ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто-то бил меня по щекам. Я чувствовал, как голова мотается из стороны в сторону. Удары были болезненными, но еще хуже, что они вытащили меня из той приятной черной ямы, где я скрывался. Решив расквитаться с мерзавцем, причиняющим мне боль, я собрался с силами и потянулся к его горлу. Вернее, хотел потянуться, но руки оказались привязаны.

Мерзавец засмеялся низким хрюкающим смехом, похожим на хохот обезьян в зоопарке.

Тут я действительно рассердился. Настолько, что открыл глаза и сощурился от резкого белого света. Он лился с потолка, очерчивая силуэт моего мучителя. Лица в тени не было видно, но фигура выглядела внушительно. Очень внушительно. Крупнее моей. Увидев, что я открыл глаза, силач довольно кивнул.

— Так, спящая красавица проснулась. Пора подниматься и светить, солнышко. Нам предстоит небольшой походец.

Он чем-то щелкнул, и мои руки освободились. Когда жлоб удалился, я заставил себя сесть. Голову ломило, будто с похмелья. Это из-за нокаутирующего газа, решил я. И вспомнил: засада! Саша! Где она? Я огляделся, и боль отозвалась в голове. Похоже, я был внутри какой-то цилиндрической машины. Это впечатление подтвердилось, когда она наткнулась на ухаб и я стукнулся затылком о стенку, обитую резиной.

Всю длину этой непонятной машины занимал проход, заполненный полуодетыми людьми. Они чертыхались, когда машину бросало из стороны в сторону, потому что тряска мешала надевать похожие на скафандры костюмы. И мужчины, и женщины были похожи на доходяг, будто они голодали. Кое-кто поглядывал на меня с откровенной враждебностью, а остальные словно решили меня не замечать.

Снова появился мой мучитель. Чернокожий, с широченными плечами, узкой талией, толстыми, как бревна, руками и ногами и к тому же абсолютно лысый. Своим видом он мог запугать кого угодно, вероятно, на это и рассчитывали. Я отложил пока планы по нанесению ему увечья. Здоровяк кивнул, как бы поддерживая мое решение.

— Правильно, голуба. Разберись, что к чему, прежде чем примериваться ко мне. Приятно для разнообразия иметь мула с каплей здравого смысла. Теперь спускай вниз свой белый зад и надевай костюм.

Благоразумие — лучшая часть доблести, поэтому я слез с койки. Плавное, как падение перышка, приземление напомнило мне о небольшой силе тяжести на планете. Сбоку что-то мелькнуло. Успев повернуться, я поймал нетуго связанный сверток. Это оказался скафандр, похожий на тот, что я надевал на орбите. Я развязал его, встряхнул и скользнул внутрь. Слава Богу, удалось натянуть его, не делая из себя посмешища. Я не знаю, какое это имело значение, но имело, особенно из-за здоровяка, наблюдавшего за мной.

Да, он мне не нравился, но все же я хотел заслужить его одобрение. Ну, как новобранец, который смертельно ненавидит своего строевого инструктора, но жаждет, чтобы тот — или та — уважал его. Возможно, это не совсем нормально, но вполне отражает мою потребность в авторитетах и временами в руководстве. Но это вовсе не значит, что я не расквасил бы мерзавцу морду, если бы был уверен, что это сойдет с рук и послужит моим целям. Непонятно? Вступи в отряд!

Я проверил герметизацию скафандра и начал гадать, куда меня везут и зачем. И что, интересно, случилось с головорезами «Транс-Солар», не говоря уж о маньяках-«зеленых»? А Саша? Тоже в плену? Или уже в морге?

А затем я увидел ее — тонкую, как тростинка, женщину с жесткими короткими волосами, пронзительными голубыми глазами и прямым, как линейка, ртом. Разновидность людей, которые никогда не улыбаются. Женщина полностью застегнула свой скафандр, но лицевую пластину оставила открытой и убивала меня взглядом. Ну или пыталась убить. Было в ней что-то знакомое, будто мы уже недавно встречались. На челноке? В терминале? Я как будто вспомнил испуганное лицо, пистолет и дротик, прожужжавший рядом с моей головой.

Да, она была там и, что еще важнее, понимала, что происходит. Я уже шагнул к ней, когда мне на плечо легла рука. Снова черный здоровяк.

