ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бойцы отряда Дельта, ни секунды не колеблясь и вопя, точно ополоумевшие баньши, помчались за своим командиром. Один упал в пыль и, конвульсивно дернувшись, замер на земле, другого закрутило на месте — в него попало сразу несколько пуль, но остальные продолжали бежать вперед.

Сильно потрепанные подразделениями под командованием капитанов Хокинс и Ни, потрясенные атаками с воздуха, мятежники запаниковали и стали отступать. Они ненадолго задержались возле небольшого скопления землянок, кто-то даже собрался занять оборону внутри, но тут пулеметный огонь превратил в лохмотья сохнувшее на веревке белье, и мятежники решили не связываться.

Почувствовав тревогу и стараясь избежать полномасштабного разгрома, Харко принялся искать подполковника Ло, узнал, что она погибла, и взял командование на себя. Возможность перемещаться от одного офицера к другому в данной ситуации была подарком небес. Харко выдал несколько распоряжений, приказал авиации вступить в бой, а затем сворачивать операцию. Из трех транспортных самолетов (ТС) удалось сохранить только два, обоим ничто не угрожает, и в них спокойно разместятся оставшиеся в живых солдаты и офицеры.

Однако на то, чтобы погрузиться в самолеты и взлететь, тоже требовалось время, которое приносило новые потери. Ведь артиллерия лоялистов уже знает координаты всех зон неприятеля и делает по ним залп за залпом.

Харко выругался, когда гаубичные снаряды посыпались на второй ТС, один из них попал в оружейный отсек, но вылетел с другой стороны. Транспортный самолет с трудом поднялся в воздух.

Впрочем, были и хорошие новости: у истребителей лоялистов кончалось топливо, и им пришлось уйти в космическое пространство. Таким образом, воздушное пространство над фортом контролировали самолеты Харко. Они тут же воспользовались преимуществом, чтобы атаковать кводов, подавить артиллерийский огонь сил Були и защитить ТС.

Наконец, после того как второй транспортный самолет благополучно поднялся в воздух и миновал залив, Харко отключил связь.

Его одежда пропиталась потом, зубы были плотно сжаты, руки вцепились в подлокотники с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

Вошел оператор, собрался что-то сказать, но Харко махнул ему рукой, чтобы убирался восвояси.

Полковник ждал отчета, одновременно не желая ничего знать. Предварительные данные выглядели даже хуже, чем он предполагал: пятьдесят процентов штурмового отряда «Победитель» убито, ранено или покалечено.

Кто виноват? Пардо, которая отказалась дать ему необходимые ресурсы? Или он попытался сделать то, что ему не под силу? Ответ был очевиден. Тяжелый груз лег на плечи Харко.

Були вышел из Оперативного зала в тот момент, когда корабли заговорщиков поднялись в воздух. Он подозвал Десантника II, уселся ему на спину, пристегнул ремни и подключил микрофон.

— Доставь меня к ТС возле Хол-Хола. Условие пять, скорость боевая.

— Есть, сэр, — ответил киборг и помчался вперед.

Були еще помнил времена, когда тряска и болтание из стороны в сторону вызывали у него тошноту, но это было очень давно, казалось, в другой жизни.

Файкс изрыгнул витиеватое ругательство, реквизировал у разведчиков машину и помчался вслед за командиром. Сколько мятежников не успело улететь со своими? Один? Десять? Сколько бы их ни было, они все тут, а Були, развесивший свою задницу (в самом прямом смысле), представляет собой весьма лакомую цель.

Хол-Хол, совсем небольшой городок, располагался к юго-западу от Джибути. Були поразило, как диковинно распорядилась здесь судьба — одни улицы были полностью уничтожены, другие остались в целости и сохранности. Везение, невезение — все перепуталось.

Киборг повернул налево, обогнул разбитый автобус на воздушной подушке и осторожно начал пробираться по почерневшему от огня бульвару. Один из истребителей загорелся примерно в пяти милях к югу, промчался сквозь два ряда пальм и рухнул в фонтан, наполненный мусором.

Когда они проезжали мимо, Були заметил пилота — ее шлем отбросило на крышу, кровь тонкой струйкой стекала из уголка рта. Полковник вызвал команду медиков и сообщил им координаты разбившегося самолета.

