ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоже, она думала, что боеприпасы растут на деревьях. Я сердито посмотрел на охранников и указал на грузовой контейнер.

— Полезайте наверх и сидите там.

Дважды повторять не пришлось. Мужчина торопливо забрался на контейнер, за ним — женщина, которую я проводил взглядом. Но времени для моей страсти не было, так как на мол, стреляя, выбежали корпы. То, что они стреляли в Сашу, а не в меня, должно было навести на размышления, но не навело.

Саша спустила курок своего 44-го. Одного их охранников отбросило в толпу. Я схватил девочку за запястье и потащил к дальнему концу мола. На бегу я выстрелил, и корпы бросились в укрытие.

Справа неожиданно появился мужчина. Он был в комбинезоне механика, а в руках держал гаечный ключ. Саша направила на него револьвер и нажала на спусковой крючок. Патронник был пуст. Я выстрелил механику в ногу, а когда он упал, сказал нравоучительно:

— Это не кино, малышка. Ты должна считать выстрелы.

Саша казалась пристыженной. И в этот момент, обернувшись, я увидел кровавые следы. Чертова лестница! Малышка спускалась босиком и изрезала себе ноги. И ни разу не захныкала. Я почувствовал себя самой большой скотиной в мире. Эх, если б можно было взять упрек назад! Но Саша сосредоточилась на чем-то другом.

— Максон, смотри!

Я повернул голову. У мола стояло судно около двадцати пяти футов длиной, со множеством прожекторов и, судя по форме корпуса, предназначенное для скорости, а не для грузовых перевозок. Именно то, что надо для спешащих руководителей или беглецов вроде нас. Я толкнул Сашу к лодке.

— Прыгай! Я отвяжу канат.

— А ты умеешь управлять такими?

— Конечно, — солгал я. — Давай, прыгай.

Саша прыгнула. От толчка лодка слегка покачнулась.

Я подбежал к швартовой тумбе, вокруг которой был обвит носовой канат. Да не просто обвит, а завязан для верности двойным-обратным-или-как-его-там узлом. От напряжения пальцы плохо слушались, и чертов узел никак не развязывался. Я выругался. Охранник открыл автоматный огонь, и я едва расслышал Сашины слова:

— Я выбросила другой конец! Скорее!

Над головой девочки просвистели пули. Я подбежал к лодке, перепрыгнул расширявшуюся щель между молом и бортом и свалился внутрь. Я еще не успел встать, когда захныкал стартер, заревел двигатель. Ударившись кормой о бетонную стену, судно оттолкнулось и ринулось вперед. Корпы пробежали весь мол. Пистолетные дула извергали огонь, пустые гильзы дугой летели по воздуху. Боковое стекло разбилось, крошечные кусочки волокна осыпали мое лицо, и я зажмурился. И тут Саша дернула меня за рукав.

Разлепив глаза, я подскочил к штурвалу, плечом оттолкнул Сашу и принял управление. И как раз вовремя: еще несколько секунд, и мы бы врезались в опорную колонну. Казалось, Саша была просто счастлива уступить командование.

Защелкала винтовка с оптическим прицелом. Ветровое стекло разбилось, со всех сторон взметнулись фонтанчики воды. Тогда я не обратил внимания, но со временем понял, что снайперу ничего не стоило попасть в меня, если бы он действительно захотел. Он — или она — промахнулся нарочно. Но тогда я об этом не подумал.

Мы ушли за пределы досягаемости винтовки, и вокруг стояла крошечная тьма. У меня бешено забилось сердце, когда я вспомнил о колоннах, поддерживающих всю эту махину над нашими головами. Я лихорадочно обшарил глазами пульт, а найдя нужный рисунок, с облегчением щелкнул выключателем.

Прожекторы были установлены на решетки над мостиком. Некоторые оказались разбиты, но около дюжины, к счастью, уцелели. Они осветили ряд бетонных столбов, уходящих вдаль, и вспугнули сотни летучих мышей. Жалкие маленькие твари ринулись вниз, промелькнули в полосе света и, махая крыльями, исчезли в темноте. Сверху на лодку обрушился неожиданный водопад. Дренаж из космопорта? Лопнувшая труба? Черт его знает.

Я оглянулся. Наш кильватер менял белый цвет колонн на темно-серый, а огни мола словно подмигивали. Повернувшись к носу, я взглянул на Сашу. Ветер дул ей в лицо и трепал волосы. Девочка напомнила мне кого-то, но кого? Я не знал и не мог понять, возникало у меня раньше такое ощущение или нет.

