ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, это было довольно примитивно.

— Точно, — согласился человек. — Но сработало. А вы оказались гораздо находчивее, чем полагали мои сотрудники. — Он указал на красавчика, все еще лежащего без сознания. — Курт запомнит вас надолго.

— Ибельснорк мопоки, — бессмысленно пробормотал я, стараясь удержать внимание мужчины, потому что как раз в этот момент из боковой двери вышла Саша, прижимая палец к губам. Она на цыпочках подошла к столику, взяла с него каменную статуэтку и приблизилась к корпу. Странно, но на Саше не было ничего, кроме бюстгальтера и трусиков.

Я боялся, что девочка чем-нибудь выдаст себя или ударит пожизненного слишком слабо и только разозлит его. Плохо же я ее знал. Саша отвела статуэтку назад, как баскетбольный мяч, нанесла мужчине тяжелый удар сбоку по голове и приготовилась повторить, если потребуется. Не потребовалось. Глаза корпа остекленели, он грохнулся на пол. Хорошо. Меня бесят самодовольные ублюдки.

Я пинком отшвырнул револьвер, чтобы мужчина не смог до него дотянуться, и проверил пульс корпа. Ровный. Саша подобрала 44-й. Пожалуй, она держалась слишком непринужденно для подростка. Держа револьвер дулом вниз, девочка спросила:

— Подох?

Я нахмурился.

— Нет, но ты хватила его будь здоров. Удивляюсь, как у него башка не отлетела.

Саша откинула барабан револьвера, убедилась, что все пять патронов заряжены, и крутанула его на место. Она проделала все это с таким знанием дела, которое должно было насторожить меня, но не насторожило. Спокойно, но жестко Саша пояснила:

— Он пытался меня изнасиловать.

Бюстгальтер и трусики внезапно обрели смысл. Как и ее припухшее лицо.

— Прости.

Саша пожала плечами и криво улыбнулась.

— Ты не виноват.

Ну, я-то думал иначе, но тогда было не до выяснений. В дверь ударили чем-то тяжелым, и она заходила ходуном.

— Одевайся. Пора уходить.

Саша кивнула и скрылась за боковой дверью. Я заглянул туда. Первое, что бросилось в глаза, это смятая постель и кожаные ремни, которыми Сашу привязывали за руки к спинке кровати. Когда она натянула колготки, я увидел, что они порваны.

— Хорошо, ремни были длинные, и я смогла достать зубами.

Я понимающе кивнул. Девочка выросла в моих глазах. Она обладала мужеством, достойным преклонения. Я оглядел комнату.

— Здесь есть другой выход?

Саша уже водворила на место юбку и теперь натягивала сапоги. Я попытался представить, как можно бежать на таких высоких каблуках, и не смог.

— Да, думаю, есть. Хозяйничать мне тут, естественно, не позволяли, но есть еще одна дверь в другую половину.

Я кивнул, освободил магазинную защелку и сунул почти пустую обойму в карман. Запасная встала на место с довольным щелчком. Я загнал патрон в патронник, убедился, что предохранитель снят, и скользнул в дверь. У крыс всегда есть запасный выход из гнезда. Единственное, что я должен сделать, — это найти его.

Раздался глухой взрыв. Входная дверь с грохотом упала, воздушная волна толкнула меня в спину. Охранники пошли на штурм. Я обернулся и выпустил три пули назад. Рядом появилась Саша, держа 44-й обеими руками. Когда она выстрелила, ее руки от отдачи взметнулись вверх. Кто-то закричал, и девочка ухмыльнулась.

— Скорее!

Я схватил ее за руку и побежал в дальнюю часть офиса. Дверей там было много, но все какие-то комнаты или склады. Но вот наконец и дверь с горящей надписью «Запасный выход». Рядом защелкали пули. Толкнув дверь, мы бросились вниз по винтовой лестнице. Корпы отставали от нас на какие-то секунды. Я вернул клиентку, но вот вопрос: надолго ли?

5

«Ради Бога, мы не предлагаем откачивать его досуха. Только замостить».

Земельный уполномоченный Дональд Сиранни по поводу проекта «шапки» на залив Пьюджет Саунд.

Лестница вилась вокруг массивного бетонного столба, а ступеньки были из металлической решетки. Одна из Сашиных шпилек угодила в щель. Кое-как выдернув каблук, девочка побежала дальше на цыпочках. Наверху хлопнула дверь, и лестница задрожала: охранники начали спускаться. Мы опережали их всего на пару минут. Маловато при нашей скорости.

