ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Харко! Благодарение Богу. Куда мы направляемся?

— В Лос-Анджелес, — спокойно ответил Харко, выглядывая в иллюминатор. — Там мы сдадимся.

— Сдадимся? — удивленно переспросил Пардо. — С какой стати? У меня есть корабль, маленький, но быстрый. Мы можем прорваться, сбежать на край галактики и жить там, как короли. У меня много друзей, начнем все снова. Что ты на это скажешь?

— Я скажу — нет, — лаконично ответил Харко. — Существуют правила. Мы их нарушили. И должны заплатить. Все очень просто.

— Нет! — закричал Пардо. — Я не хочу!

— В самом деле? — поинтересовался Харко. — Никуда ты не денешься. А сейчас заткнись. Я устал.

Следующие десять минут, пока флайер летел навстречу солнцу, показались Пардо вечностью. В его мозгу рождались и умирали дюжины самых фантастических планов.

Потом что-то изменилось. Флайер замедлил полет, повернул и завис на одном месте. Готовится совершить посадку? Пардо выглянул из окна машины, нахмурился, открыл люк и принялся наблюдать сверху. Он знал, где они оказались: в пяти тысячах футов над Императорским Колизеем. То самое место, где были убиты восемьдесят пять человек.

Что-то щелкнуло в мозгу несостоявшегося диктатора, и он понял, что намерен сделать Харко. Мэтью Пардо пронзительно завопил.

Зажимы открылись. Машина понеслась к земле. Харко даже не стал смотреть вниз. Он включил интерком.

— Доставь меня в Академию... или к тому, что от нее осталось. Я сдамся.

Киборг повиновался, и флайер полетел дальше.

Между тем на земле, к центру огромного поля вперевалку зашагал робот. Что-то упало с неба и осталось лежать на траве. Нужно навести порядок.

Самолет Чен-Чу покинул Женеву — город, находившийся в стране, которая когда-то называлась Швейцария, — повернул на юго-восток и полетел к Средиземному морю.

Майло была единственным пассажиром и наслаждалась одиночеством.

Первые два часа полета она работала, проверяя ключевые параметры состояния дел в корпорации. Затем, когда голубизну небес затянуло мраком, ее мысли приняли совсем другое направление. Ровно шестьдесят два дня прошло с тех пор, как пало так называемое Независимое всемирное правительство. Все изменилось к лучшему, хотя до идеала еще далеко.

После того как Патриция Пардо покинула Землю, а ее сын был благополучно похоронен, правительство мятежников лишилось своих лидеров. Более того, после капитуляции полковника Харко и развала ополчения не осталось реальной силы, на которую оно могло бы опереться.

Теперь, когда ее дядя назначен временным губернатором, а дисциплина среди войск восстановлена, жизнь постепенно входит в нормальную колею. Да, еще многое нужно сделать, в том числе провести расследование военных преступлений. Несомненно, огромное внимание общественности привлечет суд над полковником Харко, Эли Ноамом и дюжиной других мятежников. Жителям Земли предстоит узнать много неприятных вещей, но планета переживала и не такие катаклизмы.

Экономика стабилизировалась, возобновилась торговля, начался процесс восстановления компании «Предприятия Чен-Чу».

Похоже, сейчас самое подходящее время для заслуженного отпуска. Вот только Майло сомневалась, правильно ли поступает, неожиданно решив отправиться в Африку, к полковнику Були.

Как и сама Майло, полковник поначалу был очень занят, поскольку ему пришлось заменить Каттаби, а также позаботиться о том, чтобы большая часть сил полковника Харко вернулась в Легион.

Они часто разговаривали по внешней связи — иногда беседы получались неловкими, часто наступали паузы. Проблема состояла в том, что они совсем плохо знали друг друга.

Однако Були оказывал Майло самые разные знаки внимания, трижды прилетал, чтобы с ней повидаться, посылал цветы во все ее офисы, а однажды, когда она направилась в один из районов Европы, где все еще было неспокойно, приставил к ней отряд боевиков наа.

Хотя все шло неплохо, Майло продолжала нервничать. Что, если дело в волшебстве Рио? Что, если они не смогут быть вместе? Что, если он храпит?

