ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саша подняла голову. Ее лицо выражало то ли беспокойство, то ли облегчение, я не разобрал. Или это была очередная часть представления, к которому ее готовили? Черт его знает.

— Прости, Макс, я действительно лгала. Я хотела рассказать, но поклялась, что не сделаю этого.

Я подыскивал слова, чтобы сказать ей, как мне больно, как я ее ненавижу, но так и не нашел. И молча пошел к выходу, вышел из комнаты, услышал, как дверь захлопнулась за мной.

Я шел долго. Через жилые районы, хорошие и похуже, мимо усиленно охраняемых научных секций, наружу, в атриум размером с кафедральный собор. Он был одной из тех вещей, за которые корпы ненавидят платить, но платят, потому что психиатры утверждают, что без них рабочие сойдут с ума.

Между ухоженными клумбами и островками травы вились посыпанные гравием дорожки. Гравий был выкрашен в белый цвет, но большая часть краски уже облезла. По краям парка росли генетически сконструированные деревья, загораживая серую скалу.

Мне пришло в голову, что растения дают еще и дополнительный кислород, и я спросил себя, откуда появилась эта мысль? Как я это узнал? Действительно ли я такой тупой, как сказал Курт? Какая часть меня — я, а какая — не я? Голова заболела, и мысли сбились.

Мимо меня прогуливались люди, толпились под деревьями, как будто заимствуя у них силы или пытаясь укрыться от дюрапластового неба.

Парочка зебов-женщин окинула меня взглядом и поместила в тут же придуманную категорию «хромоголовый чудак с роботом на плече». Они о чем-то переговаривались, наблюдая за мной краем глаза, когда проходили мимо.

Я сел на скамейку, подпер рукой голову. Знание того, что сделали с моей головой, того, что в моем мозгу что-то спрятали, казалось очень тяжелым и усиливало боль. Но я заставил себя думать. Мою жизнь принесли в жертву. Но чему? Что Сашина мать спрятала там, в самом центре моего существа? Чудо медицины? Оружие конца света? И что мне делать теперь с этим? Пустить пулю в лоб? Пробираться обратно на Землю? Что?

Ярко-красный мяч подкатился к моей ноге. Подбежал мальчишка, вытер нос тыльной стороной руки и сказал:

— Мяч. Мой мяч.

Заставив себя улыбнуться, я подтолкнул к нему мяч носком ботинка. Мальчуган поднял его, снова сказал: «Мой мяч» и убежал.

Внезапно мысли просветлели. Снова наступил один из тех удивительных моментов ясности, которые не раз спасали меня в прошлом. Я понял, чего я хочу. Нет, не хочу, а должен делать. Моя голова принадлежит мне, черт побери, что бы Марша Касад в ней ни спрятала, и только мне решать, выпускать это на свободу или нет. Ну, а учитывая, что «зеленые» знали не больше моего, а Курт не собирался ничего рассказывать, мне оставалось одно: получить информацию у Сашиной матери. И чтобы при этом меня не поймали, не выкачали мои мозги и не убили. Это напомнило мне о Саше, моем маленьком телохранителе и лгунье корповой выучки. Я использую ее так же, как она использовала меня.

Решение вызвало прилив сил. Я ухмыльнулся, до смерти испугав какую-то девчушку, и направился в нашу квартиру. Доктор Касад послала за мной, и я был в пути.

17

«Капитан и экипаж приглашают вас на „Бал Юпитера“».

Из приглашений, разосланных всем пассажирам «Солнечной Королевы».

Многие мечтают о гранд-турне по Солнечной системе, но не все могут себе это позволить. Те, кто может, выбирают из двух великолепных кораблей: «Солнечная Королева» и «Солнечная Принцесса». И тот, и другой — собственность «Риджис Лайн», одной из немногих компаний, идущих голова к голове с «Транс-Солар», если не чуть впереди. Вот почему мы с Сашей почувствовали себя в достаточной безопасности на «Королеве». «Транс-Солар» могла иметь на борту агентов, но мы надеялись, что служба безопасности «Риджис» держит их в узде.

Корабль начал свое путешествие с Земли, сделал остановку на Марсе, а теперь отдыхал в поясе астероидов, прежде чем отправиться к Юпитеру и Европе. Как раз туда, куда нам было нужно.

Как и «Принцесса», «Королева» предназначалась для очень богатых и отвечала самым строгим требованиям. Правда, никого из этих богачей не было возле шлюза Палубы В, через который проходили непритязательные мы. Довольно длинная очередь из роботов, зомби и нештатных.

Из последних мои глаза выхватили женщину. Голубоглазую блондинку с пунцовыми губами. Она стояла на одного человека впереди меня. Не знаю, чем женщина так привлекла мое внимание, может, манерой держаться или тщательно подобранной одеждой, или дорогими духами, дразнившими меня.

Как бы там ни было, я стоял и пялился на нее. Словно почувствовав мой интерес, женщина обернулась и улыбнулась. Мне вдруг стало жарко. Я улыбнулся в ответ. Но месяцы опасности сделали меня осторожным. Да, ее могли прельстить мое очевидное обаяние и суровая, но приятная внешность. Но как насчет других возможностей? Что, если под обличием элегантной леди скрывается киллер? Или убийца-андроид? А может, она — тщательно замаскированная бомба? Впрочем, выглядела-то она достаточно невинной, и мое половое влечение заявило, что она — самая замечательная вещь после нарезанного хлеба. Я уже готов был сказать или сделать какую-нибудь глупость, когда очередь продвинулась и увлекла ее с собой.

Оглянувшись на Сашу, я увидел, что девочка хмурится. Она видела наш обмен улыбками, и ей это не понравилось. Ну, очень жаль. Прошли те дни, когда она приказывала, а я подчинялся. Теперь у меня были собственные причины лететь на Европу, причины, которые шли дальше их наживки из пятидесяти К, так что не имело значения, со мной Саша или нет. Конечно, неплохо, что она украла достаточно денег, чтобы заплатить за билет, и прикроет мою спину, если дойдет до перестрелки, но я мог обойтись и без нее. И девочка это понимала. Поэтому ничего и не сказала, и мы в полном молчании прошли люк, подождали, когда шлюз откроется, и вошли в роскошные внутренности «Королевы».

Даже на Палубе В, которой было безмерно далеко до великолепия палуб А и Б, царила безукоризненная чистота. В космосе нет ничего более редкого и легкомысленного, чем настоящее дерево, и именно им создатели корабля покрыли стандартные переборки из дюрастали. Везде, куда бы ни падал взгляд, я видел полированное дерево, латунные детали и толстые ворсовые ковры. По сравнению с баржей — контраст разительный.

Саша предлагала мне взять на двоих одну каюту ради большей безопасности и меньших расходов, но я отказался. Чем меньше я буду видеть маленькую предательницу, тем лучше. Да и немного уединения для разнообразия будет приятным.

Удивительное дело, моя каюта была меньше той, что я занимал на «Красном Торговце», но при этом намного роскошнее. Во-первых, работал водопровод, совершенно ненадежный на «Торговце», во-вторых, было много такого, чего там и в помине не было: высшего качества развлекательный пульт с виртуальной реальностью, заполненный напитками мини-бар, автогорничная размером с тостер, которая чуть не свихнулась, прибирая за мной, да еще вращающиеся шкафы, которые могли вместить очень большой гардероб — в моем случае почти не существующий.

Итак, желая проникнуться духом корабля и насладиться многочисленными удобствами, я принял долгий расточительный душ, оставил толстое махровое полотенце автогорничной, пусть утаскивает, надел свою самую приличную одежонку и отправился изучать наш временный дом. Джой зароптала, когда я велел ей остаться в каюте, но я решил, что достаточно заметен и без восседающего на плече миниатюрного робота. Люк закрылся под ее протесты.

Я отправился в дальние пределы Палубы В. Хотя Палубы А и Б были, вероятно, поинтереснее, обитателям Палубы В не разрешалось посещать вышестоящих без специального приглашения.

Коридор плавно завернул направо. То и дело мне встречались другие пассажиры, и все они, за исключением детей, не обращали ровно никакого внимания на мой покрытый хромом череп. Да еще и улыбались приветливо, как будто моя голова вдруг волшебным образом превратилась из уродства в простую эксцентричность.

49
{"b":"7200","o":1}