— Саша! К черту сапоги! Или нам не сбежать!

Она остановилась, держась за перила. Я протиснулся мимо, повернулся и указал на сапоги. Саша сунула ногу мне в лицо. Ухватившись за каблук, я потянул и почувствовал, как сапог снялся. Со вторым было легче. Я отбросил их в сторону.

Раздался выстрел. Я ответил тем же и побежал вниз, Саша — за мной. Мы перепрыгивали через две, а то и через три ступеньки, спиной чувствуя, что корпы близко. Лестничных площадок было много, на каждой дверь, но все запертые. Я продолжал спускаться. У всякой лестницы есть конец, и я надеялся, что хоть там будет выход.

Номера площадок все увеличивались. Наконец мы добрались до 50-го уровня, и только дверь отделяла нас от неизвестности, лежащей за ней. Я толкнул. Дверь не поддалась. Мы оказались в ловушке.

— Встань в сторону.

Саша обеими руками держала 44-й. Она уже спускала курок, когда я крикнул: «Нет!». Мой вопль потонул в грохоте выстрела.

Пуля отскочила от стальной пластины, защищающей механизм замка, ударилась о стену рядом с моим плечом и полетела куда-то на лестницу. Я подумал: что бы ей не угодить в корпа? Но для этого нужно слишком большое везение. У меня в глазах звенело, когда Саша приготовилась ко второй попытке. Я сказал девочке, что нужно делать:

— Эберток асу нейблдок!

Саша нахмурилась, нажимая на спусковой крючок.

Я попытался еще раз:

— Целься в кодовое устройство!

Она кивнула и повернула револьвер.

Я наблюдал за лестницей, когда прогремел второй выстрел, такой же громкий. Еще парочка, и я бы оглох.

— Максон! Смотри!

Я повернул голову. Пуля разворотила кодовую панель, из месива проводов и пластика посыпались искры, поднялась тонкая струйка дыма. Я пнул дверь, и та распахнулась. Мы с Сашей вошли вместе. Перед нами оказался коридор и вторая дверь. Замка там не было. Хорошо. Саша показала револьвером на угол.

— Встань тут и задержи их. А я посмотрю, что там впереди.

Я хотел возмутиться, мол, кто тут старший, но пока подбирал слова, Саша ушла. Поэтому я остался у двери следить за лестницей и выстрелил, когда увидел ноги. Ноги торопливо запрыгали наверх. Корпы что-то закричали, пытаясь вызвать меня на разговор, но у них ничего не вышло. Раздался уже хорошо знакомый грохот 44-го, а за ним — крик:

— Максон! Скорее!

Запереть бы дверь, мелькнула мысль, но как? Ничего не придумав, я медленно отошел. Саша держала вторую дверь открытой и жестикулировала 44-м. Дуло револьвера казалось огромным, настолько огромным, что в него запросто мог пролезть грузовик. Я отметил, что надо научить Сашу правильно обращаться с оружием. Если, конечно, мы выживем.

Проскользнув в дверь, я вышел на бетонный мол. Вокруг плескалась темная вода. Поодаль стояли грузовые контейнеры, топливные насосы, какое-то оборудование и даже два небольших подъемных крана. И еще скоростной катер на спусковых салазках. Чуть выше его грязной ватерлинии шел пунктир дыр от пуль — немой рассказ о происшедшем. Эти дыры и похожий на маленькую крепость охранный пост предупреждали о невидимых опасностях.

Видимые же опасности — голые ниже пояса — стояли, заложив руки за голову. Женщина с красивыми ногами и мужчина. Посмотрев на меня, женщина улыбнулась. Она стояла в непринужденной позе, будто готовясь идти, и нагота нисколько ее не смущала. Мужчина же не отрывал глаз от бетона, Саша была довольна собой.

— Они «прятали подлодку», когда я застала их.

Такое грубое сравнение меня покоробило, и я нахмурился, но одновременно возблагодарил Бога, что дал человеку половое влечение. Если преследователи и предупредили своих людей здесь, внизу, эта пара была слишком занята собой.

— Я слышал выстрел.

— А, это, — беззаботно протянула Саша. — Я выстрелила, чтобы привлечь их внимание.

11
{"b":"7200","o":1}