ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага, — нестройно ответили ребята, потом каждый назвал место; понятное дело, все места были разные.

— Разорваться не могу, — признался я, — так что выберу сам.

— Тиран! Деспот! И диктатор! — заявил Алекс. — Гвидо, как они ещё назывались?

— Ты уже все перечислил.

— Узурпатор, — пробормотал Лео.

— Трепещи! — пригрозил я Алексу. — Я тебе… Э-э… Ещё не придумал, но что-нибудь такое сделаю как тиран.

— А что такое «трепещи»?

— То же самое, что «дрожи от страха».

— А что такое «страх»?

— А чёрт его знает! — ответил я почти серьёзно.

Место я выбрал в нашей зоне, но на самом краю, подальше от человеческого жилья. Зато одновременно скалы, река и лес. А альпинистское снаряжение лежит в «Феррари» постоянно.

Сели, раскинули лагерь. Вода в реке холоднющая, и купаться никто не захотел.

Хм, а эта скала стоит того, чтобы по ней полазать. Мы даже Виктора наверх затащили. И он ни разу не завизжал, даже когда сорвался и висел на системе метрах в двадцати от земли. Вот и хорошо, небезнадёжен. Потом оказалось, что губы он искусал в кровь. Наверху мы сообразили, что продовольствие, естественно, осталось у подножия и, чтобы пообедать, придется сначала слезть.

За обедом я понял, что я сделаю с Алексом: уроню в воду. Будет знать, как называть меня тираном!

— Пошли, — велел я Алексу, — я тебя торжественно казню посредством утопления в холодной воде.

Возились мы потом почти час. В итоге Алекс оказался единственным, кто не вымок с ног до головы. Хитрый лис!

Пришлось разжигать костер, греться и сушиться. Пока мы всё это делали, стемнело. Пора возвращаться. В первый раз никуда не влипли!

Глава 32

С катаной за спиной я иду по пустому освещённому коридору. «Если не знаешь, что тебе делать, — делай шаг вперёд», — вспомнил я кодекс Бусидо. Хм, и сколько раз? Этот алгоритм может зациклиться, планеты круглые. Развилка. «Из двух путей самурай выбирает тот, который ведёт к смерти». И который из них туда ведёт? Наверно, прямой. Иду дальше. Правильно выбрал: впереди дверь. Открываю. Большой зал. В центре воин с мечом. Уф, наконец-то. Алгоритм не зациклился. Подхожу ближе. Черт возьми, это женщина.

— Ты пришёл сражаться? — спрашивает она.

— Да, но не с тобой.

— Сначала со мной.

— Я не воюю с женщинами.

— Иногда нет другого выхода, — замечает она и нападает.

Бросаюсь вперед, подныриваю под меч и перехватываю её руку. Смешно, как она может победить? Меч со звоном падает и разбивается, как будто он ледяной. Маленький кинжальчик колет меня в бок. Царапина. Отбираю. Толкаю её так, чтобы она села на пол.

— И с кем ты хочешь сражаться?

— С драконом, — отвечаю я. Странно, что я понял это только сейчас.

— Дракон огромен, у него три головы, и он выдыхает пламя.

— Вранье. Его побеждали много раз — просто мечом, значит, он не так уж силён.

— Это были сказки.

— Ладно, убедила, пусть у него будут три головы и все остальное, — соглашаюсь я с насмешкой.

— Обернись, — предлагает она.

Оборачиваюсь. У него все-таки одна голова. И выглядит он как человек. Лицо закрыто маской. Он подходит поближе. Хм, ну я до него ещё не дорос, но не так он велик, как кажется издалека.

— Сними маску, — говорю я.

— Ты испугаешься.

— Не надейся.

— Нет.

— Уже испугался, — ехидно произношу я.

— Ладно.

Он снимает маску. На кого он похож? Где я его видел? Черт побери, в зеркале, конечно! Только он уже немолод.

— Здравствуй, сынок, — говорит дракон.

— Вряд ли у тебя есть дети, — насмешливо отвечаю я.

— Ты — единственный.

— Только не твой. Он усмехнулся!

— Как тебе мой Дар? Сколько бы ты прожил, если бы не он?

— Хочешь отобрать?

— Зачем? Ты — мой наследник. Пройдет ещё несколько лет, и ты сможешь управлять толпами людей так же, как сейчас можешь управлять своими крысами.

— Для того чтобы управлять толпой, не надо иметь Дар, достаточно быть параноиком.

— Ты быстро учишься. Тем более.

— На пустых холодных вершинах скучно и одиноко. А тебе ещё и страшно. Иначе зачем тебе я?