— Ты не видела другие лодки?

Саша покачала головой.

— Только ту, что вытащена для ремонта. Я кивнул.

— Сделай одолжение. Сходи вниз и посмотри пробоины.

Саша нахмурилась, будто недовольная, что сама до этого не додумалась, и спустилась по короткой лесенке в трюм. Я наслаждался минутой своего величия, двигаясь точно по центру канала. Вот только куда, черт возьми, мы шли? Впрочем, куда бы ни шли, мы будем там очень быстро. Ветер бил в лицо, и столбы проносились мимо, как пилоны в гонках. Рядом снова появилась Саша.

— Ты был прав, Максон.

— Мое имя Макс.

— Макс, шмакс! У нас полно воды!

— Прибывает медленно или быстро? А что пробоины? Заткнуть можно?

Саша с сомнением покачала головой.

— Не думаю. Там воды уже полфута глубиной, а прибывает быстро.

Я шепотом выругался. Ну надо же — спастись от града пуль только для того, чтобы через несколько минут утонуть. Вот оно, мое везение.

— Плавать умеешь? Саша помотала головой.

— На Европе нет плавательных бассейнов. А ты?

— Нет. Во всяком случае, не помню, чтобы умел.

Она резко отвернулась.

— Черт.

— Да.

С минуту мы молчали. Мимо промелькнул столб. Саша посмотрела на меня.

— Видел?

— Что?

— Колонну с какими-то словами.

— И что?

— Как что? Сбавь скорость. Если на той колонне были слова, то могут быть и на следующей.

Логично, но непонятно, чем нам может помочь чтение надписей. Ладно, я осторожно повернул рукоятку скорости и посмотрел на спидометр, или как он там назывался. Стрелка пошла вниз, скорость уменьшилась, и лодка закачалась, когда ее догнала собственная кильватерная волна. Саша указала на следующую колонну.

— Смотри!

Я увидел нарисованный череп со скрещенными костями, но надписи не разобрал. Когда лодка поравнялась с колонной, я дал задний ход и перевел мотор на холостые обороты.

— Что там написано? У тебя глаза помоложе.

— Там написано «Смерть корпам. Продолжите — пеняйте на себя».

— Очень благородно. Пора уносить ноги.

Саша кивнула. Я поставил рычаг передачи в положение «вперед», передвинул вверх рукоятку скорости. Лодка рванулась, но не так резво, как раньше, и руль казался неповоротливым. Вдруг Сашина рука метнулась к пульту управления и быстро щелкнула одним из множества переключателей. Раздалось гудение, и вода хлынула из борта лодки.

— Черт побери, Максон! Здесь же написано «Трюмный насос». Какого черта ты ждал?

Я готов был провалиться сквозь землю.

— Прости…

— Прости?! Этого недостаточно. Из-за твоей ошибки мы едва не пошли ко дну!

Я уставился прямо перед собой, щеки горели от стыда. Что я мог сказать? Девочка была права. Я делал ошибки, да. И мы чуть не погибли из-за меня. Сашины пальцы коснулись моей руки. Я посмотрел девочке в лицо. Ее гнев исчез, в глазах появилось какое-то новое выражение. Выражение, которому я не мог подобрать названия.

— Прости, Макс, просто сорвалось с языка. Ты освободил меня и проявил настоящее мужество. Я никогда этого не забуду.

Не помню, чтобы кто-нибудь говорил мне что-то приятное, и Сашины слова вызвали целую бурю чувств. Я хотел сказать в ответ что-то ласковое, но почувствовал, что могу заплакать. Поэтому я просто кивнул, стараясь выглядеть бесстрастным. Уж не знаю, поверила ли она моему спокойствию.

Насос работал, вода хлестала из борта, но лодка все глубже погружалась в воду. Мы шли уже минут сорок пять, когда появились охотники. Из темноты впереди донесся рев моторов, и маленькие, похожие на сани катера засновали по каналу, мелькая меж столбов, как челноки на ткацком станке. Суденышек было десять-пятнадцать, и на каждом — команда из двух человек. Водители горбились за пультами, а стрелки стояли в сооружениях, похожих на клетку, и наводили на нас пулеметы, смонтированные на вертикальной оси. Все охотники были в черных водолазных костюмах и достаточно хорошо вооружены, чтобы смутить морского пехотинца. Я передвинул рукоятку до отказа, лодка рванулась вперед, но было уже слишком поздно.

12
{"b":"7200","o":1}