ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Соблазню тебя нежно
Проклятый ректор
Путь художника
Раз и навсегда
Мой любимый враг
Полночная ведьма
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Призрак
A
A

— Вы только посмотрите! Это называется телохранитель! Лежит себе, отдыхает, пока я делаю его работу!

Это было несправедливо, и я уже собирался сказать об этом, когда увидел три тела вместо четырех. Я с трудом встал.

— Я вижу только троих… где четвертый?

Пожав плечами, Саша указала на кусты:

— Я попала в него, даже дважды, но он ушел.

Посмотрев, куда она указала, я увидел кровь.

— Проклятие!

Девочка сердито возразила:

— Жаль, конечно, что он ушел… но мы уменьшили шансы.

«Она это серьезно», — удивился я.

— Да? И на сколько?

Девочка мрачно задумалась. Если на барже оказалось четверо убийц, почему не оказаться пятерым? Или шестерым? Или десятерым? Высокомерие может привести к гибели. Голос подтвердил мои опасения. Он шел откуда-то из кустов.

— Неплохо для раненного в голову и подростка, но это еще не конец. Далеко не конец. Я вернусь, будьте уверены! Я вернусь, когда вы меньше всего будете этого ожидать.

Вскочив на контейнер, я увидел, как в пятидесяти ярдах от нас взмыло в воздух облако робонасекомых. Может, пойти за ублюдком? Нет, это неразумно: кусты дают хорошее прикрытие, к тому же нет уверенности, что он один.

Стоя на ящике, я представлял собой отличную мишень, а потому поспешил спрыгнуть. Джой ухватилась за мою брючину и мигом забралась на плечо. Держась за ухо, она уперлась ногами мне в шею и откинулась назад. Вид у нее был донельзя счастливый.

— Эй-йя, босс! Как дела?

Увидев веселье, пляшущее в ее глазах, я вдруг понял одну очевидную вещь. Вомба наделил Джой единственной эмоцией, которую хотел в ней видеть. Эмоцией, которую едва ли сам испытывал, но надеялся испытать, если она будет рядом. Не удалось? Может, поэтому он и подарил Джой мне?

Я выдавил улыбку.

— Дела неплохо, учитывая обстоятельства. Спасибо за помощь. Ты спасла мне жизнь.

Засияв от удовольствия, Джой потерлась о мою щеку. Ее миниатюрные груди задевали ухо, и у меня в голове забродили странные мысли. Я сдернул Джой с плеча и, успокаивающе улыбнувшись, поставил на пол. Она счастливо захихикала и прошлась «колесом», только длинные стройные ножки замелькали. Да, сомнений не было — Джой нужна одежда.

Но нас ждали более срочные дела. Прежде всего следовало собрать оружие, которое так любезно принесли с собой наши противники, и обшарить их карманы. Занятие неприятное, но полезное. Мы нашли деньги, всего около четырех тысяч, много боеприпасов, несколько газовых гранат и столько ножей, что впору открывать ножевую лавку. Кроме этого, обнаружились запрещенные наркотики двух видов и, наконец, временные пропуска, которые выдаются нештатным. Такие пропуска можно установить на любой срок от одного дня до года, и по истечении срока они стираются. Но эти карточки были действительны: трехмерная фотография, отпечаток большого пальца, кодовая полоска — все как положено. Проку нам от этого не было никакого, если не считать того интересного факта, что все пропуска выданы «Транс-Солар». Я протянул карточку Саше.

— Это называется отделались от них на Марсе.

С минуту девочка молча разглядывала пропуск.

— Черт.

— Вот именно. Может, скажешь все-таки, в чем дело?

Саша снова упрямо сжала губы.

— Я уже сказала.

Грустно покачав головой, я встал.

— Ага. А корпы занимаются благотворительностью. Ладно, давай уберем тела, пока они не завоняли. Я вроде видел возле кладовки отверстие для выброса.

Что было легко при невесомости, при нормальной силе тяжести превратилось в тяжелую работу. Меня всегда удивляло, что люди весят после смерти больше, ну, или так кажется. Ведь жизнь тоже должна что-то весить, и раз она оставила тело, оно, подобно опорожненной фляжке, должно стать легче. Но в мире все устроено иначе, что с радостью подтвердят вам парни с местной труповозки.

Однако и с этим мы справились: закатили тела на грузовой коврик, приволокли к отверстию. Поднимать трупы и запихивать вниз, в трубу, было не особенно приятно, но лучше уж мы их, чем они нас. Ну а закрыть люк, герметизировать его и нажать зеленую кнопку труда не составило.

