ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
S-T-I-K-S. Трейсер
Любовница без прошлого
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Костяная ведьма
Рунный маг
Дар или проклятие
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Канатоходка
Шкатулка Судного дня
A
A

Но Майло действительно много думала о Були, хотя в ее жизни появился другой мужчина. Впрочем, кто знает? Какие отношения связывают ее с Ишимото Шестым? Серьезные? Или...

Майло не знала. Более того, ей совсем не хотелось получить ответ на свой вопрос. Не здесь... и не сейчас.

На плацу было прохладно и пусто, если не считать огромного количества часовых. Солнце окрасило небо в розовые тона. Мимо пронеслась летучая мышь и, схватив насекомое, исчезла. Муэдзин призвал правоверных к молитве.

Майло вошла в одну из башен, поднялась по винтовой лестнице и остановилась передохнуть. Вдруг она услышала голоса и звук шагов.

Когда мимо прошли двое, что-то заставило Майло отступить в темную нишу под лестницей. Майло не узнала женщину, но то, что ее спутником был Були, сомнений не вызывало. И он обнимал женщину за талию.

Майло подождала, пока они скроются за поворотом, подивилась собственной глупости и вернулась в свою комнату. Здесь было темно, и она почувствовала себя одинокой.

23

Люди настолько наивны и готовы подчиняться влиянию обстоятельств, что мошенник всегда найдет тех, кого можно обмануть.

Никколо Макиавелли. «Государь». 1532-й стандартный год
Где-то на краю галактики, Гегемония клонов,
Конфедерация разумных существ

Казалось, звезды возникли мгновенно, когда Джозеф Фонсека-346 вышел из гиперпространства, включил сенсоры на максимальную чувствительность и принялся обшаривать космос — обязанность, которая была возложена на него и его 739 «братьев».

Несмотря на то, что после окончания второй хадатанской войны Гегемония клонов присоединилась к Конфедерации, она продолжала содержать собственные вооруженные силы и не слишком рассчитывала на военно-морской флот Конфедерации. Поэтому клоны осуществляли регулярное патрулирование своего сектора пространства — главным образом, с целью борьбы с контрабандистами, но и для поддержания суверенитета.

Загудел предупреждающий сигнал, и на экране появилась новая информация. Внутри у пилота все похолодело.

Невозможно! Такого громадного флота нет ни у кого! Даже у Конфедерации!

Фонсека-346 проверил показания сканеров, получил подтверждение и отправил данные в память компьютера. Никаких сомнений: к нему устремился целый рой истребителей. Через четыре секунды Фонсека прыгнул в гиперпространство.

Три снаряда, выпущенные с трех истребителей, пронеслись через то место, где только что находился клон. Фонсека не знал, что в этот день ему ужасно повезло.

Зал Разума был обшит камнем, настоящим камнем, говорят, что давным-давно его доставили с родной планеты траки, хотя никто не мог знать наверняка, поскольку все записи о ранних годах цивилизации давно исчезли. Во всяком случае, так утверждают жрецы.

И все же, хотя он не знал, откуда появились древние известняки, великий адмирал Гулу Исаи Андрагна чувствовал себя в каменных объятиях уютно и уверенно, словно здесь его охраняли предки, отправившие армаду в путь.

Зал имел форму купола, внутреннюю поверхность которого усеивали тридцать семь узких щелевидных окон, и в каждое проникал только один луч искусственного света. Они соединялись на стоящем внизу столе и символизировали слияние мировой мудрости.

Стол, вытесанный из круглого валуна, с отверстием в центре, был разделен ровно на тридцать семь одинаковых секторов, по одному на каждого из членов главного комитета. Андрагна сидел в центре стола, поскольку он или, точнее, его должность являлась точкой, вокруг которой вращалась армада.

Занять свое кресло он мог только одним способом: проползти под столом и выбраться наружу через отверстие в Центре. Путь несколько облегчал специальный полоз, однако процедура была исключительно унизительной. Разумеется, данный ритуал старейшины изобрели нарочно — чтобы адмирал не возомнил о себе чересчур много.

