ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мисс Чен-Чу! Вы уже здесь. Извините, что заставил вас ждать. Давайте пройдем в мой кабинет.

Андроид и охранники с удивлением наблюдали за тем, как ладонь Квана легла на замок, дверь из розового дерева открылась, Кван вежливо подождал, когда Майло войдет в свой собственный офис. Все ее личные вещи исчезли, однако мебель осталась прежней. У стены стоял круглый письменный стол, за которым она любила работать, и огромный аквариум, совершенно пустой и сухой.

Майло опустила чемоданчик на пол. Старые враги повернулись друг к другу лицом.

Кван собрался с силами и, преодолев барьер чуждого присутствия, сумел с трудом проговорить:

— Инопланетный разум, не так ли? Тот, что обладает, ментальной силой.

Майло кивнула:

— Да. Сола предложила мне свою помощь, и я ее приняла.

Кван почувствовал, что располагает некоторой свободой, и попытался закрепить успех.

— Так чего вы хотите?

На лице Майло появилась решимость.

— Я хочу получить финансовые отчеты, относящиеся к деятельности корпорации «Ноам» и «Предприятий Чен-Чу»... причем немедленно.

Кван отчаянно рванулся, и на сей раз ему удалось освободиться от могучего сознания Солы, находившейся на другом конце Земли. Сола попыталась войти в контакт с Майло, чтобы ее предупредить, но не успела.

Кван бросился на Майло и швырнул ее в огромное, от пола до потолка, окно. Голова девушки ударила в стекло.

Летуна кидало из стороны в сторону, зенитки не жалели снарядов. Проиграв сражение за небо, враг все еще располагал наземной артиллерией, и, похоже, вся она сейчас обстреливала воздушное пространство. Некоторым утешением служило то, что Тиспин решила лично возглавить миссию по подавлению огня и действовала весьма решительно.

Генерал Мортимер Каттаби пожалел, что через переборки летуна ничего не видно, посмотрел на часы и нажал на кнопку. В воздухе тут же возникло около полудюжины миниатюрных изображений. Часть офицеров сражалась с Каттаби на Альгероне, кое-кого он взял из Тринадцатого батальона. Майор Винтерс, капитан Неутомимый Бегун, капитан Хокинс, капитан Вердин, капитан Ни, первый лейтенант Дадли...

Все офицеры и приблизительно пятьсот легионеров направлялись на базу ополчения возле Индиан-Спрингс в Неваде. Силы Свободы не могли атаковать населенные пункты, не причинив дополнительных разрушений, вот почему мятежники сосредоточили свои силы именно в городах.

Каттаби намеревался захватить Промышленный Комплекс корпорации «Ноам», где находился главный арсенал ополчения. Часть фабрик, складов, лабораторий, арсеналов и хранилищ горючего находилась там еще до мятежа, некоторые были построены специально, другие еще только возводились. Поскольку корпорация «Ноам» не имела конкурентов, работы по снабжению армии Мэтью Пардо всем необходимым, от кинжалов до ракет, велись двадцать четыре часа в сутки.

Если уничтожить Комплекс в Неваде и пять других, разбросанных по всему миру, ополчение будет вынуждено капитулировать. Конечно, в корпорации «Ноам» об этом прекрасно знают, и фабрики окружены мощными укреплениями, а враг полон решимости не пропустить войска Каттаби. Во всяком случае, так казалось генералу. Он выключил голографические изображения, заставил себя не обращать внимание на то, что летуна постоянно бросает из стороны в сторону, и сосредоточился на выводах, которые сделали компьютеры.

Комплекс охраняют роботы с ручными ракетными установками шестимильного радиуса действия. Кроме того, на вооружении у противника имеются зенитные установки с шестиствольными пулеметами Гейтлинга, способные выпускать по три тысячи пуль в минуту. Для уничтожения целей на средней дистанции ополчение использует мобильные станции с мощными радарами и сверхточными ракетами типа «земля — воздух». Довольно мрачные перспективы...

Как ни странно, самолет повредил вовсе не снаряд или ракета, а обломки другого летуна. Большой кусок металла затянуло в воздухозаборное устройство, лопасти разрубили его на части, которые и попали в компрессор. Двигатели почти мгновенно начали сбоить. Гойя почувствовал что-то вроде боли, потерял около пятидесяти процентов тяги и стал искать место для вынужденной посадки. Земля стремительно приближалась.

