ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчишка стал возмущенно вырываться.

— Ты убила мою сестру!

Я ждал, что Саша скажет что-нибудь ласковое, чтобы утешить парнишку, и представьте мое удивление, когда она приставила к его голове пистолет.

— Слушай, ты, щенок! Я застрелила твою сестру, потому что она пыталась убить меня. А теперь говори, где контрольная комната, или твои мозги размажутся по стенке! Выбирай.

Из-за двери донеслись громкие ругательства, и кулаки замолотили по стали. Я посмотрел на Джой. Улыбнувшись, она отрицательно покачала головой. Что бы она там ни сделала с замковым механизмом, дверь какое-то время продержится. Я снова повернулся к мальчишке. Все мысли были написаны у него на лице. Малый до смерти ненавидел нас, но хотел жить. Правильного решения не пришлось долго ждать. Слезы остановились, мальчишка поднял глаза к моей черепной пластине.

— Я не скажу, где она… но я покажу.

Парня не назовешь болваном. Чем дольше он придерживал информацию, тем дольше жил. Саша кивнула согласно.

— Хорошо, веди. Но помни: одно неверное движение, и я выпущу тебе мозги.

Знал мальчишка дорогу или повел нас наугад, одному черту было известно. Мы прошли по коридору, вверх по лестнице и через вспомогательный проход вышли в еще один большой коридор. В коридоре на полу валялись объедки, пустые банки из-под спиртного и темнели засохшие лужи крови. Да, мы на верном пути: убийцы обожают попойки. Бот-уборщик, этакий механический ящик, бибикнул и слопал пустую пищевую коробку.

Мальчишка прижал палец к губам. Кивнув, мы пошли за ним по коридору. Сначала я, за мной — Саша и Джой. Почти замазанную оранжевой краской надпись «Контрольный центр» на люке в дальнем конце коридора все же можно было различить, и я гордился, что сумел ее прочитать. Но как узнать, там убийца или нет? Я посмотрел на камеру безопасности, а она, не мигая, уставилась на меня. Видит меня убийца? Ждет, чтобы мы попали в ловушку? Пока не войдем, не узнаем. Мальчишка остановился в десяти футах от люка. Я проверил оружие.

— Я пойду первым. Прикрой меня.

Саша кивнула. Ее лицо побледнело, а губы сжались в длинную тонкую линию. Девочка боялась и чертовски правильно делала, этот страх говорил о неизбежном взрослении.

Я повернулся к мальчишке, но того и след простыл. Мое сердце забилось быстрее. У щенка были все основания подбежать к первому же устройству аварийной связи и поднять тревогу.

Я нажал кнопку, люк открылся. Я ворвался в помещение, резко повернулся в одну, потом в другую сторону и почувствовал себя круглым дураком. По переборкам выстроились контрольные панели. Мониторы показывали мили пустых коридоров. В вентиляции над моей головой шептал воздух, но никого не было. Мой пульс замедлился.

Вошла Саша, обвела комнату оружием и посмотрела на меня. Только я пожал плечами, как убийца прыгнул из подвесного сиденья, приземлился на ноги и выстрелил Саше в спину. С удивлением на лице девочка шагнула в мою сторону и упала ничком.

Мой пистолет был в световых годах от нужного положения. Проклиная гравитацию, замедляющую движения, я все же повернул его к цели. Только бы опередить убийцу.

Время словно застыло, и я успел заметить, что глаза у мерзавца черные, как сточные колодцы, а зубы белые-белые. Что на шее у него — золотое распятие, а левое плечо искусно забинтовано. Что в руке у него «Руджер дартмастер», его палец нажимает на спусковой крючок, в моей руке пистолет дергается, дротики идут выше середины его тела и пробивают горло.

Убийца схватился за шею, пытаясь остановить кровь, но она просочилась между пальцами и закапала на рубашку. Думаю, в тот момент он потерял сознание, а умер где-то через минуту, но мне на него было совершенно наплевать. Меня не покидала мысль о Саше. Девочка была для меня… даже не знаю, кем она для меня была. Не другом, это точно, потому что у друзей нет друг от друга секретов. Но и не клиентом, потому что клиенты — это деньги, а я уже давно не вспоминал о пятидесяти К.