— Ты же иногда храпишь, так почему нельзя ему? — спросил голос, и Майло почувствовала, как ее охватывает радость.

— Сола! Как ты?

— Теперь, когда я могу отправиться домой, лучше, — ответила сай’линт. — Земля опасное место.

27

А посему принц должен научиться вести себя, как лис и лев, поскольку лев не умеет обходить ловушки, а лис не может защититься от волков. Необходимо быть лисом, чтобы распознавать ловушки, и львом, чтобы распугивать волков.

Никколо Макиавелли. «II принципал». 1532-й стандартный год
Планета Арбалла, Конфедерация разумных существ

Серджи Чен-Чу вышел из каюты, остановился, чтобы закрыть дверь на замок, и слился с толпой.

Земля и восстановление законного правительства были уже вчерашней новостью на борту «Дружбы», где большинство разумных существ сосредоточилось на проблемах и возможностях, которые возникли после появления траки.

Многие узнавали Чен-Чу и приветствовали его. Стремительное возвышение от ушедшего на покой политика до поста губернатора планеты мгновенно изменило его статус: из списка С он перешел в список В.

Впереди возникла небольшая суматоха, и толпа раздалась в стороны. Чен-Чу заметил боевой флайер рамантиан и понял, что сейчас последует.

Сенатор Орно, вместе с послом Ишимото Седьмым и сенатором Ишимото Шестым, провели под арестом меньше часа и были отпущены на свободу под подписку о невыезде.

Затем, после невнятных извинений правительств и порицания Комитета по иностранным делам, все вернулось в прежнее состояние.

Нанкул рассчитывал на другой исход, пусть и несоизмеримый с совершенными преступлениями, однако большего президенту добиться не удалось. Орно имел множество влиятельных друзей, и по-другому быть просто не могло.

Патриции Пардо повезло гораздо меньше — ей предстоял суд.

Делегация рамантиан пробиралась сквозь толпу, Орно пронзил Чен-Чу взглядом, который не нуждался в комментариях. Рамантианин всегда будет его врагом.

Делегация быстро прошла мимо. Чен-Чу стало ужасно не по себе, однако он продолжал уверенно шагать вперед. Орно представлял собой проблему, но сейчас Чен-Чу необходимо заняться другими, более важными вопросами. Он только что вернулся с Земли, где при участии Майло и ее соратников восстанавливаются свободный рынок и гражданские свободы. Пришло время залечивать раны, как реальные, так и психологические.

Работы очень много, в том числе нужно создать трибунал по расследованию военных преступлений, приготовиться к предстоящим выборам, провести военную реформу... Все эти решения потребуют одобрения сената, а здесь не обойтись без серьезного лоббирования, так что его нынешняя должность только мешает.

Однако посол Дома-Са очень настойчиво требовал встречи, и Чен-Чу пришлось выполнить его просьбу. Впечатляющая личность! К тому же их многое связывало. В конце концов, именно благодаря информации, предоставленной хадатанином, удалось раскрыть заговор и обеспечить Нанкула основаниями для снятия с поста губернатора Патриции Пардо. Это чего-то стоило, во всяком случае, для Чен-Чу, и он согласился вернуться на «Дружбу».

Чен-Чу потребовалось четверть часа на то, чтобы пройти по нужным коридорам к хадатанину, который ждал его на посадочной палубе. Инопланетянин выглядел огромным в своем космическом скафандре. Чен-Чу услышал его голос через микрофон внешней связи.

— Ты пришел.

— Конечно. Я же обещал.

Дома-Са смотрел на землянина через стекло шлема.

— Люди часто обещают, хотя далеко не всегда держат слове.

Чен-Чу посмотрел в глаза инопланетянина.

— Еще одна черта, которая объединяет наши расы. Хадатане не умели смеяться — во всяком случае, как люди, — но необычное покашливание вполне могло сойти за смех.

87
{"b":"7201","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Сказки для сильной женщины
Бесконечные дни
Есть, молиться, любить
Перевал
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Дочь убийцы
Никогда не верь пирату
Грани игры. Жизнь как игра