Легкая вибрация сопровождала откачку воздуха из камеры, а когда тела выбросило из трубы, я услышал глухой стук. Я попробовал вызвать подобающие в таких случаях религиозные мысли, но не удалось. Трудно сочувствовать убийцам, мертвым или живым, а весь мой религиозный опыт, если он и был, исчез вместе с прочими воспоминаниями.

Адреналин испарился, прихватив с собой решимость. Мне стало страшно. Да и кто не испугается, окажись он в ловушке на летящей в космосе барже с десятком охотящихся за ним киллеров? Ну, может, не с десятком, но с одним — уж это точно. Поэтому страх был естествен, а самоуверенность была бы просто глупостью. Но страх — тягостное чувство. Он подтачивает силы и, пока не избавишься от опасности, держит тебя в постоянном напряжении. А как от нее избавиться? Возвращение в нашу «крепость» только обострило вопрос.

Андроид лежал все там же. Небесно-голубая кровь робота смешалась с красной человеческой и засохла коричневатой коркой. Наш закуток, такой уютный и безопасный до нападения, показался теперь очень уязвимым. Я как раз задумался над этим, когда Саша снова приняла командование. Подбоченившись — один пистолет в кобуре, новый второй заткнут за пояс, — она приказала:

— Собирай вещи, Макс. Мы уходим.

Позже, оглядываясь назад, я вспомнил, как она начала командовать, и удивился, как я мог быть таким тупым. Впрочем, если уж на то пошло, я и сейчас не лучше, но в тот момент я проявил прямо-таки исключительную тупость.

— Да, — медленно кивнул я. — Вероятно, ты права. Незачем здесь оставаться. Построим форт в каком-нибудь другом месте.

Сашины брови сурово сдвинулись.

— Нет, мы не будем строить форт. Ты был прав, Макс. Я не послушалась тебя, не приняла твоего совета, и вот он, результат. — Ее лицо на мгновение смягчилось, и во взгляде вспыхнуло что-то похожее на привязанность. — Ты хорошо знаешь свое дело, Макс, и никому не позволяй говорить обратное. Если бы не ты, я была бы мертва.

Комок застрял у меня в горле, на глаза навернулись слезы, и тепло разлилось по телу. Я с трудом взял себя в руки.

— Спасибо… рекомендательное письмо было бы очень кстати. Но почему не будем? Я о форте.

— Потому что мы собираемся выследить ублюдка, — холодно сказала Саша. — И его приятелей, если кто-то еще остался.

Идея взбудоражила мой мозг, как рассвет нового дня. Телохранители по натуре реактивны, всегда направлены на оборону, а не на нападение, поэтому поначалу план показался мне слишком радикальным. Но чем больше я о нем думал, тем больше он мне нравился. Зачем ждать, когда мерзавец нападет, если можно найти эту скотину, убрать и спокойно наслаждаться путешествием. Прекрасная идея.

Мы подняли андроида, поставили так, чтобы он не упал, и немного повозились с его правой рукой. Я решил, что поднятый палец все скажет, и, может, убийца его увидит.

Быстро собрав веши и запихнув их в рюкзаки, мы покинули свой обустроенный уголок. Но ноша, с которой мы легко справлялись при невесомости, чертовски потяжелела и сильно замедляла нас. Саша тащила рюкзак и скафандры, я — все остальное. Джой была для груза слишком мала и разведывала дорогу. Мы направились к правому борту и были настороже. Второе нападение казалось маловероятным, но все-таки возможным.

— Так не годится, — задумчиво проговорила Саша. — Со всем этим барахлом мы будем трупами, если на нас нападут. Нет, нам нужна парочка тайников на случай, если один обнаружат.

Возможно, я умственно неполноценный, но хорошую идею всегда узнаю. А это была хорошая идея — спрятать часть вещей. Я завертел головой в поисках надежного местечка и к собственному своему изумлению нашел.

Вообще-то вентиляция — очевидный выбор, особенно для того, кто жил на 38-м Подземном уровне Си-Такского Урбоплекса, где хороших тайников чертовски мало. Сетка на вентиляционном отверстии крепилась четырьмя винтами, но, по счастью, у одного из покойников мы нашли универсальный карманный нож из нержавеющей стали. Весил он полтора фунта, а инструментов, что были в нем, хватило бы для мозговой хирургии. Вытащив чудовище из кармана, я извлек отвертку и приступил к делу. Саша внимательно наблюдала.

38
{"b":"7200","o":1}