ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто-то пытался залезть в дисциплинарные файлы. Кажется, не преуспел.

— Так «кажется» или не преуспел?

— Можете попробовать выяснить это сами, — резко огрызнулся Рольяно.

— Хорошо, — ответил капитан Стромболи не менее резко.

— Ты — молодчина, парень! — Майор Рольяно потрепал меня по плечу и откланялся (дядя меня не хвалил). Я почти просиял. Моя «обворожительная» улыбка увяла под дядиным взглядом.

Завтрак был завершен в молчании. Поговорить можно на обратном пути.

— Переигрываешь, — процедил дядя Маттео сквозь зубы, — не бывает таких родителей.

— Родителей — да, а дядюшек? Особенно если былую гордость и надежду всей семьи пришлось выцарапывать из участка городской охраны.

— Иди медленнее. Хм, может, ты и прав. Ладно, сейчас так: ты идёшь в гостиницу. И держи бластер под рукой. Если я подам сигнал тревоги, хватаешь его и бежишь хоть в лес, только задними дворами, помощь будет через два часа. По жучку в часах тебя найдут, даже если заблудишься.

— А ты идешь инспектировать штаб и, значит, попросишь показать тебе селениты? Странно поступить иначе.

— Конечно.

— Капитан Стромболи пошел умирать за блестящие камешки! — зло бросил я.

— Надо было вчера выдать тебе по-настоящему!

— Так в чем же дело?! Сегодня вечером, если ты, конечно, останешься жив! Тогда негодяй, который убил ради денег семьдесят человек и столько же покалечил, просто вызовет тебя на дуэль и прикончит, чтобы над ребёнком не издевался!

— И получит ещё два года на Селено. — Дядя Маттео сбавил тон.

— Ну и что?! Он не собирается здесь оставаться. Только как он планирует сбежать с добычей?

— Вот видишь? Не всё так просто. А не пойти инспектировать штаб после того, как я узнал о снятом перед ним часовом, я не могу. Он поставил мне мат.

— Вызови помощь прямо сейчас и потяни время, — предложил я, тоже немного успокоившись.

Дядя Маттео ожёг меня взглядом, потом вдруг просветлел, как будто понял что-то важное:

— Это не мат, это даже не шах! Не станут меня убивать. И селенитов там правильное количество, иначе он бы не пригласил меня их инспектировать.

— Э-э, почему?

— Факт моей смерти не поможет ему сбежать. Наоборот, приедут сразу два следователя, авария и дуэль. Он не мне мстить собрался, а разбогатеть.

— В мешке селениты, я посмотрел.

— Разберёмся. Иди в гостиницу, напиши ещё одну пьесу на вечер. А потом, когда я вернусь, пойдешь поболтаться по окрестностям.

— А почему он не может просто забраться в номер и украсть эти «улики»?

— Потому что я ношу их с собой. Только ночью, и только ты.

— Понятно.

«Пьесу» я написал быстро. Уходить пока рано, и за мной, возможно, по-прежнему наблюдают. Тренироваться нельзя: Энрико Стромболи слишком больно. Можно разве что поотжиматься. Злой я сейчас как горыныч, вот подрасту и набью дядюшке морду, и не один раз.

Когда из коридора послышались шаги (деревянный поющий пол! Как в замке сегуна), я спешно вернулся к ноутбуку: занимается ребёнок не поднимая головы.

Дядя Маттео зашел в номер. Я сделал вид, что не заметил: я обиделся, и делайте со мной, что хотите. Он подошёл сзади, положил руки мне на плечи, посмотрел, что это я делаю, и незаметно оставил рядом конец сетевого шнура.

— Занимаешься?

— Чёртова география, — проворчал я.

— Не ворчи.

Дядя Маттео включил свой комп, вот теперь мы можем поговорить.

«Селениты на месте, вес и количество крупных камней с документами совпадает. Отклонение от расчётного числа — плюс полпроцента. На шахте взрыв в вентиляционной выработке проломил кровлю рабочего горизонта в конце смены, прямо над головами у всех. Три из шести бригад погибли в полном составе. Возможно, они что-то знали. Майор заметал следы. Нашел сообщников, подводная лодка у кромки льда, всего-то десять километров. Поехал кататься на вездеходе, булькнул в полынью: ищи свищи. С такими деньгами можно свою небольшую семью организовать, для начала. Устроить такой побег непросто, но возможно».