— Не туда, мой сладкий. Шлюз — в заднице этого чудо-боба. Следуй за мулом перед тобой.

Я повернулся, куда надо. У парня впереди на ободранном песком кислородном ящике было выведено краской из баллончика «Проваливай!». Идеальное пожелание.

Машина резко затормозила, пытаясь швырнуть нас на пол, но мы устояли, и они завибрировали от досады. Очередь зашаркала вперед, и я тоже. Скоро стало видно, что шлюз вмещает только пять человек, значит, мы будем выходить партиями. Другой охраны, кроме черного здоровяка, при нас не было, и я решил бежать. Быстрая проверка показала, что он на семь человек позади меня и, следовательно, не попадет в одну группу со мной. И мои действия его, похоже, совершенно не интересовали. Хорошо. Когда я выйду, у меня будет около пяти минут, чтобы исчезнуть.

Войдя в шлюз, моя группа тотчас закрыла лицевые пластины и герметизировала шлемы. Я сделал то же самое, а заодно, пользуясь случаем, последний раз проверил скафандр. В отличие от скафандра, который я носил на орбите, этот был совсем новенький. У меня даже в носу защипало от химического запаха. Поскольку я решил бежать, шестичасовой запас воздуха, четыре кварты воды и двухдневный аварийный паек приобрели особую важность. Я еще думал о том, что неплохо бы иметь всего побольше, когда шлюз открылся.

Снаружи все было красноватого оттенка: и грунт, и высотой в человеческий рост камни и валуны, усеивающие местность. Похоже, из-за них нам и предстояло тащиться в «небольшой походец» — через эти камни никакой вездеход не пройдет. Красноватый песок осыпал скафандры и застучал по шлемам. М-да. С каждой секундой Марс нравился мне все меньше и меньше. Отойдя вслед за остальными от машины, я повернулся, чтобы выяснить обстановку. И сразу оставил все надежды на побег. Неудивительно, что наш черный охранник был таким беззаботным. Кроме длинного, похожего на цистерну вездехода и следов от его гусениц, вокруг, насколько хватал глаз, не было никаких признаков цивилизации. Туда, куда мне нужно, с шестичасовым запасом воздуха никак не дойти. Даже мечтать нечего. Я развернулся.

На юг — как определил мой скафандр — тянулась каменистая равнина. Изрезанный множеством сухих оврагов запад поражал лабиринтами берегов и каналов. На севере… уходящие на север камни, валуны и зубчатые холмы оканчивались у подножия самого потрясающего зрелища, что я когда-либо видел.

По сведениям, почерпнутым мной на челноке, высота вулкана Олимп — пятнадцать миль. Эверест со своими пятью милями показался бы ничтожным «младенцем» рядом с этим «взрослым исполином». Но высота — еще не все. Вершина Олимпа могла похвастаться кальдерой сорока пяти миль в поперечнике, а его основание протянулось бы от Монреальского Урбоплекса до того, что осталось от Большого Яблока. — Но никакими цифрами не описать открывшегося великолепия. Олимп уходил ввысь, как древний монумент, задумчивый и величественный, измеряющий все и вся своей гигантской меркой.

С трудом оторвавшись от этой картины, я посмотрел на восток.

Ничего интересного: то же скопище острых камней, а за ними — отвесная скала.

Из моих спутников мало кто глазел по сторонам. То ли они уже видели все это раньше, то ли им было просто плевать. Некоторые разговаривали между собой, прижав шлемы, а остальные стояли, уставясь себе под ноги.

Люк открылся, и последняя группа вылезла из шлюза. На черном охраннике скафандр был без всяких украшений, только с нарисованной спереди стилизованной «X». Мне не удалось увидеть лица здоровяка сквозь поляризованную пластину, но он заговорил, и в моем шлеме загорелся огонек индикатора радиосвязи.

— Так, мальчики и девочки… слушайте сюда. Для тех, кто еще не знает, я — Докинс, Ларри Докинс, чрезвычайный полевой надсмотрщик «Марсокорпа» и подлая скотина. Я не пожизненный и не целую задниц, а это значит, что я стал тем, кто я есть, пережив целое стадо тупых ослов вроде вас. Так что, если хотите дожить до получения денег, работайте усердно и делайте в точности то, что я скажу. Вопросы есть?

Молчание.

27
{"b":"7200","o":1}