ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отчаянная помощница для смутьяна
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Моя Марусечка
Сила воли. Как развить и укрепить
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Гид по стилю
Мод. Откровенная история одной семьи
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Фагоцит. За себя и за того парня
A
A

Зеленые, влажные после утреннего дождя, освещенные рассеянным светом джунгли. Восхитительный теплый воздух, насыщенный ароматом цветов ноу.

Ворга бежал, прижимаясь к земле и быстро перебирая всеми шестью лапами, ловко скользил сквозь листву, перескакивая через опутанные зеленью поваленные деревья и ручьи с прозрачной водой.

Джунгли звали... Ворга повел носом, почувствовал запах и низко, глухо зарычал.

Листва шевельнулась, и воргу обдало ветром — мимо промчался аэромобиль хозяина. Хотя пока и не совсем разумные, ворги были высокоразвитыми существами. Хорт знал, что хозяин любит участвовать в охоте, и потому замедлил шаги. Впрочем, беспокоиться не стоило. Самка потратила почти все силы во время предыдущей стадии погони.

Как и большинство ее предков, самка выросла в одном из городов планеты и боялась густого зеленого лабиринта, поэтому поляна показалась ей даром богов — местом, где можно спрятаться от джунглей и обдумать свой следующий шаг. Чешуя наложницы сверкала на солнце, грудь тяжело вздымалась, одежда висела на теле живописными лохмотьями. Она увидела камень и решила на него присесть.

Именно в этот момент из-за линии деревьев появился ворга, у него над головой парил аэромобиль. Если бы Хорт родился на десять тысяч лет позже, он непременно задал бы себе вопрос, почему самка приговорена к смерти, а ему выпала роль палача. Но его время еще не пришло — сейчас ворга чувствовал только голод и желание убивать. Он выскочил из зарослей кустарника, промчался через поляну и метнулся к горлу самки. Добыча увидела его, вскинула руки и завизжала.

... Ворга проснулся. Сон был таким реальным, что он продолжал ощущать ужас наложницы. Только тут Хорт понял, что это что-то другое — его сверхчувствительных ноздрей коснулся приятный мускусный аромат.

Ворга, обладавший способностью впадать в спячку, если понадобится, на сотни солнечных закатов, удобно устроился, зацепившись за потолок, — отличное место, где ничто никогда на тебя не свалится. Его шкура могла воспроизвести практически любое место, которое он для себя выбрал, и сейчас отливала серебристым металлическим блеском. Хорт принюхался, потом еще раз и вдруг почувствовал, что ужасно проголодался.

Наконец-то можно поохотиться. В последний раз он обедал очень давно и уже забыл, что ел. Короткого? Того, что весь состоял из костей? Или длинную скользкую штуку? Не важно. Металлический мир совсем другой, но еда это еда, и он ее добудет.

Коридоры показались Джеппу запутанным лабиринтом, однако он продолжал шагать вперед. Целых пятнадцать минут. Старатель повернул направо, потом налево, опять направо. И снова оказался у входа в шлюз. Прогулки подобного рода раздражали, но что гораздо важнее, были чрезвычайно опасны. Адреналин перестал бушевать в крови Джеппа, он понял, что ужасно устал, у него кружилась голова. Необходимо найти еду. Нужно сосредоточить все силы — как же мало их осталось — на том, чтобы отыскать что-нибудь съедобное.

Как? Куда идти? Что делать? Роботы в пище не нуждаются, значит, надеяться на них нечего. В таком случае где искать? Джепп погружался в пучины отчаяния и лишь усилием воли заставлял себя думать. Тащить одновременно скафандр и сумку невозможно. Придется их бросить.

Лабиринт коридоров отнимал силы и драгоценную энергию. Нужно оставлять отметки. Старатель порылся в сумке, нашел банку с голубой краской, которая разбрызгивалась при помощи пульверизатора, и посмотрел на индикатор. Осталась половина. Должно хватить.

Шлюз с шипением открылся, выпустив две гуманоидного вида машины, и снова закрылся. Роботы посмотрели в его сторону, но продемонстрировали полное отсутствие интереса.

Старатель засунул свое имущество в угол, надеясь, что с ним ничего не случится, и последовал за роботами. Он рисовал на стенах голубые стрелки, буквы «X» и оставлял короткие надписи, чтобы не заблудиться.

