ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Камера выбрасывания сработала, как положено, и вышвырнула нас из корабля. Звезды закружились, но остановились, когда я взял боевой скафандр под контроль и направил себя к цели. Астероид казался горой, выдернутой кем-то из Гималаев и заброшенной в космос. Он медленно кувыркался, и солнечный свет вспыхивал на его поверхности. Блеснул металл, и у меня внутри все сжалось. Даже лучшие скафандры излучают тепло, и я прямо-таки почувствовал, как ракетные установки станции поворачиваются в мою сторону. Я вышел на частоту команды и приказал:

— Пошел!

Команда понеслась к астероиду, подобно акулам, ищущим свежее мясо. Я знал, что До и Вомба уже покинули свои корабли, но это не имело большого значения: мы уже введены в дело. Если Лут выживет, она вытащит нас, а нет — будем ждать подмоги. Неприятная мысль.

Для пламени нужен кислород, которого в боевых скафандрах чертовски мало, и вокруг — бесконечный вакуум. Поэтому огненный шар, поглотивший рядового Нэгли, светил меньше секунды. Я выругался, но знал, что смерть Нэгли добавит команде адреналину. Адреналину, который нужен им, чтобы выжить.

Зажужжал зуммер, и мой сигнальный дисплей сообщил, что рабочие выходят навстречу. Старшина подтвердила это.

— М-пес-два М-псу-один. У нас сорок, повторяю, в нашем секторе сорок рабочих. Конец.

Вомба вышел на персональной частоте.

— Б-пес-один М-псу-один. Команда два берет двадцать человек справа. Ты берешь двадцать слева. Команда три прикроет. Конец.

Я переключился на частоту команды.

— М-пес-один М-пес-команде. Двадцать слева — наши. Помечайте их и накрывайте. Конец.

Хотя мне не полагалось играть активную роль, не хотелось оставаться в стороне, когда моя команда сражается. Я выбрал изображение на экране радара, пометил его как мою мишень и проверил, чтобы и все остальные были распределены.

Охотничье настроение вдруг исчезло. Ко мне неслась ракета. Я вывалил металлические опилки, включил усилитель электронных контрмер (ЭКМ) и отлетел немного назад.

«Бодмодс Инк.» — самостоятельная дочерняя компания «Дженерал Динамике» — выпускает отличные боевые скафандры, но «Крупп Индастриз» — «мы вооружаем бизнес так, что он может делать бизнес» — производит лучшие в своем роде противопехотные ракеты. Одна из них и выследила меня. Десятую долю секунды я сожалел, что в моем скафандре нет оружия более наступательного, но тут же понял, что сожаления — пустая трата времени, и запустил приманку.

Приманка с виду была похожа на карманное стило и запрограммирована испускать тепловые, радарные и радиосигналы, идентичные сигналам моего боевого скафандра. Мой бортовой компьютер сбросил девяносто процентов мощности и ждал, что произойдет. Ракета клюнула, погналась за приманкой и взорвалась.

Избавившись от опасности, я включил боевой сим, убедился, что команда держится, и отыскал свою мишень. Она — или он — толкала обезвреженный скафандр М-пса в нашу сторону, двигаясь по стыку между нашими с капитаном До командами. То ли они пытались одурачить нас, то ли защищались, черт его знает. Мой боевой сим сообщил, что скафандр принадлежал рядовому Киму, невысокому, но крутому парню, выросшему на нижних уровнях Лондонского Урбоплекса. Он еще здорово играл народные песни на губной гармошке.

Использование тела Кима в качестве прикрытия разозлило меня, и я загрузил координаты рабочего в одну из наших свободно плавающих ракетных стоек. Их сбросили одновременно с нами, и каждая несла по четыре снаряда. Как только я запущу первую ракету, стойка вызовет огонь на себя, так что не имело смысла беречь остальные боеприпасы. Я направил две ракеты в рабочего, третью — на что-то не совсем понятное, что показывал радар, и последнюю — на антенную ферму «Т-12». Я знал, что забастовщики уничтожат четвертую ракету задолго до того, как она долетит до поверхности, но это обойдется им в две или три ракеты. И значит, мне и моей команде достанется на две или три ракеты меньше.