Гойе очень хотелось выбросить весь груз, но киборги никогда не предают других киборгов. К тому же на борту находился генерал Каттаби и солдаты с биотелами. Нет, простых решений не существует, значит, придется выбирать из трудных.

Гойя заскрипел зубами, которых у него уже давно не было, и выжал все, что оставалось, из последнего работающего двигателя, выбрав единственно возможное место для аварийной посадки — в самом центре вражеского комплекса. Мимо пронеслась башня, трассирующая очередь едва не задела нос летуна, земля приближалась. Гойя едва успел прокричать:

— Пять секунд до посадки!

И рухнул на землю.

Его протащило пятьсот ярдов брюхом по земле, потом летун врезался в здание, и машина застыла на месте.

Квод, киборг по имени Обучи, понимала, что дело дрянь. Вместо того чтобы приземлиться в миле от Комплекса, Гойя посадил их в самом центре вражеской территории! Пришло время действовать, причем быстро.

Обучи попыталась открыть зажимы, фиксировавшие ее тело у корпуса самолета, но обнаружила, что их заклинило. Никаких проблем — на этот случай предусмотрены специальные заряды. Она «набрала» код, взорвала все четыре заряда и «почувствовала», как бронированный корпус самолета задрожал от попадания снарядов двадцатимиллиметрового орудия. Один из них угодил в прямо в мозг Гойи.

Обучи ощутила приступ ярости, выпрямила ноги и окончательно освободилась от корпуса самолета. Одной ракеты вполне хватило бы, но киборг всадила в зенитную платформу сразу две. После взрывов во все стороны полетела шрапнель, которая причинила немалый урон соседним зданиям, а заодно уничтожила и топливный насос. Раздался громкий хлопок, в небо взметнулся столб огня.

Каттаби, сидевшего вместе с солдатами в грузовом отсеке Обучи, швыряло из стороны в сторону. Если бы не привязные ремни, он разбил бы голову в первую же минуту. Глаза всех людей в отсеке были прикованы к мониторам. Они видели, как взорвалась зенитная установка. Файкс, который вызвался руководить телохранителями генерала, заговорил первым:

— Проклятие! Мы сели прямо среди ублюдков!

— Вот и я говорю, — проворчал Каттаби, а затем, повернувшись к остальным парням, сказал: — Проверьте оружие и будьте готовы прикрыть квода.

Майор Винтерс находилась западнее на две мили, она стояла возле передвижного командного пункта и размышляла о том, где может находиться ее командир, когда услышала в наушниках его голос:

— Молот-Один вызывает Молот-Два. Прием. Винтерс воспрянула духом.

— Молот-Два... слушаю. Прием.

Каттаби наблюдал за происходящим снаружи — Обучи повернулась направо и открыла огонь. Робот с пусковой установкой уже зарядил очередную ракету, когда меткий выстрел Обучи разнес его на мелкие кусочки. Генерал поморщился.

— К сожалению, нас постигла неудача, Второй... мы будем очень заняты в ближайшие двадцать минут. Батальон твой.

Винтерс нахмурилась, бросила взгляд на монитор на спине робота и отыскала иконку Каттаби — посреди вражеского Комплекса. Черт побери. Пройдут часы, прежде чем они до него доберутся. Он это прекрасно понимал... и она тоже. Винтерс провела языком по потрескавшимся губам.

— Есть, Молот-Один. Следите за Шестым. Конец связи.

Каттаби немного подождал, почувствовал, как содрогнулась Обучи, когда в нее попало два снаряда, и обернулся к своим людям:

— Приготовиться к выходу!

Обучи оторвало ногу, и она упала. Каттаби отстегнул ремни, встал и нажал кнопку экстренного открывания люка. Крышка отползла в сторону.

Файкс жестом приказал взводу выходить.

— Чего, черт вас возьми, вы ждете? Вонючего приглашения?

Сержант выскочил на пандус первым. Свернул направо, побежал вперед и забрался по стальному боку киборга. Сапоги нашли специальные скобы, руки уверенно легли на ручки, сталь была теплой.

85
{"b":"7201","o":1}