ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но каким образом? Если предположить, что люди правы — а у нее не было оснований думать иначе, — за ними гонится другое судно.

Как такое может быть? В особенности если Сола не в силах обнаружить разум на судне-преследователе?

Потом Сола поняла: раз там нет мыслящих существ, значит, враг научился от нее защищаться.

Сола не стала тратить и десятой доли секунды на осознание собственной вины, а устремила свой разум к цели. И нашла тысячи жизненных форм. Большинство обладало минимальным интеллектом, но это не имело значения для Солы, которую интересовало, что они чувствуют. Требовалось рассортировать различные впечатления, отбросить те, что не имеют никакой ценности, и выявить самые важные. Сельдяной король длиной тридцать футов увидел нечто, значительно превосходившее его размерами, но оказался слишком глупым, чтобы сделать надлежащие выводы.

Рыба-фонарик почувствовала приближение волны, идущей от подводной лодки, и нырнула в сторону, спасая свою шкуру.

Акула ощутила присутствие большого электрического поля, решила, что оно слишком велико, чтобы быть съедобным, и продолжила поиски обеда.

Соле потребовалось три секунды, чтобы составить общую картинку из кусочков головоломки, сравнить ее с тем, что собрал «Леонид», — и местонахождение боевой подлодки перестало быть тайной. Во всяком случае, с точностью до сотни футов.

Приняв решение, Сола направила нужные инструкции в мозг Финна и послала сигнал в глубины океана, а сама предалась скорби.

Боевая подлодка захватила сенсорами ложные цели и раскрыла их тайну. Торпеды по-прежнему направлялись к цели.

Затем, в тот самый момент, когда компьютер собрался выстрелить, «Леонид» резко ушел на глубину.

Защитный маневр ничего не мог изменить, АС-8 все равно последует за «Леонидом».

Три голубовато-серых кита одновременно пожелали поискать кальмара в одном и том же месте. Они сближались с трех разных сторон.

Кашалот, длиной шестьдесят пять футов, сам не понимая почему, решил подняться наверх со дна океана.

Два горбатых кита, один длиной пятьдесят футов, другой немногим меньше, плыли в том же направлении. У них были черные спины, белые животы и длинные узкие плавники. Оба использовали эхолокацию, чтобы обнаружить «Леонида» и расположиться рядом с ним.

Таинственному зову подчинилось около дюжины обитателей подводных глубин. Более половины из них погибло, когда несущие смерть торпеды АС-8 искали корпус «Леонида», но находили лишь их тела.

Транспортную лодку сотрясал один взрыв за другим, защитники «Леонида» разлетались на тысячи кусков, окрашивая воду своей кровью.

Боевая подлодка не понимала, что происходит. Однако сенсоры показывали, что двигатели «Леонида» продолжают работать, и компьютер произвел новый залп.

Вторая шестерка торпед также не добралась до цели — «Леонид» спокойно плыл дальше.

Боевая подлодка попыталась продолжить преследование, но выяснилось, что ее винты больше не работают, и она потеряла ход.

Разумное существо могло бы испытать в этот момент самые разные эмоции, машина же сохраняла спокойствие. Она выпустила зонд с камерой, чтобы выяснить, что произошло. Хотя это казалось совершенно невероятным, камера показала, что два или даже три гигантских кальмара решили атаковать винты подлодки. Их останки намотались на ось, а за кормой кружили акулы, привлеченные кровью.

Да, очень странно. Однако боевая подлодка не испытала никакого беспокойства, поскольку вскоре проблема должна была разрешиться сама собой.

«Стилеты» регулярно патрулировали побережье, и Соле без особого труда удалось указать нужное направление двум истребителям. Пилоты обнаружили боевую подлодку, выпустили по ней по две торпеды каждый и радостно закричали, когда на поверхность океана поднялись многочисленные обломки.

Сола, которая воспринимала каждую смерть, словно свою собственную, медленно дрейфовала в океане слез.

Харко смотрел на огромную грязную равнину и высящиеся в дальнем ее конце скалы. До них нужно добраться раньше, чем начнется прилив.