Я скомандовал запуск. Ракеты оставили пусковую установку и прочертили пунктирные линии на моем симе. Рабочий и то, что осталось от Кима, исчезли в забавном шаре пламени. Через десятую долю секунды исчез вражеский скафандр, нелепого вида фигура-палка. А еще через несколько мгновений были уничтожены пусковая установка и две ее последние ракеты.

Я переключился на большую картинку. Так, большинство забастовщиков мертвы. Для любителей они были достаточно хороши, но мы — профессионалы, и в этом разница. Во всяком случае, компания на это надеялась. Остатки их скафандров начали долгий, медленный дрейф в никуда. Но несколько ублюдков укрылись за большим обломком скалы — еще одним астероидом. Я увидел, как на поверхности камня взорвалась ракета, толкая его к станции. Рабочие ответили лазерной пушкой, и бой продолжился.

Я нахмурился. Команда должна была обойти каменных крыс и лететь к «Т-12». Отделение До было уже почти там. Я хотел вызвать старшину, но увидел, что ее огонек погас, и понял, что произошло. Старшина погибла, и парни мстили за нее. Я сказал в микрофон:

— М-пес М-пес-команде. Прекратить, повторяю, прекратить. Цель вам известна. Возьмите ее. Это приказ. Конец.

Ответил сержант Хабиб, занявший место старшины… попытавшийся занять. Он понимал, что их действия нарушали приказ.

— М-пес-пять М-псу-один. Простите, сэр. Прекращаем немедленно. Конец.

Боевой сим сжал двадцать кубических миль пространства до одного трехмерного изображения. Я увидел, как команда отступила, перестроилась и стрелой помчалась к цели. Казалось, они в дюймах от станции, но их разделяло как минимум полмили.

Я вышел на частоту корабля, вызвал Луг и включил свои двигатели на полную мощность. Команда опустится на поверхность «Т-12» где-то минут через десять. Я хотел прибыть одновременно с ней. Луг пока что была жива и звучала бодро.

— Проныра-один М-псу-один. Прием.

— У меня пяток плохих парней прячутся за камнем. Конец.

— Вас понял, М-пес-один. Осветите камень. Конец.

Убедившись, что мою команду не заденет, я «осветил» камень на своем симе. У Луг он тоже «осветился». Ответ последовал немедленно.

Луг вышла из солнца, угостила забастовщиков ракетой и ушла с парой ракет «земля-воздух» на хвосте. Мне хотелось посмотреть, как она сбежит, но я не сводил глаз с основной цели. Артиллерия Лут класса «корабль-корабль» была в сто раз серьезнее наших снарядиков, и взрыв получился настолько яркий, что затемнил мое забрало. Сержант была бы рада. Конечно, это всего лишь обмен, но лучше, чем ничего.

Астероид приблизился уже настолько, что закрыл собой звездное поле. Скала вращалась, но медленно, значит, посадка будет мягкой. А вот остаться на поверхности, особенно во время боя, будет потруднее. Один чересчур энергичный прыжок — и я повисну на орбите «Т-12», как учебная мишень. Да, я смогу опуститься, включив двигатели, но на это потребуется время. Забастовщикам же этого с лихвой хватит, чтобы выследить и смести начисто мою задницу. Еще одна неприятная мысль.

Рабочие повесили носы. Быстрые атаки Лут сотоварищи обработали мерзавцев, но кое-какие противопехотные ракеты, лазерные лучи и пули все же поднялись нам навстречу.

Майор осветил один из секторов и приказал садиться там. Первой прибудет команда До и получит сомнительную честь обезопасить зону высадки (ЗВ).

Теперь мы были совсем близко и могли видеть все собственными глазами. То, что я увидел, мне не понравилось. От моей команды осталось меньше половины, человек пятнадцать. В одного из них, рядового по фамилии Раскин, попали, и он, потеряв контроль, понесся к астероиду. Из пробоины забилась струйка пара, но исчезла, когда скафандр герметизировался. Кто-то из команды окликнул:

— Эй, Раскин! Слышишь меня? Уходи, уходи, не то…

Раскин ударился о поверхность, отлетел и распался на куски, когда забастовщики ударили по нему всем, что имели.

Я выругался. Команда вела ответный огонь, я прибавил к нему свой и вырубил двигатели. Теперь инерция несла нас, как ветер несет по весне пушистые парашютики одуванчиков. Но вот ботинки ударились о грунт, и вверх взметнулись фонтаны пыли. Не оседая, они повисели мгновение и поплыли прочь.

33
{"b":"7200","o":1}