ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я закричал. Компьютер принял мысль и превратил ее в пронзительный визг. Все в комнате, человек пятнадцать, вздрогнули и заткнули уши.

Тепло и счастье разлилось вокруг меня. Из ниоткуда пришло хихиканье и зажурчало через мой ум.

— Джой?

Теперь ее голос казался ближе, и эхо исчезло.

— Привет, босс. Прости… потребовалась целая минута, чтобы найти тебя. У этого компьютера слишком большая память. Тебя спрятали в файл «Проект Свобода».

Я почувствовал одновременно счастье, растерянность и беспокойство.

— Я в компьютерном файле? А где тогда ты?

Джой хихикнула.

— Панорамируй вправо и увидишь мое тело. Я оставила свою операционную систему там… но большая часть моей личностной программы здесь, с тобой.

Я подумал «панорама вправо», и картинка двинулась. Камера! Я смотрел через одну из многих камер безопасности, установленных по всему обиталищу. Появилась Джой. Казалось, будто она очень далеко. Камера резко пошла вверх. Я приказал ей остановиться и увидел, что Джой снова голая. На руках и ногах обрывки липкой ленты. Прежде чем сунуть палец в гнездо интерфейса, миниатюрный робот принял трагическую позу.

— Вижу тебя… рисуешься, как обычно. Спасибо, что пришла на помощь. Но почему компьютер «Протек» подчиняется моим командам?

Джой засмеялась. Звук обладал удивительной пузырчатостью, и мне захотелось улыбнуться.

— Потому что я ему велела… вот почему.

Я все еще дивился подарку Вомбы, когда из неимоверной дали, как будто из-за тысяч миль, пришел голос.

— Макс-с-с-с? Ты-ы-ы-ы меня-я-я-я слы-шишь-шь-шь-шь?

Я пожелал, чтобы эхо исчезло, и спросил себя, есть ли другие камеры, кроме той, через которую я смотрел? Мысль еще только рождалась, когда мое зрение перепрыгнуло по трем дополнительным камерам в лаборатории, вынеслось в коридор, а затем в места, которых я еще не видел. Я приказал компьютеру вернуться в лабораторию. Потребовалось усилие, чтобы игнорировать мое собственное бедственное состояние и сфокусироваться на внешнем мире.

Ежик и два ее подручных валялись на полу. Санчес лежала поперек моего тела, а Линда — как всегда, безупречная, — стояла с пистолетом в руке. Пистолет был цвета золота и подходил к ее серьгам.

Еще в комнате был Траск, а с ним Бей и женщина, которую я никогда раньше не встречал. Надетая на ней спецодежда «Протек» намекала, что женщина — какой-нибудь тайный агент. Все трое держали оружие нацеленным на кучку застывших от ужаса специалистов. Да, надо было отдать должное «зеленым». Увидев меня на наблюдательной палубе, Бей зря время не терял, быстро нашел подкрепление и выследил меня. Я понял, что далекий голос принадлежал Линде и подумал ответ. Он прогремел через оповещательную систему.

— Да, я слышу тебя.

Линда нахмурилась и оглядела комнату. Я чуть-чуть панорамировал. Мотор зажужжал, и она посмотрела в нужную камеру. Судя по ее лицу, она либо беспокоилась обо мне, либо была чертовски хорошей актрисой. А может, и то и другое.

— Ты видишь, что представляет собой доктор Касад. Она хочет уничтожить тебя. Джой может тебя вернуть. Прикажи ей сделать это.

Я засмеялся. Электроника с маниакальностью воспроизвела мой смех.

— Серьезно, Линда. Вы пытались убить меня. Почему я должен отдавать себя в ваши руки?

— Потому что мы — меньшее из двух зол, — спокойно сказала Линда. — Потому что я даю слово, что мы защитим тебя.

Только я задумался над предложением Линды, как дверь распахнулась. Вошел ассистент, за ним — доктор Касад и Саша. Быстро оглядевшись, ученая поняла ситуацию и толкнула ассистента к Линде. Не удержавшись на ногах, он упал на Линду и дернулся, когда она пустила два дротика ему в живот. Касад тем временем быстренько повернулась, но не сделала и двух шагов, как увидела направленный на себя пистолет дочери.

— Саша! — в ярости воскликнула она. — Что ты делаешь!

Сашино лицо было бледным и искаженным.

— Ты не сделаешь этого. Это неправильно.

