ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Площадь Мужества
Пять четвертинок апельсина
Книга о власти над собой
Бумажная принцесса
Стратегия жизни
Так случается всегда
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Спецназ князя Святослава
Все, кроме правды
A
A

Луна, носившая название Два Шара, мало чем отличалась от спутника Земли, с которой люди сравнивали все луны, поскольку она знаменовала для них первый шаг к звездам. Маленькая по сравнению с планетой, она не только не имела атмосферы, но и была сплошь покрыта кратерами. Анвик направила катер в сторону большого углубления.

Заранее собранное оборудование находилось в сфере, построенной при помощи легионеров Нетро. Оно оставалось почти невидимым на фоне темно-серой поверхности кратера. Звуковой сигнал и единственный красный маяк вели киборга к цели.

Анвик погасила свет, проверила расстояние и начала тормозить. Катер замедлил полет, завис над кратером и плавно опустился, подняв облако очень мелкой, похожей на вулканический пепел пыли. Из-за слабого притяжения на Двух Шарах она падала на поверхность медленно и неторопливо.

Стараясь двигаться плавно, Анвик расстегнула ремни и приблизилась к сфере. Сенсоры ее заметили, и тут же включились прожектора.

Киборг остановилась перед входным люком, набрала дату Дня рождения своей матери и стала ждать, когда сдвинется крышка. Потом вернулась к катеру и вытащила упакованный в целлофановую оболочку груз — не наделенный сознанием компьютер в бронированном контейнере. Так как Анвик обладала большой физической силой, а на луне было слабое тяготение, груз не показался ей тяжелым, только очень неудобным.

Киборг отнесла контейнер к сфере, вошла в шлюз и опустила свою ношу на пол. Затем нажала на кнопку, подождала, пока внешний люк закроется, и услышала, как шлюз с шипением заполняется воздухом. Через две минуты открылась внутренняя дверь.

Стойки с аккуратно установленным оборудованием занимали почти все внутреннее пространство, на крошечную спальню оставалось совсем мало места. Анвик поставила компьютер в нишу и быстро его подключила.

Кое-кто считал Систему раннего оповещения (СРО) бессмысленной тратой денег, но многие, вглядываясь в таинственный мрак космоса, спрашивали себя, кто может оттуда пожаловать. Они рассматривали СРО как некую форму страховки. Страховки жизни.

После войны с хадатанами распространилась такая точка зрения: то, чего ты не знаешь, может доставить тебе неприятности. Впрочем, сейчас люди, придерживающиеся подобных взглядов, оказались в меньшинстве, и хотя Анвик надеялась на лучшее, вероятность того, что шесть сфер, заказанных ее фирме для бета-тестирования, останутся первыми и последними, была чрезвычайно высока. Судьба всей компании находилась под угрозой — и ее работа тоже.

Анвик окончательно подсоединила компьютер к Сети и при помощи бортового компьютера проверила надежность контактов. Убедившись, что все в порядке, она включила главный рубильник. Сферу обеспечивал энергией термоядерный генератор, который находился на глубине шести футов под поверхностью луны.

Компьютер заговорил через внешние динамики:

— Засечено приблизительно четыре тысячи индивидуальных объектов... С вероятностью в девяносто шесть целых и два десятых процента можно утверждать, что еще больше находится за пределами чувствительности сенсоров...

Анвик с раздражением потрясла головой, вырубила компьютер и принялась за работу. Что-то здесь не так, и она отыщет неполадку.

Оперативный зал «Ржавого ведра» имел несколько уровней. Нетро сидел в большом черном кресле командира, операторы расположились уровнем ниже. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как старший инспектор (СИ) проводил последнюю проверку, поэтому почти все операторы успели обзавестись разными безделушками. Нетро не возражал, во всяком случае, до тех пор, пока они не мешали слаженной работе, и их в случае необходимости можно было быстро убрать.

Вот почему капрал Иви изучал немигающие глаза своей девушки, размышляя о том, что она сейчас делает, когда в укрепленном у него на виске микрофоне зашептал компьютер.

