ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Восемнадцать капсул красного цвета
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии
Боги Лавкрафта
Последняя петля
Папа для волчонка
Босс с прицепом
Война за проливы. Призыв к походу
#Зановородиться. Невероятная история любви
Как до Жирафа 2. Сафари на невесту
A
A

После этого в доме снова стало тихо, а затем Розали услышала чьи-то шаги по лестнице и приятный звон тарелок на подносе. Она вынула изо рта сигарету.

- Доброе утро, - сказала миссис Уопшот. - Доброе утро, Розали. Я буду называть вас Розали. Мы здесь ведем себя без церемоний.

- Доброе утро.

- Прежде всего скажите-ка мне, как позвонить вашим родителям. Они, конечно, беспокоятся. Хотя что я говорю? С этим можно повременить. Прежде всего я хочу, чтобы вы хорошенько позавтракали. Дайте я поправлю вам подушки.

- О, я страшно боюсь, что не смогу проглотить ни кусочка, - сказала девушка. - Это страшно мило с вашей стороны, но я просто не смогу.

- Но ведь вы не должны съесть все, что на подносе, - ласково сказала миссис Уопшот. - Вы должны съесть только что-нибудь. Почему бы вам не попытаться съесть яйца? Это все, что вам, нужно съесть; но яйца съесть вы должны.

Тут девушка заплакала. Она отвернулась, положив голову на подушку, и стала смотреть в угол комнаты, где увидела, должно быть, высокую горную цепь - таким отсутствующим и надрывающим сердце был ее взгляд. Слезы текли по ее щекам.

- О, простите, - сказала миссис Уопшот, - пожалуйста, простите. Наверное, вы были помолвлены с ним. Наверно...

- Дело не в этом, - всхлипывая, сказала девушка. - Я это из-за яиц. Я терпеть не могу яиц. Когда я жила дома, меня заставляли есть яйца, и если я не съедала яйца на завтрак, тогда я должна была съесть их в обед. Я хочу сказать - все, что я должна была, но не могла съесть, всегда просто оставляли мне на обед, а яйца были отвратительные.

- Ну что ж, может быть, вы скажете, что бы вы хотели на завтрак? спросила миссис Уопшот.

- Я с удовольствием съела бы немного арахисового масла. Не можете ли вы дать мне бутерброд с арахисовым маслом и стакан молока?..

- Что ж, думаю, это вполне возможно, - сказала миссис Уопшот; захватив поднос и улыбаясь, она вышла из комнаты и спустилась по лестнице.

Она не обиделась на то, что к приготовленному ею завтраку отнеслись с пренебрежением, и была счастлива, что девушка у нее в доме, так как, в сущности, она была одинокой женщиной, которая радовалась любому обществу. Она мечтала иметь дочь, страстно мечтала, маленькую девочку, которая снежными вечерами сидела бы у нее на коленях, училась бы шить и печь на кухне сахарное печенье. Когда она делала бутерброд для Розали, ей казалось, что мечта ее жизни стала явью, что знакомство с чужой девушкой доставит ей много радости. Они будут вместе собирать чернику, совершать длинные прогулки по берегу реки, а по воскресеньям сидеть рядом на церковной скамье. Когда она снова пришла наверх с бутербродом, Розали сказала, что хочет встать. Миссис Уопшот возражала, но в просьбе Розали был некоторый резон.

- Я почувствую себя гораздо лучше, если вы разрешите мне встать, прогуляться и посидеть на солнце, только почувствовать, как греет солнце.

После завтрака Розали оделась и спустилась к миссис Уопшот в сад, где стояли старые шезлонги.

- Как приятно погреться на солнышке, - сказала она, засучивая рукава платья и откидывая голову.

- Теперь скажите мне, как позвонить вашим родителям, - попросила Сара.

- Я вовсе не хочу звонить им сегодня, - сказала девушка. - Может быть, завтра. Видите ли, они всегда начинают волноваться, когда у меня какие-нибудь неприятности. Я так не люблю беспокоить их, когда у меня неприятности. Они захотят, чтоб я приехала домой, ну и все такое. Видите ли, мой папа - священник, точнее, приходский священник, я имею в виду, он всю неделю с утра до ночи пропадает в церкви, и все такое.

- Мы здесь принадлежим к евангелической церкви, - сказала миссис Уопшот, - но мне известно немало людей, которые хотели бы перемен.

- Он, решительно, самый нервный человек, какого я знаю, - продолжала Розали. - Мой отец. Он все время чешет себе живот. Это нервное заболевание. У большинства мужчин рубашки изнашиваются, вероятно, у воротника, а папины рубашки изнашиваются там, где он чешется.

- О, мне кажется, вы должны позвонить им, - сказала миссис Уопшот.

- Это все потому, что у меня неприятности. Они все время считают, что я устраиваю им неприятности. Однажды я поехала в лагерь, в Аннаматопойзете, и у меня был свитер, с буквой "В" на нем, за то, что я была такой великолепной туристкой; и когда папа увидел это, он сказал, что, по его мнению, "В" означает не второй разряд, а вечные неприятности. Я просто не хочу их беспокоить.

- Это вряд ли правильно.

- Пожалуйста, пожалуйста, не надо. - Розали закусила губу: вот-вот заплачет, и миссис Уопшот быстро переменила разговор.

- Понюхайте пионы, - сказала она. - Я люблю запах пионов, они уже почти отцвели.

- Как приятно греться на солнце.

- Вы где-нибудь работаете? - спросила миссис Уопшот.

- Да как вам сказать? Я посещала школу секретарей, - ответила Розали.

- Вы собирались быть секретаршей?

- Как вам сказать? Нет, я не хотела быть секретаршей. Я хотела быть художником или психологом, но вначале я училась в аллендейлской школе и терпеть не могла школьного куратора, так что ничего выбрать не сумела. Дело в том, что он все время дотрагивался до меня и мял мой воротничок - и разговаривать с ним было совершенно невыносимо.

- И тогда вы поступили в школу секретарей?

- Как вам сказать? Сначала я поехала в Европу. Прошлым летом я еще с несколькими девушками поехала в Европу.

- Вам понравилось?

- Вы имеете в виду Европу?

- Да.

- О, по-моему, там было чудесно. По правде говоря, кое в чем я разочаровалась, например в Стратфорде. По правде говоря, это просто обыкновенный маленький городишко. И мне совершенно не понравился Лондон, зато я пришла в восхищение от Голландии и всех тамошних чудесных человечков. Это было страшно забавно.

- Не нужно ли вам позвонить в школу секретарей, в которой вы учитесь, и сказать, где вы сейчас находитесь?

- О нет, - ответила Розали. - В прошлом месяце меня исключили. Я завалила экзамены. Я знала весь материал и вообще все, но не знала слов. Единственные слова, что я знаю, - это слова вроде "божественный"; конечно, на экзаменах они не употребляют таких слов, и я никогда не могла понять, о чем меня спрашивают. Я хотела бы знать больше слов.

15
{"b":"72010","o":1}