ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Немного успокоившись, Бронвис прошла к себе. Она верила, что избежит новой ссоры из-за того, что ослушалась Орма. К тому же ей не верилось, что колдовские чары, наивно приписанные “голубому цветку”, сохранят свою силу в стенах замка.

— Я быстро пришла в себя, и Орм тоже одолеет их! — думала Бронвис.

От скачки по жаре ее платье взмокло и отвратительно липло к телу. Запах гари, оставшийся в плотных складках широкой верхней юбки, смешавшись с запахом лошадиного пота, вызывал тошноту.

Бронвис сняла свой наряд для прогулок. К счастью, большая широкая ванна была полна свежей воды, благоухавшей ароматом зеленых лесных трав. (Летом Бронвис не наливала туда духи, предпочитая отвары цветов. Молодая служанка неплохо готовила их.) Погружаясь в прохладную воду, она облегченно вздохнула. Ощущение чистоты и прохлады приятной волной растеклось по усталому телу. (Верховая прогулка, нежданно ставшая гонкой, всерьез утомила.) Приятный запах, лаская ноздри, расслаблял и успокаивал, прогоняя лесные страхи и навевая сладкие грезы. Одной ссорой больше, одной меньше — какая ей разница? Они скоро помирятся, они с Ормом всегда будут вместе. Он скоро войдет сюда и…

Улыбка коснулась губ Бронвис. Ей было нетрудно представить, как Победитель воспримет это зрелище: ее тело в прозрачной зеленоватой воде, благоухающей свежей мятой. Остаться к нему равнодушным мог только глупец! А потом…

Перед глазами возник небольшой местный храм, где вершили обряды. Она в белоснежном атласном платье с отделкой из меха хорошеньких ласок и длинном пурпурном плаще, с диадемой из крупных алмазов и жемчуга… Орм в драгоценной парче и коричневом бархате… Фланн подает им подушечку с кольцами… В свете факелов и свечей промелькнул озлобленный взгляд Хейда… Или Вальгерда?

Бронвис так резко вздрогнула, что вода с шумом выплеснулась на пол. Почему она вспомнила брата? Почему вдруг так испугалась? Бронвис не знала. За время ее жизни с Ормом они очень редко виделись, так как она жила в замке любовника, а Вальгерд в своем, а вернее, в их поместье. Нежданно она ощутила озноб и поняла, что вода в ее ванне стала слишком холодной.

Набросив на плечи шелковое покрывало, Бронвис выбралась из воды. Ее вновь охватила тревога: она очень долго купалась, но Орм не пришел. Не желая поддаваться смятению, Бронвис как можно спокойнее переоделась в домашнее платье, как следует причесалась и даже подкрасилась. Орм не шел! В раздражении хлопнув крышкой шкатулки с красками и румянами, Бронвис встала.

— Довольно, я не желаю ждать! Если Орм не идет, я сама поднимусь к нему!” — решила она и стремительно вышла в коридор, где едва не столкнулась с Фланном. Юноша, как и Бронвис, почти постоянно гостил у Орма.

Недоуменно окинув быстрым взглядом домашний наряд молодой вдовы, он спросил ее:

— Значит, вы действительно не поедете? Почему?

Странный вопрос лишь усилил тревогу в душе:

— А куда же я должна ехать?

— Со всеми, в лес!

— В лес?!

— Да. Возвратившись с прогулки, Орм велел собираться всем вирдам, гостившим в его замке, и даже некоторым из слуг. Я вернулся с середины дороги, поскольку забыл здесь свой амулет. Без него я не езжу в лес.

На минуту Фланн замолчал, а потом вдруг добавил:

— Когда я спросил у Орма, почему вы не едете вместе с ним, он ответил, что Вы не хотите, он же не станет настаивать и принуждать!

“Ложь! Я впервые слышу об этом! Орм не соизволил предупредить меня!” — захотелось воскликнуть Бронвис, но чутье подсказало ей, что не стоит так поступать. Посторонним совсем ни к чему знать о размолвке меж нею и Победителем.

— Я забыла! — прошептала она, испуганно и изумленно раскрыв золотые глаза. — Прилегла ненадолго после прогулки, заснула и, конечно же, все проспала! Неужели Орм мог подумать, что я нарочно так поступила? Он очень обиделся? Фланн, вы не могли бы меня подождать? Мы поедем в лес вместе!