Я переключился на другую камеру и смотрел, как ученая собирает свою громадную волю и фокусирует ее на дочери. В глазах Марши Касад вспыхнула молния, а ее руки сжались в кулаки.

— Как ты смеешь мешать мне! Ты не понимаешь? Жизнь нелегка. Приходится идти на жертвы. Я работала ради этого. Знание принадлежит мне! Теперь убери пистолет или, еще лучше, стреляй в «зеленых».

Людям, о которых шла речь, эта идея не понравилась, и они направили свое оружие на Сашу. Но девочка даже не взглянула в их сторону. По ее щекам бежали слезы.

— Нет! Решение принадлежит Максу. Знания хранятся в его мозгу и принадлежат ему!

Глаза ее матери расширились, полыхая гневом.

— Ты лишилась рассудка? Этот человек идиот! Ты летела с ним… ты знаешь, насколько ограничены его возможности. Я работала десять долгих лет, чтобы собрать и проанализировать информацию, хранящуюся в его голове. Данные мои. Подумай, Саша… «Проект Свобода» мог бы занять биллионы безработных людей. Он мог бы запустить тысячу кораблей к далеким звездным системам и спасти человеческую расу от медленного удушья!

Слова звучали отрепетированно, как будто говорились уже бессчетное число раз и давно свелись к катехизису. Я наблюдал, как Линда, приняв информацию, перерабатывает ее и находит ответ в стиле «зеленых».

— Она лжет. Звездный двигатель не решит проблемы человечества. Корабли построят андроиды, Землю лишат последних немногих ресурсов, и корпы оставят нас умирать.

Протянув руку, Марша Касад пошла к дочери. Ее голос звучал ровно и успокаивающе.

— Дай мне пистолет. Все будет хорошо. У «Протек» замечательные врачи. Они могут вживить тебе новый глаз. Как насчет одного из глаз Максона? Ткань подойдет. Знаешь почему? Потому что Максон — твой биологический отец. Мне был нужен воин, способный привести его назад, поэтому я использовала его сперму, чтобы сделать тебя. Вот почему это так симметрично, так совершенно, так правильно. Я спрятала знания в его голове, я создала тебя, чтобы вернуть их, я…

Я все еще усваивал новость относительно моей спермы, когда Саша пустила отравляющий дротик в горло матери. Старшая Касад взглянула удивленно, выдернула дротик из своей плоти и поднесла к свету. И так, с дротиком в руках, повалилась на пол. Запикал сигнализатор. Джой встревожилась.

— Ох-ох. Похоже, доктор носила биомонитор. Он известил службу безопасности в тот момент, когда ее жизненные показатели упали ниже нормы. Они сейчас пытаются вернуть управление компьютером.

Хотя не вовлеченный непосредственно в схватку, я почувствовал некую борьбу, когда могущественные силы пытались взять под свой контроль мою электронную вселенную, а Джой противостояла им. Я хотел помочь ей, но мое новое существование не прибавило мне ни капли ума. Саша поняла это и постаралась сконцентрировать мои мысли.

— Макс, времени немного. Служба безопасности в пути. Принимай свое решение.

Я увидел, как Траск двинулся к Саше и как Линда помотала головой. Траск нахмурился, но остановился. Я почувствовал странное спокойствие и обособленность. Саша была права. Решать мне. И решение пришло легче, чем я думал. Человеческая раса не готова к звездам. Совсем не готова. Знание должно быть уничтожено, пусть даже кто-то снова соберет его. Время — вот что важно. Может, человечество повзрослеет, чуточку поумнеет и будет вести себя намного лучше. Может, оно и заслужит звезды. Надеяться ведь не запретишь, не так ли?

Но это значило стирание мозга. Не частичное — данные стереть, а остальное оставить, — потому что еще никто не научился делать этого. Нет, полное стирание.

Вот почему я попросил Джой сохранить это повествование на ее жестком диске и переслать его в мой мозг через пару минут после того, как она сотрет файл с названием «Проект Свобода». Я надеялся, это даст мне будущему хоть какое-то представление о прошлом.

Примириться с чем-то равносильным смерти, только-только приобретя то, ради чего стоит жить, — приобретя дочь и, больше того, связь с прошлым и с будущим, — было трудно. Но невозможно было избежать того, что я должен сделать. И я приказал Джой стереть мой мозг. Упала темнота, и я перестал существовать.

56
{"b":"7200","o":1}