ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В общем, к тому моменту, как система ограничения разжала свои ласковые тиски и нам разрешили вылезти из труб, все мечтали лишь об одном — о туалете. Точнее, все, кроме андроидов и женщины, которая либо катетеровалась до взлета, либо нашла способ пописать, когда вставала, не замочив при этом брюк.

Сила тяжести была вполовину меньше земной, что вынудило большинство из нас передвигаться с крайней осторожностью. Только андроиды, специально запрограммированные для таких случаев, и бывалые космиты вроде Саши перемещались с завидной легкостью.

Ближе к центру обиталища сила тяжести увеличилась. Стиснув зубы, наша маленькая группа тащилась вперед, пританцовывая, пока не наткнулась на уборную. Уборная была общей, кабинок хватило всем, но вот унитазы оказались очень странными. У меня ушло пять минут только на то, чтобы разобраться с картинками-инструкциями и заставить технику делать что положено. Саша ждала меня. Когда я вышел, она сказала насмешливо:

— Рада, что ты вернулся. Я уж начала сомневаться, что снова тебя увижу.

— Очень смешно. Я же не виноват, что для обращения с унитазом нужна инженерная подготовка.

Саша недоуменно подняла брови.

— А как же все те годы в космосе?

Я постучал по черепной пластине. Точнее, по кепке, но Саша поняла.

— Повреждение мозга, забыла? Я не помню ничего до увольнения из Морской пехоты «Мишимуто». Ну, или почти ничего: бывают временами проблески да сны, очень смахивающие на правду.

Саша пожала плечами.

— Меня это просто рассмешило. Ладно, пошли, отыщем наши каюты.

Мне стало малость не по себе.

— Каюты?

Выражение Сашиного лица сказало все. Но на этот раз обошлось без замечаний и взаимных упреков. У девочки было время на размышления, и, похоже, она решила терпеть мои ошибки. Я не знал, что хуже: когда на тебя кричат за глупость или проявляют снисхождение по той же причине.

Мы отправились в Секцию Административного Управления обиталища, выстояли очередь и спросили у покрытого непристойными надписями андроида отдельные каюты. Свободных отдельных не было, пришлось согласиться на двухместную. Выложив тысячу четыреста пятьдесят долларов из денег, которые Саша получила от «Предприятий Мерфи», мы ретировались в кафетерий. Очень интересный кафетерий с круговым обзором. Мы опередили следующую смену на целый час, поэтому свободных мест хватало. Все столики — с четырьмя табуретами каждый — были приварены к полу, а края у всех обиты мягким.

И вот сидим мы, значит, за своим столиком, разглядываем, кого прислали с матушки Земли, и тут появляется парень в зеленой спортивной куртке. Я почему-то даже не удивился. Парень подошел к нам, и я смог рассмотреть его получше. Узколицый, с аккуратной прической и глубокими морщинами. В руке у него болтался мешок с чем-то круглым, по размеру похожим на шар для игры в кегли.

— Мистер Дад, мисс Купер, разрешите присесть?

Я посмотрел на Сашу, она пожала плечами.

— Пожалуйста, почему нет?

— В самом деле, почему нет? — согласился парень, когда сел. — Насколько приятнее, когда люди разговаривают, а не воюют. Хотя, — добавил он, кладя мешок на стол, — насилие имеет-таки место. Не правда ли, мистер Дад? Или я должен называть вас мистер Максон? — Глаза парня были бледно-бледно-голубыми, как полинявшие джинсы. Я чуть отодвинулся от стола.

— Полагаю, да.

Парень в притворном удивлении покачал головой.

— Так, так. Вы слишком скромны. — Он повернулся к Саше. — Видели бы вы его, моя дорогая, когда он прорывался через контрольный пункт «Транс-Солар». Мстяший ангел, стреляющий во всех, кто стоит на пути. Но я тоже внес свою лепту, да, и спас ему жизнь.

Мысленно вернувшись к сражению, я вспомнил телохранительницу с пулей между глаз.

— Так это вы? Вы убили телохранительницу?

Парень спокойно кивнул.

— Да, но не стоит благодарности. — Он сунул мне руку через стол. — Найджел Траск. Рад познакомиться.

Пока он пожимал руку Саше, я попытался разобраться.