Но как? Густая вязкая грязь доходила до колен, липла к сапогам, словно свежий бетон.

Он бросил последний взгляд на далекие скалы, понял, что выбора у него нет, и с трудом начал двигаться вперед. Каждый шаг требовал огромных усилий — почти наверняка напрасных, поскольку вода затопит берег задолго до того, как он успеет добраться до скал.

— Полковник? Извините, сэр, я хочу вам кое-что показать.

Харко поднял голову, сообразил, что умудрился заснуть, и потер глаза. Залитая густой грязью равнина исчезла, оказалось, что он сидит, упираясь локтями в поверхность письменного стола, а старший сержант Дженкинс явно встревожен.

— Передают на всех каналах, сэр, даже на «Радио Свободная Земля».

Харко кивнул. «Интересно, о чем говорит Дженкинс?» — подумал он и встал.

Харко жил в номере гостиницы, которая находилась в одном квартале от Глобального оперативного центра. Все вокруг было завалено распечатками, остатками еды, форменной одеждой, картами, а на полу спал капрал. Офицер множество раз отдавал приказ своим подчиненным навести здесь порядок, но все попытки оканчивались одинаково.

— Вот, — продолжал Дженкинс, показывая на головизор. — Послушайте, что говорят.

Харко узнал журналистку — «информационного координатора» из корпорации «Ноам». Безупречно одетая блондинка, на серьезном лице выражение тревоги.

— Подробности пока неизвестны, но нам сообщили, что тысячи граждан получили приказ собраться в Императорском Колизее, где состоялось выступление полковника Леона Харко. Предупреждаем, что вам предстоит стать свидетелями весьма впечатляющего зрелища... советуем увести детей.

Затем последовало точное воспроизведение событий на стадионе, за исключением одной детали — Пардо ни разу не появился на экране, а космический корабль вызвал Харко, который приказал казнить Байеву. Не вызывало сомнений, что именно из-за него погибло множество ни в чем не повинных граждан.

Технология подобного монтажа разработана давно. Если у вас достаточное количество видеоматериала — а Харко снимали часто, — техники (к примеру, из корпорации «Ноам») могут создать новые кадры, которые практически невозможно отличить от настоящих.

Конечно, все об этом знают и кто-то заподозрит подлог, но что подумает большинство?

Наивные, ленивые или просто доверчивые будут считать, что Харко — чудовище.

Да, тысячи людей стали свидетелями расправы и знали правду, но они — лишь капля в море по сравнению с миллиардами тех, кто смотрел передачу.

Пардо — солдат и политик — не только обманул Харко, но и сумел его дискредитировать. Что он сказал?.. Шестьдесят процентов граждан поддерживают полковника? Только не теперь. Пардо об этом позаботился.

Мрачные предчувствия Харко заметно усилились, когда за репортажем из Колизея последовало интервью с самим Пардо. Губернатор, одетый в строгий гражданский костюм, казался расстроенным.

— Я не понимаю, почему полковник Харко счел необходимым пойти настоль крайние меры... Жаль, что он предварительно не проконсультировался со мной. Случившееся еще раз доказывает, как необходима нам единая система командования. Общественность может не сомневаться, что я проведу расследование и приму необходимые меры.

Харко выключил головизор, но еще некоторое время смотрел на потемневший экран. Ситуация прояснилась. Пардо хочет контролировать все.

— И что мы будем теперь делать, сэр? — с тревогой спросил Дженкинс.

Харко подумал, а потом пожал плечами:

— Мы поступим так, как поступали всегда... будем сражаться.

Майло Чен-Чу вышла из душа, вытерла волосы и позволила событиям развиваться своим чередом.

Путешествие от границы Солнечной системы продолжалось три дня, потом ей некоторое время пришлось провести на орбите, затем последовал не слишком приятный спуск в атмосферу. Теперь, укрывшись за стенами форта Мосби, она могла спокойно провести ночь. Пока волосы еще окончательно не высохли, можно немного прогуляться по бастионам. Увидит ли она там полковника Були? Именно на бастионе они встретились в первый раз. И почему ее это волнует — после того, что он сказал?

72
{"b":"7201","o":1}