ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я начал было что-то говорить и возражать, но остановился, увидев, что Саша нахмурилась. Знак был предельно ясен: заткнись и соглашайся с представлением. Я выдавил улыбку.

— Всякий может ошибиться.

— Точно, — невозмутимо ответствовал Нортон. — Рад, что вы понимаете. Хотя «Марсокорп» не принимает ничью сторону, мы сделаем все возможное, чтобы облегчить вам путь и устранить препятствия, которые в противном случае могут доставить много беспокойства.

Должно быть, мы заметно повеселели. Нортон улыбнулся.

— Думаю, вам интересно будет узнать, что не менее трех различных сторон наводили справки о вашем здоровье сразу после засады.

Саша опередила меня:

— И кто эти трое?

Голубые, как льдинки, глаза Нортона весело мигнули.

— Представитель «Транс-Солар»; некая женщина, как выяснилось позже — сочувствующая «зеленым»; и отставной полковник Морской пехоты «Мишимуто» Чарлз Вомба. Он заявил, что он друг мистера Максона.

Имя звучало знакомо, но соотнести его с кем-либо конкретным я не мог. И даже сама мысль о том, что у меня есть друг, показалась дикой. Мы с Сашей переглянулись. Без помощи нам не обойтись, и если уж выбирать, то выбор ясен. Полковник Чарлз Вомба.

11

«Если вы заботитесь о городе, город позаботится о вас».

Одно из бесчисленных моральных голо, блуждающих по коридорам «Роллера 3».

Корпы могут быть жадными до денег, помешанными на власти ничтожествами, но они не обязательно безмозглые, и «Роллер 3» — тому доказательство. Ну в самом деле, зачем строить города вблизи природных ресурсов? Только чтобы их в конце концов исчерпать? А затем начать те самые перевозки грунта, которых вы старались избежать? Да еще на планете, где перевозки поглощают время, деньги и жизни? Нет, подвижный город имеет больше смысла.

Но даже к разумному «Роллеру 3» нужно было привыкнуть. Ведь это не просто город, но и огромная машина, и завод. На самом нижнем этаже, называемом «палуба №1», синтезированная энергия питала ведущие колеса, и стальные лопасти бросали руду на вместительный конвейер.

На палубе №2 стояли массивные дробилки, сортировочные и смешивающие машины и печи. Там вкалывали люди и андроиды, там руда превращалась в готовый металл.

На палубе №3 разместились механические мастерские, лаборатории электроники, гидропонные системы и компьютерное оборудование, необходимое для работы всего комплекса.

Палубу №4 поделили жилые помещения, офисы, услуги развлечения, кафетерии, центр связи, больница и всегда-такая-приятная тюрьма.

А палуба №5 — самый верхний этаж — была отдана под взлетно-посадочную полосу, подъемные краны и прочее оборудование, которое я видел в рекламном фильме. Так рассказал наш проводник, и я ему поверил.

Высокий по нормальным меркам проводник доставал мне до плеча. Его прилизанные волосы и дорогая одежда прекрасно сочетались с выражением почтительного усердия, которое обожают боссы. Бенc — так звали этого малого — был примерным служащим, по совместительству служил мальчиком на побегушках, но надеялся в один прекрасный день стать пожизненным и ни на минуту не прекращал стараний. Вот почему он отбросил все сомнения и повел двух весьма спорных «шишек» в недра зверя, к жилищу эксцентричного полковника Вомбы.

От палубы к палубе условия ухудшались. Уже на палубе №3 потолок стал ниже, пластик под дерево сменился крашеной сталью и стало жарче. Здесь царила атмосфера лихорадочной активности: андроиды спешили, рабочие совещались, и все это на фоне дребезжания электрических гаечных ключей, воя токарных станков, визга пил и постоянного запаха озона. Бенc что-то торжественно объяснял, но его слова терялись в грохоте.

На палубу №2 вела стальная винтовая лестница. Ступени задрожали под нашими ногами. Мы уже спустились на пол-этажа, когда раздался крик «Посторонись!» и мимо протиснулся мужчина в скафандре.

— Подвиньтесь, черт побери… Нам надо пронести носилки!

Я посмотрел вниз. Там трое людей и один дроид подняли носилки над головой и стали подниматься. Да, задача у них была нелегкая. То, что лежало на носилках, напоминало ободранное мясо с дырой на том месте, где полагается быть рту. Из мяса торчали сломанные кости, осколки камня и куски гермокостюма. Все это опутывали трубки, поддерживающие жизнь существа.