Нет, я не мог определить, кем была для меня девочка, но я чувствовал смесь гнева, страха и скорби. Я встал на колени возле Саши, поискал пульс. Пульс был. Я обрадовался и тут же испугался: ведь ей нужна помощь, а я не знаю, что надо делать. Ее рубашка на спине промокла от крови, и кожа была белее, чем должна бы. На голове я увидел шишку от удара об пол.

— Прошу прощения… — раздался голос сзади. Я резко обернулся. В дверях стоял пожилой мужчина. Я уже спускал курок, когда подбежала Джой.

— Не стреляй! Это доктор!

Мужчина улыбнулся и протестующе поднял руку.

— Не доктор, а только помощник врача.

Должно быть, он увидел сомнение в моих глазах, потому что указал на мертвого убийцу и пояснил насмешливо:

— Я перевязал ему рану… хотя, похоже, мои усилия пропали даром.

— Он предложил помощь, — сияя, добавила Джой.

Я вспомнил, с каким знанием и опытом было перевязано плечо убийцы, и встал. Помощник врача наблюдал за мной. У него были редкие седые волосы, несообразно крупный нос и двухдневная щетина. Одежда, хотя и старая, была безукоризненно чистой, а когда-то и модной. Я увидел, что глаза у него голубые и ясные, как тропическое море, и в них нет страха. У меня появилось ощущение, будто все, что могло, с ним уже случилось. Черт, да из чего мне, собственно говоря, выбирать?

— Он попал ей в спину, док. Сделайте все, что сможете.

Мужчина кивнул, опустился на колени возле Саши и принялся за дело. Сначала блеснул нож — док разрезал пропитанную кровью ткань. Потом из чемоданчика у его колена появилась марля. Из ран хлынула кровь, но мужчина быстро вытер ее. Входные отверстия были справа над лопаткой. Док отыскал выходные отверстия и заклеил их пластырем. Кровотечение остановилось. Удовлетворенно кивнув, он ввел иглу Саше в вену и вручил мне пакет с какой-то жидкостью.

— На, не стой без дела.

Надпись на пакете была мне не по зубам, но чем бы ни была жидкость, она стекала по трубке в тело Саши. Док подсунул руку девочке под спину.

— Положение пока стабильное, но кто знает, что происходит внутри. Может быть задето легкое. Помоги ее перенести.

Джой вскарабкалась мне на плечо. Я дал ей пакет с внутривенным и поднял Сашу за ноги. Мы перенесли девочку к стойке, положили. Взяв у Джой пакет, я послал ее за водой. Когда вода прибыла, я вытер кровь, чтобы Саша не так ужасно выглядела, а док тем временем прикрепил к телу девочки липкие диски и с помощью портативного монитора проверил ее жизненные показатели. Затем, пару раз кивнув и пробормотав что-то, он занялся шишкой на Сашином лбу. Глазная повязка девочки съехала, и он ее поправил.

— Что случилось с ее глазом?

— Она его продала.

Док посмотрел на меня, как обычно смотрят на корпов.

— Скотина.

Я махнул рукой, и пакет с внутривенным закачался.

— Вы не так поняли, док! Я тут совершенно ни при чем!

Он начал отвечать, но его перебил третий голос.

— Не двигаться.

Я повернулся и уперся взглядом в дуло кольта «спейс мастер». У меня же был ноль: основной пистолет в кобуре, а запасной заткнут сзади за пояс. С тем же успехом все это оружие могло остаться на Марсе. Я посмотрел на мужчину, держащего кольт. Невысокий, с брюшком, и одет лучше, чем полтора десятка столпившихся сзади него человек. Что-то в манере мужчины держать оружие сказало мне, что он умеет им пользоваться. И голос его звучал спокойно.

— Подвинься, док… ты мешаешь.

Док с упрямым видом покачал головой.

— Здесь уже было достаточно убийств.

Мужчину это не тронуло.

— Скажи это Кертцу, Николсу, Чин и еще парочке. Они мертвы.

Док медленно покачал головой и встал между мной и кольтом. Выучка и инстинкт подсказывали мне воспользоваться моментом, вытащить оружие, выстрелить через тело дока и прикончить того, с кольтом, на месте. Но вместо этого я прислушался к доку. Он ответил спокойно:

— Кертц, Николе и Чин пошли на риск и проиграли. Это была самозащита, и ты это знаешь. Тебе нужны деньги? Ну так они вон там лежат. Бери, не стесняйся.

41
{"b":"7200","o":1}