— Зачем всем людям дети?

— Ты — не человек, тебе этого не понять.

— Ты — нелогичен: тогда бы тебя не было.

— Это ты нелогичен. Я — не твой сын, и это всё объясняет.

— Куда ты денешься от своих хромосом? Единственные преследователи, от которых даже ты не сможешь уйти.

— Ты глуп. Я всегда могу уйти в никуда.

— Тебе же уже говорили, что это трусость.

— Не всегда.

— Послушай, дракончик…

— Я — не дракончик.

— Будто это зависит от тебя!

— Конечно, зависит.

— Допустим. А люди могут выбирать?

— Конечно, могут.

— Но не выбирают. За них это всегда делает кто-тодругой. Не хочешь выбрать правильно?

— Нет, не хочу.

— Ты всегда отвечаешь мне «нет», потому что это я. Неразумно. Ведёшь себя как упрямый мальчишка.

— Я и есть упрямый мальчишка.

— А если я скажу, что тебе не следует убивать женщин, ты тут же прикончишь эту несчастную?

— Нет!

Дракон расхохотался.

— Ты неразумен.

— Конечно, я — человек. Люди вообще неразумны.

— Первый раз ты с чем-то согласился.

— Нет, не согласился. Для тебя это недостаток, а для меня — достоинство. Вообще разумнее всех вирусы. Цель — размножение, и вперед — без страха и сомнения.

— Согласен, именно поэтому ими не нужно управлять. А люди, как ты сам сказал, неразумны. И они нуждаются в управлении.

— Да, конечно, просто рыдают и зовут: «Приди и потопчи нас ногами».

— Именно так всё и происходит. Поэтому я непобедим.

— За тебя ещё не брался я, — ответил я, доставая меч.

— Фи! — сказал дракон. — Не смог победить в споре, думаешь потрясти меня своим фехтовальным искусством. Которое по сравнению с моим…

— Много болтаешь, — отрезал я.

— Конечно, я не хочу тебя убивать.

— Или не можешь…

— Могу. Я вообще могу все, что хочу. Не хочешь так же? Всё — в дар.

— Нет. Твои дары ничего не стоят. Не много храбрости нужно было Ахиллу, чтобы выходить сражаться против тех, у кого из ран течет кровь[25].

— Ну и что? Зато, в отличие от тебя, у него никогда не дрожали колени и не стучали зубы от страха. Или тебе это нравится?

— Мне нравится жить. А он и ты никогда не жили.

— Неудачный экземпляр, — вынесла свой вердикт женщина. Я уже почти забыл о её существовании. — Надо его прикончить.

— Согласен, — произнёс дракон и обнажил меч.

Он, действительно, получил всё в дар. От нас. Поэтому своих мозгов у него нет. Всё, что он может мне показать, я уже видел. Я разрубил его через живот до самого позвоночника. Не помогло, он мгновенно заживил эту рану. Как же срубить ему голову, когда до нее не дотянуться? А иначе он не умрет, это ясно. Он теснил меня к стене. К стене. Он меня уже почти прижал.

— Хорошо сражаешься, — похвалил меня дракон. — Не хочешь ещё раз обдумать моё предложение?

— Нет! — ответил я и взлетел вверх по стене так, как меня научил сенсей.

Такого он не ожидал. Взмах меча. На этот раз я упал не на пол, а на обезглавленное тело дракона. Бр-р!

— Теперь ты — дракон, — сказала женщина, когда я поднялся на ноги.

Я покачал головой:

— Следующего дракона тебе придется ждать долго.

— А если она захочет носить на шее тот камень — «король селенитов»?

— Она не захочет.

— Ну а всё-таки?

— Этого не может быть. Она — человек. Она не может захотеть иметь чешую и хвост. Это тебе, драконше, может понравиться цена крови.

— Догадался, сыночек.

— Разум я получил не от вас, — резко ответил я и ушёл.

Я проснулся оттого, что вредный рыжий котяра впился когтем мне в бок и спал в таком положении, иногда подергивая лапой, чтобы высвободиться. Просыпаться ради этого ему было лень.

вернуться

25

Единственным уязвимым местом на теле Ахилла была пятка. Так что он действительно мог быть распоследним трусом. Бой ему практически ничем не грозил. Теоретически… Но в «Илиаде» неуязвимость Ахилла нигде не используется, а погибает он не от первой стрелы Париса, направленной в пятку, а от второй — в грудь. Энрику просто некогда подыскивать другого персонажа, а ещё он не может простить величайшему герою Эллады надругательства над телом поверженного Гектора.

51
{"b":"72","o":1}