— Что случилось? — вырвалось у меня.

— Безрукий недоумок уронил гаечный ключ в камнедробилку и полез туда за ним, — мрачно объяснил мужчина. — Больше он этой ошибки не повторит.

— Но зачем? — тупо удивился я. — Не лучше было плюнуть и забыть?

Мужчина пожал плечами.

— Конечно, если не считать пяти тысяч долларов, которые корпы вычли бы из его зарплаты.

— Пять штук за гаечный ключ?

— Мой собеседник горько усмехнулся.

— На Марсе гаечные ключи дорогие.

Я посмотрел на носилки. Они были уже близко.

— Но зачем подниматься здесь? Ведь лифтом было бы быстрее.

— Конечно, — согласился мужчина. — Если бы они работали. В первую очередь ремонтируется горное оборудование. А лифты где-то в конце списка.

Группа с носилками приблизилась. Мужчина жестом показал, чтобы мы встали к перилам. Протиснувшись мимо нас, рабочие продолжили свой путь по лестнице.

Сплюнув на стену, мужчина посмотрел мне в глаза.

— Осторожно, не оступись, — и пошел, перешагивая через ступеньку.

Я повернулся к Бенсу.

— Он говорит, лифты сломаны. Это правда?

— Бенс пожал плечами.

— Правда, ну и что? Физические упражнения пойдут им на пользу. Пойдемте, не будем терять времени.

Я хотел ответить, но он уже повернулся ко мне спиной. А Саша, поймав мой взгляд, нахмурилась: не лезь, мол, в бутылку. Проглотив злость, я последовал за Бенсом.

Если палуба №3 показалась плохой, то палуба №2 была ужасна. Отойдя несколько ярдов от лестницы, мы попали в общую раздевалку, где сильно помятый дроид вручил мне ярко-желтый гермо-костюм размера XXXL.

Как во всех раздевалках, здесь стояли ряды шкафчиков и воняло потом. Рабочие входили непрерывным потоком. С их костюмов капала вода от распылительной комнаты высокого давления, оставляя на полу мокрые следы. Большинство раздевалось до нижнего белья, проверяло костюмы и направлялось в душевую. Другие, вероятно, более стеснительные, сразу переодевались в свою одежду и уходили. На нас никто не смотрел и ничего нам не говорил. Желтые костюмы ставили нас в ряд туристов — худшую категорию после корпов.

С трудом справившись с последней герметичной застежкой, мы с Сашей проверили безопасность и неуклюже зашагали за Бенсом. Мой костюм пах лучше, чем пахло от меня: после беседы с Нортоном мне удалось чуток поспать, но вот с душем не вышло.

От распылительной комнаты шел пар. Бенс провел нас сквозь влажное облако в параллельный коридор. Все стены там были увешаны призывами по технике безопасности и в несколько слоев покрыты непристойными надписями. Коридор кончился шлюзом размером с тягач. Перед ним стояло пять человек, два андроида и ремонтный бот. Они взглянули на нас и отвернулись. Бенс поинтересовался у меня:

— Мисс Касад, мистер Максон, как вы?

Слова вылетели прежде, чем я успел их остановить:

— Если взять нормальный дрибл и гардунк атерберс, результирующий креппер будет 2678.33.

Бенс растерялся.

— Что это значит?

Как будто я знал, что это значит!

— Все в порядке, спасибо, — поспешила на выручку Саша. — Что теперь?

Словно в ответ в моем шлеме вспыхнула сигнальная лампочка и зазвенел звонок. Шлюз открывался целую минуту, а когда открылся, из него вышли, пошатываясь, шесть покрытых грязью андроидов и два таких же грязных человека. Даже дроиды выглядели усталыми. Они направились к мойке, а мы тем временем заняли их место и смотрели, как люк закрылся. А когда шлюз снова открылся, нашим глазам предстал адский мир бесконечных конвейерных лент, огромных сортировочных машин, массивных дробилок, печей, куда подается газ, и расплавленного металла. Все управление совершенствовалось в тишине и на скорости, возможной лишь благодаря компьютерам и малой силе тяжести. Казалось, весь комплекс находится в вечном броске вперед.

31
{"b":"7200","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Альянс
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Не дареный подарок. Кася
Страсть – не оправдание
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Странная погода
Киберспорт