Андрагна закончил путешествие под столом и уселся в кресло. Только теперь в зал могли войти остальные члены комитета.

У многих были маленькие роботы ручной работы. Они поставили миниатюрные машины на стол, предоставив им полную свободу — одни кувыркались, другие жонглировали, третьи рассказывали смешные истории.

Хотя никто не признавался в этом вслух, между членами комитета шло отчаянное соревнование — каждый стремился продемонстрировать самого оригинального, ловкого или забавного робота. Статус победителя заметно повышался.

Андрагна дождался, когда последний займет свое место, и кивнул гофмейстеру. Тот поднял обернутый материей молоток и ударил по большому металлическому диску, называемому Щитом Ваха. Одинокая нота разнеслась по залу, собрание началось.

Роботы, шагом, пританцовывая, смешно подпрыгивая или ползком, поспешили к своим хозяевам, которые выключили их и спрятали в изящные футляры и сумки.

После того как верховный жрец закончил произносить благословения, встреча действительно считалось открытой. На подобных совещаниях никогда заранее не оговаривалась повестка дня, да она и не требовалась. Каждый сектор знал о проблемах, с которыми приходится сталкиваться населению. В закрытом сообществе, коим являлся флот, трудно не увидеть, что происходит у соседей.

Но кто-то должен был начать, а Сектор 12 любила поговорить. Она встала, убедилась, что все ее слушают, и заявила:

— Из-за медлительности адмирала Андрагна, его пассивности и некомпетентности армада в опасности. Разведывательный корабль врага вышел из гиперпространства, просканировал наш флот и успел скрыться. Вполне возможно, что уже сейчас противник собирает силы, чтобы на нас напасть. Я предлагаю лишить Андрагну звания и выбрать нового, более компетентного командира.

Никого не удивило выступление Сектора 12, поскольку она представляла Курьеров и просто обожала покрасоваться перед камерами. Послышались свист и крики.

Сектор 27 встал и оглядел собравшихся. Он был жрецом высокого ранга, ксеноантропологом и признанным острословом.

— Хочу поблагодарить Сектор 12 за то, что она открыла наше совещание, и предлагаю перейти к делу. Несмотря на сходство технологий, используемых космической станцией, которую мы разрушили семнадцать циклов назад, и сумевшим оторваться от наших истребителей кораблем-разведчиком, последний обладал более совершенными системами, чем станция. Это открытие указывает, что мы имеем дело с родственными, но разными культурами. Возможно, между ними произошел политический раскол. Если так, это нам на руку.

— Прекрасно, — едко ответила Сектор 12. — Адмиралу пригодится любая помощь.

Раздался новый взрыв смеха.

Сектор 4 принадлежала к отряду ультиматистов и никогда не упускала случая еще раз публично изложить свои убеждения. Она была совсем миниатюрной, кожа да кости, но в ее глазах горел огонь.

— Давайте подумаем о том, что мы услышали. Мы наткнулись на расу, обладающую технологией, которая близка к нашей. Вместо того чтобы убивать дикарей, попробуем их приручить и создать союз. Тогда после появления блестящих чужаки помогут нам воевать с машинами. Кто знает? Быть может, мы сумеем ими воспользоваться, как щитом. Позднее, когда конфликт будет исчерпан, мы либо продолжим сотрудничество, либо, если обстоятельства того потребуют, уничтожим новых союзников.

Женщина села на свое место, и в зале наступила тишина. Стратегия, предложенная Сектором 4, была циничной, бесчестной и совершенно дьявольской — подобного здесь еще никогда не слышали. Стоит ли говорить, что всем страшно понравилась ее идея.

Сектор 18 первым начал стучать правой ногой, за ним последовал Сектор 23, остальные присоединились. После долгих лет ожидания ультиматисты оказались в центре внимания. Сектор 4 наслаждалась триумфом. Курьеры хмурились. Все взгляды обратились к Андрагне.

Перед мысленным взором воина пронеслось возможное будущее. Он почувствовал, какая тяжесть ложится ему на плечи, и склонил голову:

73
{"b":"7201","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тараканы
Трансляция
Превышение полномочий
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Эти гениальные птицы
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая