ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Энергичными усилиями они сначала посадили меня, а затем поставили, подпирая с двух сторон. Я тяжелый, и протащить меня по каюте к люку было нехилой работенкой. По приказу Линды люк открылся. Я хотел увидеть ее лицо, хотел увидеть, переживает ли она, но голова отказалась повернуться.

Сперва я решил, что они спятили, вытаскивая меня таким образом в коридор, но я ошибся. Вдрызг пьяные пассажиры, бродившие кучками по коридорам, в большинстве своем тоже были в костюмах и нашли зрелище пьяного пирата исключительно забавным. То же самое в салоне: пока «зеленые» тащили меня через салон, толпа покатывалась со смеху и подпевала: «Йо-хо-хо и бутылка рома».

А когда мы свернули в служебный коридор, пассажиры вообще перестали попадаться. Я надеялся, может, кого из экипажа удивит наше присутствие и он потребует объяснений, но коридоры были пусты. Во всяком случае, так мне показалось на слух, потому что мое зрение было ограничено сначала бежевым ковром, потом полированным настилом, а потом неприкрашенной сталью.

Но хорошо знакомые с невесомостью космиты имеют обыкновение рисовать указательные знаки на всех имеющихся поверхностях, в том числе на полу. Компания «Риджис» не была исключением. Слова «Аварийный шлюз» и стрелка, указывающая направо, проползли перед моими глазами, когда «зеленые» тащили меня за угол. Шлюз! Они собираются выбросить меня из шлюза! Я представил себе формальный отчет следствия: «…итак, ввиду отсутствия доказательств злого умысла и ввиду отсутствия признаков психической неустойчивости, мы заключаем, что пассажир Смит, находясь в нетрезвом виде, забрел в шлюз и открыл наружный люк…» Трагичная, но понятная ошибка.

«Зеленые» тащили мой мертвый вес уже, наверное, с четверть мили и порядком устали. Оба тяжело отдувались, желая скорее отделаться от ноши.

— Здесь, — пропыхтел Траск, — в конце коридора. Идем.

Филипп заново обхватил мою талию, и вместе с Траском они потащили меня к моей смерти. Я представил, каково будет услышать, как люк закрывается, почувствовать вибрацию, когда заработают насосы, хватать ртом воздух в отчаянной попытке продлить жизнь, зная, что это безнадежно, чувствовать, как лопаются легкие, видеть, как начинает открываться внешний люк и на мгновение увидеть звезды перед тем, как вакуум высосет меня. Я закричал, но из горла не вышло ни звука.

И в этот самый момент три пары ног появились передо мной, и Сашин голос сказал:

— Думаю, джентльмены, вы не туда повернули. Салон там.

18

«Защитой своих прав на „Проект Свобода“ и регулированием доступа к нему „Протек“ заработает для своих акционеров прекрасные дивиденды, изменяя в то же время ход истории человечества».

Из черновика 16.2 неопубликованного пресс-релиза «Протек».

Вне всяких сомнений, девочка спасла мне жизнь, даже если ее мотивы остались темны. Оказавшись лицом к лицу с Сашей и двумя охранниками «Солнечной Королевы», Траск и Бей притворились пьяными и потребовали проводить их в бар. Никто им не поверил, меньше всего я, но это дало охранникам возможность избежать конфликта с «зелеными», допуская, что они знали, с кем имеют дело. А я готов был биться об заклад, что они знают. Охранники устроили целое представление, провожая нас до кают и увещевая не пить.

Да, нравится это или нет, Саша со своим упрямством спасла меня от одностороннего путешествия через шлюз. Но следующие попытки «зеленых» или кого другого устроить мне это были только вопросом времени. Вот почему, учитывая, что охранники остались подчеркнуто нейтральными, я изменил свое первоначальное решение и въехал к Саше. Пусть будет тесно, зато гораздо безопаснее, чем жить одному.

Боясь идти на открытый штурм, «зеленые» прибегли к хитростям. Линда пыталась выманить меня обольстительными звуковыми посланиями, Траск делал тщетные попытки прослушать нашу каюту, а люди «Риджис» контролировали каждое наше действие.