Неожиданно Джепп заметил кое-что интересное — и внутри у него все похолодело. На некоторых переборках красовались отметки, не его, — мелкие, выписанные от руки тоненькие линии, вот почему он не сразу их разглядел. До сих пор ему не приходилось видеть похожих букв, но с какой целью они тут оставлены, не вызывало никаких сомнений. Еще один несчастный столкнулся с той же самой проблемой и принял такое же решение. Удалось ли инопланетянину выжить? Есть ли у него — или у нее — пища? Существовал только один способ узнать.

Джепп дотронулся до метателя стрелок, и ему стало немного легче.

Роботы уверенно шагали вперед, повернули налево, а потом направо. Они остановились на некоторое время — один из них воспользовался розеткой на стене, затем снова пустились в путь.

Старатель следовал за ними, потому что они направлялись в какое-то определенное место — все лучше, чем никуда.

Они миновали множество отсеков. Большинство было закрыто, но некоторые пялились на Джеппа распахнутыми дверями, похожими на пустые глазницы. Наверное, жилые помещения. Для загадочных существ, построивших корабль? Вряд ли он когда-нибудь узнает.

Машины еще раз свернули направо, Джепп оставил очередную отметку, завернул за угол, и от изумления у него отвисла челюсть. На стене маркером было написано: «Дом, милый дом». Слова окружали самые разнообразные надписи, диаграммы и рисунки. Все на стандартном языке. Человеческое существо! А даже если и не человеческое, то гражданин Конфедерации! Симпатичные стрелочки указывали на дверь, и казалось, приглашали гостей войти внутрь.

Джепп быстро огляделся по сторонам. Роботы куда-то исчезли, вокруг никого не было. Старатель вытащил оружие, положил ладонь на дверь и стал ждать, когда она откроется. Преграда с тихим жужжанием скользнула в сторону, Джепп приготовился к неожиданной встрече, может быть, к бою. Однако ничего не произошло.

Медленно, чтобы не активировать неизвестную ловушку, он вошел в отсек. И сразу понял, что бояться нечего. Хозяин оказался дома... но явно был не в форме. Высушенное тело, наверное, просидело в углу очень долго. Месяцы? Годы? Обрывки грязной серой кожи все еще болтались на белых костях. Пучки когда-то черных волос усеивали залатанный скафандр. На груди мумии золотой нитью было выведено имя — «Парвин». На коленях лежал портативный блокнот.

Джеппу показалось, что череп над ним потешается, когда он заметил гору составленных друг на друга коробок. Неужели правда? Неужели на этикетках действительно написано то, что ему кажется? Старатель постоял несколько минут с закрытыми глазами, затем сделал два шага вперед и снова прочитал надпись: «Неприкосновенный запас продовольствия — пригоден только для людей».

Джепп вздохнул и вернулся на свое прежнее место. Сколько здесь коробок? По меньшей мере сто! Одна проблема решена.

Его охватило сильное, почти непреодолимое желание вскрыть одну из коробок и наесться до отвала. Рот наполнился слюной.

Медленно, с благоговением Джепп достал половину энергетической плитки, снял обертку и засунул весь кусок в рот. Он принялся быстро жевать, желание притупилось, и он даже вспомнил, что, пожалуй, наступил подходящий момент для молитвы.

— Спасибо тебе, Господи. Спасибо за то, что спас мне жизнь. Покажи мне путь, и я им пойду.

Если Бог его и услышал, виду Он (или Она) не подал. Джепп нашел пыльную флягу и, взывая ко всем святым, чтобы вода оказалась хорошей, сделал большой глоток. Вода отдавала хлоркой, но жажду утолила. Старатель завинтил крышку, положил флягу там, где ее оставил Парвин, и задумался.

Сколько всего нужно сделать! Перенести сюда вещи, произвести элементарное вскрытие тела Парвина и подыскать для себя новый дом — на случай, если у следующего гостя будут антиобщественные наклонности.

Джепп уже собрался уйти и вернуться к шлюзу, когда его взгляд упал на блокнот, зажатый в костлявых руках Парвина.

Скорее из любопытства, чем по какой-либо другой причине, Джепп подошел поближе, наклонился вперед и чуть повернул голову вбок. Голографическое изображение было как новенькое. Маленькая девочка, лет десяти, хорошенькая, с черными длинными волосами. Внизу страницы резвились веселые буквы, (они замрут только тогда, когда погаснет свет в отсеке) — «Я люблю тебя, папочка. Возвращайся скорее домой».

26
{"b":"7201","o":1}