Постепенно здания, выстроенные в колониальном стиле, стали попадаться все реже и реже, им на смену пришли пасторальные чудовища и ряды скромных хижин. Повсюду валялись тела, они остались лежать там, где их настигли орудия с воздуха.

А на поле неподалеку Були увидел ряды кратеров, дымящуюся траву и куски полуобгоревшего мяса. Пара стервятников, нажравшихся до отвала, поднялась в воздух. Вот бронетранспортер — орудия угрожающе наставлены в небо, пламя лижет корпус. Руки водителя все еще на руле, только у него нет головы. Один из людей Були? Или из числа мятежников? Разве теперь узнаешь. Да и не важно...

Радиоприемник жил своей жизнью — сообщения о потерях, просьбы о помощи, помехи. Рядом с противовоздушной батареей был развернут пункт первой помощи. Неподалеку стояли военнопленные, положив руки на голову. Десантник II затормозил, обдав Були фонтаном земли, полковник отстегнул ремни безопасности и спрыгнул.

Словно из-под земли рядом с Були возникла капитан Хокинс. На левой щеке у нее красовалась царапина, из которой капала кровь. Хокинс где-то потеряла свой шлем, и вид у нее был чрезвычайно озабоченный.

— Майор Джад, сэр. Пуля попала ему в грудь.

Були выслушал доклад офицера-пехотинца по дороге в пункт первой помощи.

— Вы бы только видели майора, сэр! Отряд Дельта выскочил из траншеи и понесся на врага, точно в них, во всех одновременно, вселился дьявол. До сих пор я не особенно уважала майора. Но сегодня он показал себя настоящим героем!

По обе стороны палатки стояли носилки. Джад лежал третьим справа. Були посмотрел на доктора, и та покачала головой. Джад был жив, но ему осталось совсем немного. Були опустился на колени рядом с носилками:

— Майор Джад?

Легионер открыл глаза, постарался понять, кто его зовет, и закашлялся. На подбородок потекла струйка крови.

— Прошу прощения, полковник, — шепотом проговорил он, — боюсь, я не смогу встать.

Були почувствовал, как внутри у него все сжалось.

— Вольно, майор... и поздравляю вас! Вы повернули ход сражения!

В глазах Джада появилась надежда.

— Правда? Я сумел?

— Да, — мягко проговорил Були. — Вы победили. Джад нахмурился и снова зашелся в приступе кашля. Его голос прозвучал едва слышно:

— Не забудьте об отряде Дельта, полковник. Легион может им гордиться.

Були сглотнул, понял, что Джад умер, и закрыл ему глаза.

— Да... и тобой тоже.

Он поднялся на ноги и увидел, что его ждет пилот военно-морских сил. У нее были зеленые глаза и простое, некрасивое лицо. Под мышкой она держала шлем. Грязная, испачканная кровью повязка выглядывала из-под порванного при катапультировании комбинезона. Сержант Файкс представил летчика:

— Капитан Тиспин, сэр. Она управляла одним из «Стилетов»... и является капитаном «Гладиатора».

Тиспин смутилась из-за того, что стала свидетельницей смерти Джада, но, с другой стороны, порадовалась тому, что встретила офицера, которому не наплевать на своих людей. Она видела это в серых умных глазах, загоревшихся радостью при словах Файкса.

— Капитан Тиспин! Мы ваши должники. Проклятие, благодаря вашей поддержке с воздуха мы смогли одержать победу! Доктор, займитесь рукой капитана... мы превратились бы в гамбургер, если бы не она.

Тиспин сняла верхнюю часть комбинезона и села на стул, а врач срезала старую повязку, выдавила мазь на рану и приложила самоклеящийся бинт. Тиспин спокойно рассказала Були про дрязги, на которые ее начальство тратит все свое время (почему-то ей показалось, что она может ему доверять), про невыполненный приказ адмирала Прэтта и про неприятности, которые ей в связи с этим грозят.

Легионер ответил откровенностью на откровенность, рассказав о стратегической ситуации и о том, что их неминуемо ждет:

— Мы выиграли немного времени, не более того. Мятежники либо вернутся с подкреплением, либо уморят нас блокадой. Нам не остановить их без поддержки Флота и дополнительных ресурсов.

36
{"b":"7201","o":1}