«А сообщники? Их, по крайней мере, трое. Откуда он знал, что не кинут?»

«Он гораздо умнее любого из них, нашёл способ».

«Если он собирается бежать, зачем ему эти твои улики?»

«Он сбежит не сразу. Если он пропадёт сейчас, его будут искать слишком интенсивно».

«Зачем ему шум в прессе?»

«Отвлекающий маневр, а может, с одной овцы вторая шкура. Или случайность».

«Зачем надо было устраивать это идиотское ограбление?»

«Самый интересный вопрос. Селенитосодержащие слои горизонтальны, между ними слои пустой породы. Слой селенитов выбирают, закладывают образовавшиеся пустоты бетоном, чтобы не обрушилось, и начинают разрабатывать нижележащий. Приезжает геолог, бурит и определяет среднее богатство слоя».

«Понятно, слой оказался ну очень богатый. Данные занижаются до среднего значения. Рабочие на шахтевообще ничего не знают. Все селениты вместе оказываются в сейфе начальника охраны. Надо отделить свою долю и вынести её. Почему не выносить её в кармане каждый день?»

«Потому что среди неопасных каторжников много воров. Поэтому его селениты лежат в сейфе».

«Ну и вынес бы их, когда на часах стоит свой».

«Нет у него своих людей в охране».

«Почему? Я видел. Они в форме были».

«Это заключённые. Охранника сманить на такое дело сложно. Первое, что говорят каждому курсанту: никогда не иди на сговор с тем, кто предал корпорацию, тебя он тоже предаст. И примеры. Кстати, это правда, обратные примеры тоже были, но их немного. Может, и получилось бы кого-то сманить, но это очень рискованно».

«Тогда у него в сообщниках должен быть местный учётчик или бухгалтер».

«Правильно. Бухгалтер из ЦБ, проворовался, срок пять лет, ещё почти три осталось. Жена не ждёт. Так что договориться им было несложно».

«А сам майор за что? И сколько?»

«Догадливый ты, за дуэль со смертельным исходом, здесь уже полтора года, ещё шесть месяцев осталось. Тоже проблемы с женой. Этот слой вскрыли примерно год назад, ну он и не устоял. Договорился с геологом или наоборот».

«А взрыв зачем? Шахтеры ничего не знают. Ради того, чтобы спокойно залезть в собственный сейф?»

«Не знаю пока, но зачем-то ему это понадобилось. Теперь слушай, что ты будешь делать. У меня с Рольяно был примерно такой разговор:

МР: Эти полпроцента (сверх планового значения) мы прибережём, а то когда много, так все в порядке, а попадется бедный участок — всем снимут шкуру с задницы, как вы вашему племяннику. За что вы его так? Такой хороший мальчик!

КС: Не очень-то жалейте этого хорошего мальчика. Мать уже все слёзы выплакала. Покалечил одноклассника из-за девчонки.

МР: Вы бы не покалечили из-за своей жены?

КС: Я не женат.

МР: Это видно. Злой, как все мы, вынужденные холостяки. Когда у вас будут собственные дети, вы его поймете, но он тогда уже не захочет с вами разговаривать.

КС: Не надо мне, чтобы он со мной разговаривал, пусть учится нормально и в участок не попадает.

(конец фрагмента)

Так что к тебе он, вероятно, подкатит сам. Веди себя соответственно. Дурака не изображай. Ну да ты и не сумеешь».

«Понятно. Можешь попробовать наладить отношения с племянником. Как-нибудь неловко, чтобы я ещё больше обиделся. Это во-первых. А во-вторых, своди меня в тюремный блок».

«Зачем?»

«Эти трое, наверное, оттуда. Те, что живут в общежитиях, вольны в перемещениях, им не нужен форс-мажор, чтобы залезть в штаб. Может быть, я кого-нибудь узнаю. А легенда такая: из воспитательных соображений. Вот что тебя ждёт, если не будешь нормально учиться, а будешь…»

«Хорошо, если это не покажется слишком странным»

«Проваливаться мне сегодня на географии?»

«Пусть будет лучше, чем вчера. Да и человека спас. Амнистируем».

42
{"b":"72","o":1}