Обласканный Геракл, — он сумел указать здание, остальное сделал дикий вопль Четвёртого, — устроился на сиденье рядом со мной. Полетели.

Дома проф велел посадить пленных, связанных мягкими путами (наши охранники свое дело знают), на диван в малой гостиной и пошел звонить синьору Мигелю.

А мне пришлось выносить кудахтанье Фернана, если мне ещё пару раз так достанется, он просто в наседку превратится! Старые и новые чересчур удачные шутки обошлись мне в два треснувших ребра, несколько ну очень больших синяков, кровавые браслеты на запястьях и сплошь ободранную левую кисть — не очень дорого, могло быть хуже.

А ещё Фернан надел мне на руку новый комм, настроив его так, чтобы он бил тревогу, если его с меня снимут, и ещё в нескольких явно опасных ситуациях вроде болевого шока или потери сознания.

— Вот так, — сказал он, — только не забывай выключать сигнализацию, когда ложишься спать.

— Ладно, — вздохнул я, — теперь за мной вечно будет кто-нибудь следить.

Фернан удивился:

— У многих так настроено. Странно, чтоу тебя не так. Тем более, тебя уже похищали.

Когда я наконец вырвался из лап своей няньки и явился в гостиную, там уже находились ББ и синьор Мигель. Ого! Неужели это настолько важно?

Пленные на диване имели весьма бледный вид: такого они явно не ожидали. Я тоже.

— Энрик, — обратился ко мне проф, — какие у них были намерения?

— Они всего лишь пытались присвоить себе ваши прерогативы, — ответил я.

Синьор Мигель догадался быстрее.

— Мой драгоценный племянничек Реджио слишком много о себе возомнил. Сколько тебе лет? — резко спросил он.

— Семнадцать, — прохрипел Реджио, побледнев ещё больше.

— Значит, ты опять вышел сухим из воды. А вот твоим приятелям не повезло.

Приятели взвыли. Жалобы их были неразборчивы. Перспектива поработать полгода на селенитовых шахтах не казалась им заманчивой. Одной фразой синьор Мигель изолировал Реджио на веки вечные.

Тут до меня кое-что начало доходить: не может же гражданская война начаться потому, что две милые девочки тринадцати лет от роду возжелали приключений! А этого парня зовут Реджио, и назвали его так не полгода назад. Формально его отец имеет больше прав на место ББ: он представитель старшей ветви. Необязательно допрашивать этих дураков с пентатолом, чтобы догадаться, чем Реджио их соблазнил: близостью к своей особе после того, как…

Отобрать у ББ и синьора Мигеля их прерогативы можно только одним способом: оба они очень популярны, старший среди бизнесменов и мирного населения — заботится об экономическом процветании, а синьор Мигель в армии — громкие, почти бескровные победы. Значит, я сижу в одной комнате с тремя кандидатами в покойники, я, впрочем, тоже кандидат, на всякий случай.

Синьор Мигель тихо проинструктировал офицера Службы Безопасности, и наша гостиная была очищена от шакалов.

Как только мы остались вчетвером…

— А вы приказали допросить их с пентатолом и узнать, чем Реджио их соблазнил? — выпалил я.

— Опять ты считаешь, что я гораздо глупее тебя, — спокойно заметил синьор Мигель. — Когда ты узнал, что его зовут Реджио?

— Только что, — признался я.

— Быстро соображаешь, — похвалил меня синьор Мигель, — а как они будут действовать, ты тоже догадался?

— Внутренний заговор, — ответил я, — самый беспроигрышный вариант: если вы ничего не знаете, никаких проблем, какой-нибудь слегка проштрафившийся, не особенно толковый офицер СБ, и папочка Реджио, тоже Кальтаниссетта, между прочим, садится на освободившийся трон. А если вы знаете, то начинаете подозревать всех подряд, наверняка кого-нибудь зря обидите, а результат тот же.

— А кто им поможет привести к покорности армию? — заинтересованно спросил ББ.

— Кремона, — твердо заявил я, — у нас во внутренней тюрьме СБ сидит их летчик, которого я тогда сбил. Правильно?

— Правильно, — согласился синьор Мигель удивлённо.

— У вас были свои цели и своя игра, а у них — свои. Союзнику проще всего ударить ножом в спину: это к врагам обычно спиной не поворачиваются.

вернуться

2

Формула кинетической энергии: Екин = ?mv2 .

4
{"b":"72","o":1}