Молодой человек чуть покраснел и восхищенно улыбнулся ей:

— Да, я подожду!

Быстро надев наряд для охоты, Бронвис спустилась вниз. На конюшне у нее было несколько запасных лошадей, переведенных из своего поместья. (После гонки за Ормом конь бы не выдержал новой поездки.) Немедленно оказавшись в седле и как можно беспечнее крикнув юноше: “Догоняйте!”, — Бронвис решительно понеслась вперед, позабыв об усталости. Галоп, взятый с места в карьер, идеально подходил к ее настроению:

— Хватит, игры закончились! Орм пожалеет об этой гнусной выходке! Я никому не позволю так со мной поступать!

Устремившись с друзьями и слугами в лесные заросли, Орм ни минуты не думал, что у него есть соперник, который со своими людьми тоже мчится к сожженному дромму, поскольку увидел прекрасный и странный “цветок”.

Вальгерд бы не понял, что значит голубое “растение” и какую роль оно может сыграть в его жизни, не будь рядом Хлуда. Увидев “цветок” из окна замка, где развлекался с дружками, давно позабывшими родной дом для разгульной жизни под крышей предводителя, Златоглазый удивленно спросил Хлуда: “Это что?” Тот ответил не сразу, как будто не в силах поверить увиденному, и не решаясь поделиться догадкой.

— Рыси! Дикие Белые Рыси в нашем лесу! — наконец с трудом выдохнул Хлуд. В его неуверенном тоне было столько недоверия и испуга, что Вальгерд внезапно расхохотался:

— Ты не слишком-то рад?

— А чего веселиться? Встретишь такую лесяночку и запылаешь!

— От страсти?

— Какой там страсти! Сожжет, как стог сена или охапку соломы!

— Ты думаешь?

— Точно не знаю, но если верить легендам, то будет именно так! Помнишь песню о проезжем купце?

Задавая вопрос, Хлуд не сомневался, что Вальгерд вряд ли слышал ее, так как был равнодушен к легендам. И, не желая особенно долго объяснять, что к чему, напел хриплым голосом:

Встретил лесянку проезжий купец:
— Пойдем, синеглазка, и делу конец!
А если вести себя будешь умно,
За ласку получишь вино и зерно!

Она, разумеется, отказалась, а он, дурак, решил действовать силой, не понимая, кто перед ним! Она не отбивалась, а только взглянула в упор роковыми синими глазками :

Взмыл над дорогой столб голубой,
Выпустив в небо шар золотой.
Яркой звездою тот шар просиял
И, потемнев, мертвым пеплом опал.
Больше купец не вернется домой!
Вспыхнув, как свечка, распался золой.
Вот тебе и лесянка!

Фрагмент песни, исполненной Хлудом, напомнил разговор с Человеком Двора: “Для такой Рыси нетрудно одним взглядом взорвать стену замка, разрушить каменный мост или выжечь лесной массив… Но ее Сила — легенда, не подтвержденная жизнью. Эти девушки дарят не Силу, а нежность и верность.” Но “цветок”, взмывший в небо, как в песне, ясно показывал: Хейд ошибался.

— Так значит, дикая Рысь, появившись в вашем лесу, тут же кого-то сожгла? — спросил он у Хлуда, стараясь одолеть неприятное чувство, невольно возникшее после легенды о дерзком купце.

— Я не думаю. Старики говорили, что Рысь не станет сжигать человека просто так. Чтобы принудить лесянку применить Силу, нужно серьезно обидеть ее. Если не трогать Дикую Рысь, она вряд ли нападет первой.

— А как же “цветок”?

— Если верить легендам, такие “цветы” — первый признак их появления. Переселившись на новое место, они проверяют свою необычную Силу, сжигая деревья или кустарник. Сейчас расцветет еще два-три “цветочка”, а после все прекратится.

— Почему?

— Потому что на время Рысь станет обычной девчонкой.

— Девчонкой? — изумление Вальгерда было совсем неподдельным. — Просто девчонкой, которую можно поймать?

Теперь удивился Хлуд. Он не видел в предложении Златоглазого здравого смысла. Желая рассеять сомнения, он обратился к нему, полагая, что не расслышал:

13
{"b":"72019","o":1}