— Но зачем? Зачем вы помогли мне?

Траск пожал плечами.

— Любой, кто нападает на «Транс-Солар», — друг, пока не доказано обратное.

— Почему? Чем вам так насолила «Транс-Солар»?

Траск удивленно взглянул на меня. Можно подумать, ответ был настолько очевиден, что только идиот не допер бы. Хотя скорее всего так оно и было.

— «Транс-Солар» вместе с остальными космолиниями притесняет человечество через наркотик, зовущийся «технология».

Саша легко и незаметно вступила в разговор.

— Значит, вы «зеленый»? — вопрос прозвучал скорее как утверждение.

Траск застыл.

— Ярлыки несколько утомительны, но да, я стою за возврат к аграрному прошлому.

Саша кивнула.

— Тогда понятно, откуда у вас такая нелюбовь к «Транс-Солар». Но при чем тут мы?

— Отличный вопрос! — возвестил Траск. — И именно на этот вопрос я послан получить ответ. При чем тут вы?

Саша уперлась руками в край стола.

— Ни при чем. В войне между вами и корпорациями мы с мистером Максоном нейтральные.

— В нашей войне нет нейтральных, «Транс-Солар» похитила вас. Зачем?

Саша пожала плечами.

— Понятия не имею, зачем. Может, ради выкупа?

— Нет, — ответил Траск. — Я так не думаю. Во всяком случае, не ради обычного выкупа. «Транс-Солар» слишком крупная и слишком могущественная, чтобы заниматься подобной мелочевкой. Поэтому с уверенностью можно сказать, что дело серьезное. Как насчет «Предприятий Мерфи»? Какие у вас отношения с ними?

Саша уставилась на него непонимающе.

— Мерфи что? Никогда о таких не слышала.

Брови Траска взлетели к самой линии волос.

— Да неужели? Рита говорила совсем другое.

Он схватил завязанный мешок и сильно дернул. Мешок открылся, и Ритина голова закачалась из стороны в сторону. Похоже, ее отделили от тела мотопилой. К пластиковой шее был примотан вспомогательный блок питания, впаянный в схему. Ритины глаза широко раскрылись и посмотрели вокруг.

— Привет, мистер Максон, привет, мисс Касад.

Комок застрял у меня в горле. Бедная Рита. Попала из огня да в полымя.

— Привет, Рита.

Она улыбалась своей неизменной улыбкой.

— Простите, но меня заставили рассказать все, что я знаю.

Траск согласно кивнул.

— Андроид прав. Она и впрямь рассказала нам все, что знала. И все это по большей части — никчемная ерунда. Эти мерзкие создания — выражение презрения Совета к человечеству — должны быть уничтожены.

С этими словами он достал кусачки с изолированными ручками, выбрал один из проводов, идущих от блока питания в горло Риты, и перекусил его. Затрещали искры, запахло горелой изоляцией, глаза Риты закатились. Она была мертва. Меня душила злость, но Саша казалась совершенно равнодушной.

— В этом не было необходимости.

Траск убрал кусачки в карман.

— Возможно, зато это было приятно и привлекло ваше внимание. А теперь расскажите о ваших связях с «Предприятиями Мерфи».

Саша пожала плечами.

— Чтобы сбежать от охранников, мы захватили одну из лодок «Транс-Солар» и продали ее «Предприятиям Мерфи». Все.

Траск уставился на девочку так, будто хотел проникнуть в ее мозг.

— Ладно, это сходится с тем, что говорила Рита, но могло быть что-то еще, чего она не знала и не слышала. Что ж, подождем, посмотрим, что будет дальше. Но попомните мои слова: если компания вашей матери работает, чтобы спустить на человеческую расу нового технологического черта, мы узнаем об этом и сделаем все, чтобы остановить вас.

Саша посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не в курсе, над чем работает или не работает компания моей матери.

Траск кивнул, но было ясно, что он ей не поверил. И знаешь что? Я тоже не поверил.

7

«Администрация не несет ответственности за вызванные радиацией генетические изменения, могущие произойти у гостей, посетителей или команды „Старос-3“ во время или после их пребывания на станции».

Примечание, сделанное мелким шрифтом на обратной стороне каждого посадочного талона «Старос-3».
17
{"b":"7200","o":1}