Мы, в свою очередь, послали Джой на разведку по вентиляционным трубам, смотрели развлекательное видео и наслаждались изысканными блюдами, приносимыми нам в номер. Ну а так как трудно есть, не разговаривая друг с другом, я позволил себе быть дружелюбным.

Саша, казалось, обрадовалась этому и, поскольку великая тайна вылезла наружу, ослабила свою осторожность. Мы сидели на кровати — Саша в майке «Риджис Лайн», в шортах и со своей глазной повязкой, — а подносы с едой стояли между нами. Девочка рассказывала о своем детстве, и ее история была чертовски тягостной.

— …так что, хоть я и обучалась военным искусствам, я не знала зачем, пока Марша не вызвала меня в свой офис и не рассказала о задании.

Я поднял брови.

— Ты зовешь ее Марша?

Саша улыбнулась.

— Все остальные зовут ее доктор Касад.

Я в изумлении покачал головой.

— Ну и что дальше?

— Она рассказала, как одного мужчину взяли в плен во время войны и использовали в качестве хранилища для ценных исследований. Исследований, на повторение которых ушли бы годы и в которых она нуждалась, чтобы закончить важный проект. Моей задачей было найти и привести обратно этого мужчину, но сделать это так, чтобы он не узнал о своем значении и чтобы обмануть конкурентов. — Она улыбнулась криво. — Три блина, и все комом.

Я игнорировал шутку.

— И что ты сказала?

Саша уставилась на постель, а потом снова подняла голову.

— Я не сказала того, что должна была сказать. Я не сказала, что это неправильно, я не сказала, что я в ужасе, я не сказала нет. Я сказала: «Хорошо, мадам» и сделала, как мне велели.

На минуту повисло молчание. Слезы потекли по Сашиным щекам. Что-то разбилось внутри меня, и по моим щекам тоже покатились слезы. Я вытер их.

— И что ты будешь делать? Когда мы попадем на Европу?

Ее взгляд ушел в пространство.

— Честно, не знаю. То, что сделала Марша, неправильно, но она моя мать, и этот проект много значит для нее.

Я кивнул. Это был честный ответ и шаг в нужном направлении.

Благодаря Джой и времени, которое она провела в вентиляции над каютой Линды Гибсон, мы узнали об их плане похитить меня задолго до того, как корабль опустился на Станцию Европа.

Европа, меньший из четырех самых крупных спутников Юпитера, — это покрытый льдом шар. Его светлая поверхность испещрена множеством красноватых протяженных линий — трещин, где вода изверглась из океана и мгновенно застыла. Не слишком гостеприимное место, пока не сравнишь с самим Юпитером, в атмосфере которого, на девяносто пять процентов состоящей из водорода и гелия, играют вихри, способные поглотить целые планеты.

Поэтому неудивительно, что «Протек» устроил свою базу на спутнике и выбрал тот, где есть не только обилие воды, но, благодаря приливной активности Юпитера, частично расплавленная мантия — готовый источник геотермальной энергии.

После того как станция была построена, финансовая необходимость вынудила «Протек» сдать в аренду часть постоянно растущих обиталищ другим корпорациям, но «Протек» по-прежнему распоряжалась и держала остальных корпов на коротком поводке.

Поэтому еще больше изумлял план «зеленых», которые собирались выхватить меня прямо из-под носа у «Протек». Они планировали провести похищение, когда пассажиры будут высаживаться, и либо убить меня, либо держать узником — тут они не пришли к согласию. Бей, благослови Господь его экологическое сердце, был за то, чтобы сохранить мне жизнь, Линда выступала за смертную казнь, а Траск колебался.

Нечего говорить, что меня не устраивали оба плана, да и Сашин тоже, так как он был равносилен добровольной передаче себя в руки ее матери. Поэтому без ведома моей спутницы-подростка я разработал свой собственный план, с изъянами, как всегда, но лучше, чем ничего.

Все наблюдали за приближением по корабельному видео, не исключая и нас. Кровать служила одновременно противоперегрузочной кушеткой, и после переданного предупреждения мы пристегнулись.

Поначалу спутник казался не больше бильярдного шара, но быстро увеличился. И вскоре корабль запустил мощные отталкиватели и добился взаимодействия с довольно анемичной силой тяжести Европы.

53
{"b":"7200","o":1}