Машину запрограммировали таким образом, что она могла имитировать как женские, так и мужские голоса, а также самые разные акценты, но в последние шесть месяцев, двадцать два дня и шестнадцать часов пребывания Иви на аванпосту она говорила нежным женским голосом. Все называли ее Солнышко.

— Привет, капрал Иви. Пожалуйста, сообщи дежурному офицеру, что сенсоры обнаружили вторжение в систему. Класс 10.

Иви оторвался от созерцания девушки, взглянул на монитор и не поверил своим глазам. На экране возникли объекты, сотни объектов, и их количество с каждой секундой увеличивалось. Некоторые находились близко, так близко, что этого просто не могло быть — вот только мониторы никогда не врут. Во всяком случае, до сих пор не врали.

Шесть приближающихся кораблей двигались заметно быстрее, чем остальные, и представляли непосредственную Угрозу.

Оператор откинул заслонку, ударил кулаком по красной кнопке и услышал вой сирены. «Боевые станции» имели зычный голос — аванпост ожил. Люди задраивали люки, приводили в боевую готовность оружие, включали защитные поля. Нетро, который писал очередной из бесчисленных отчетов, включил монитор и почувствовал, как внутри у него все сжалось. Вражеские корабли — а сомнений в их намерениях быть не могло — находились всего в нескольких минутах от станции.

Летающий Воин Хидранга Нусу в последний раз проверила готовность пилотов, убедилась в том, что истребители занимают положенные места, и активировала оружие — как и все на ее корабле, оно управлялось через специальные перчатки. С пятилетнего возраста нужные слова навсегда запечатлелись в ее сознании:

— Энергетические пушки — предохранители снять, аккумуляторы включить. Ракеты класса «корабль — корабль» — предохранители снять, наведение на цель активировать. Электронную защиту включить, активировать поля, максимальная мощность.

Что-то вроде молитвы — слова, ставшие частью ее существа, слова, которые она произносила каждый день перед сном.

Нусу наблюдала за тем, как растет цель на экране, и позволила себе усмехнуться. Наступил момент, ради которого она и остальные пилоты расстались со своими репродуктивными органами, возможность давать жизнь сменили на право ее забирать. Да, некоторые воины могут умереть, но армада будет жить, а значит, и вся раса.

Нусу закричала — не от боли, а от удовольствия.

Анвик закрыла последнюю крышку, провела заключительный тест и увидела, что экран засветился зеленым. Система не только находилась в рабочем состоянии, но и функционировала безупречно. В чем же дело? Откуда могли появиться ложные данные? Какая-то временная аномалия?

Анвик переключила несколько рубильников и нажала на кнопку. Вновь возникли красные точки — казалось, компьютер продолжает с того самого места, на котором его прервали.

— Более четырех тысяч пятисот вражеских кораблей вошло систему, шесть атаковали аванпост Конфедерации НБ-23-11/Е. Повторяю...

В тело Анвик была встроена довольно сложная система связи. Большинство каналов, которые обычно использовали военные, сейчас молчали, слышался лишь шум статических помех. Тревога! «Ржавое ведро» атаковано противником! Компьютер говорил правду...

Анвик попыталась с кем-нибудь связаться. Поняла, что это невозможно, и вышла в шлюз. Кислород начал медленно уходить, казалось, время остановилось, и Анвик начала ругаться. Она выкрикивала такие витиеватые непристойности, что ими могла бы гордиться даже сержант Джонс.

Потом ругань неожиданно сменилась молитвой:

— Пожалуйста, Господи, пожалуйста, Господи, пожалуйста, Господи...

Больше ничего не оставалось.

«Ржавое ведро» дрогнуло, когда очередной вражеский снаряд ударил в защитные поля, приближая момент, когда они окончательно выйдут из строя, и рассеивая освободившуюся энергию. Лейтенант-командор Сена отвечал за станцию, легионеры его не касались. Он вцепился в консоль и закричал, перекрывая бесстрастный голос Солнышка, шум помех и вой сирен, возвещавших о повреждениях:

67
{"b":"7201","o":1}