ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что это значит?

При всей своей внешней простоте слова Орма звучали очень жестко. Не сомневаясь, что, допустив пленение Рыси, они совершили святотатство, никто из местных не решился ответить ему. Не смутился только Вальгерд, давно ищущий повод для столкновения:

— Этот тон неуместен! Я исполняю свой Долг Человека, забытый здесь.

“Да исполнится Долг Человека!” — такими словами всегда завершалось чтение приговора колдунам, осужденным на казнь “Службой Магии”. Вальгерду было глубоко наплевать и на Долг Человека, и на все остальные вопросы веры и совести, он просто вспомнил эффектную фразу, звучавшую перед каждым костром. И теперь Златоглазый решил, что она пригодится в его споре с Ормом, так как другого объяснения для захвата светловолосой девчонки у него не было.

Самоуверенный тон Златоглазого удивил Победителя, он не думал, что ему станут возражать. Приподнявшись в седле, Орм с насмешкой спросил у противника:

— Долг Человека? И в чем же он?

Вальгерд взглянул на лесную пленницу. Было неясно, пришла ли она в себя и понимала ли разговор двух мужчин. Уронив голову набок, она просто обвисла на грубой веревке. Пышные волосы вновь закрывали ее лицо, не давая увидеть, что она — существо чужой расы. Любому бы показалось, что перед ними обычная девушка, слабая и беззащитная, а не опасный противник.

“Ее показная слабость обманет любого!” — раздраженно подумал Вальгерд и ответил Орму:

— Подобные твари опасны! В столице отловом нелюдей занята “Служба Магии”, здесь же…

— Здесь не столица! — внезапно оборвал его Орм, — А в Гальдорхейме нелюдей нет, есть лесянка, которую ты, нарушая наши обычаи, оскорбил и взял в плен! Ты немедленно должен ее отпустить!

Слушая вместе с другими его монолог, Хлуд неожиданно усмехнулся:

— А наши мысли похожи! Орм видит себя героем новой легенды, он верит, что его каждое слово вскоре войдет в песнь Хранителя!

Было похоже, что эта тирада показалась фальшивой и Вальгерду, потому что тот улыбнулся с открытой насмешкой:

— С другим бы я просто не стал говорить, но ведь мы стали почти родными! — намек на его отношения с Бронвис задел Орма, но он не успел отпарировать, так как Златоглазый продолжил. — Я был в военных походах и знаю: добыча принадлежит по закону тому, кто ее захватил. На охоте такие же правила!

— Белая Рысь — не добыча!

— Рысь — может быть, только дикого зверя здесь нет! Есть девчонка чужого народа!

— Ошибаешься!

С каждой минутой противники становились все агрессивнее. Оба теряли терпение, так как не привыкли никому уступать. Над поляной повисла зловещая тишина. Было видно, что ни один не желает решать дело миром, в любую минуту могла завязаться обычная драка. Не поединок двух равных, не суд Высшей Воли, а простая грубая ссора. Сам тон разговора был много важнее любых аргументов и слов.

Глава 4

Покидая замок любовника, Бронвис не сомневалась, что вскоре нагонит Орма, однако найти его оказалось труднее, чем она думала. Собираясь перехватить его, Бронвис, невзирая на совет Фланна держаться торной дороги, помчалась через лесные заросли прямо к поляне с сожженным деревом. Юноша зря тратил силы, стараясь внушить ей, что Орм не собирался туда ехать.

— Молчите, я знаю, что делаю! — резко сказала красавица, не сомневаясь, что совершенно права и пустила коня вперед.

Бронвис было бы трудно объяснить, почему она делает это, но она могла бы поклясться, что странное поведение Орма и “цветок” связаны. Фланн устремился следом за ней.

На поляне они обнаружили много следов от конских копыт. Было ясно, что здесь побывал отряд, разделившийся на три группы. Но, невзирая на просьбу юноши поскорее уехать, поскольку тот, зная Орма, утверждал, что его знаменитый друг никогда не пошлет людей к Топи, куда вела часть следов, Бронвис решила остаться. Отъехав в густые заросли, она спешилась. Фланн сделал то же, считая, что должен быть рядом с подругой Победителя.

Вскоре по узкой дороге, ведущей к ручью, протекавшему неподалеку, застучали копыта коней. Бронвис сразу вскочила в седло, но молодой человек удержал ее лошадь за узду. Возмущенно взглянув на него, молодая вдова собиралась хлестнуть коня, когда Фланн сказал ей:

— Не надо шуметь, это Хлуд.

— Вы уверены?

— Да, его голос нетрудно узнать.

— Что же, спасибо за вашу заботу!

Тон Бронвис казался весьма ироничным, однако она уже не спешила выехать на дорогу. Нежданная встреча с компанией брата совсем не прельщала ее, хотя поведение Фланна и показалось глупым.

— Не понимаю, что значат ваши ужимки! — небрежно сказала она. — Вы боитесь друзей Вальгерда?

Юноша вспыхнул, но ответил вежливо:

— Вы, несомненно, знаете вашего брата, но я знаю Хлуда. На него нельзя полагаться ни в чем! Будет лучше, если он просто не заметит нас.

Бронвис пожала плечами. Убедившись, что Орма здесь нет, она пожалела о сделанном.

— Лучше было довериться Фланну! — мелькнула запоздалая мысль. — Орм, конечно, объяснил ему, где их искать, а теперь поздно!

Бронвис хорошо понимала: в погоне за зверем охотник способен уйти далеко.

Бронвис еще оставалась в седле, когда на поляне раздался какой-то шум, и в подлеске замелькали людские фигуры. Было похоже, что народ прибывает. Там, несомненно, что-то случилось, поскольку гвалт вдруг затих. Спустившись с седла, Бронвис шепнула спутнику:

— Я хочу знать, что случилось!

Ее голос вдруг сделался хриплым от волнения. Не представляя, что происходит, Бронвис ощутила прилив сильной тревоги. Ее состояние сразу передалось Фланну. (Прояви Бронвис побольше внимания к юноше, и она бы заметила, что он знает о “ голубом цветке” много больше, чем хочет ей показать.)

— Только тихо, чтобы никто не заметил вас! — предупредил он ее.

Привязав коней к толстой ветке ближайшего дерева, они попытались пробраться к поляне, что оказалось непросто. Лесные кусты поминутно цеплялись за складки одежды, к тому же пришлось перейти по бревну через быстрый широкий ручей. Наконец Фланн и Бронвис взобрались на пригорок, поросший кустарником дикого стронга. Густые ветви, покрытые жесткой темно-зеленой листвой и пурпурными гроздьями мелких, довольно невзрачных цветов с очень странным, пронзительным ароматом, укрыли их от глаз людей.

— Будет лучше, если вы все же обвяжете этим нижнюю часть лица, — ясно расслышала Бронвис слова Фланна, протянувшего ей свой красивый шарф. С тонкой вышитой ткани на листья упало несколько капель прозрачной воды. Несомненно, Фланн смочил его при переходе через ручей. Удивленно взглянув на него, Бронвис спросила:

— Зачем?

— Запах стронга туманит рассудок, но влажная ткань защитит вас, — ответил он, тут же уткнувшись в свой мокрый платок. Не желая напрасно спорить с ним, Бронвис взяла шарф. Они очень отчетливо видели, что происходит на поляне, и скоро красавица пожалела, что пришла сюда. (Экзекуция над крестьянкой с длинными волосами не вызывала у нее ни интереса, ни жалости.)

Бронвис уже собиралась сказать Фланну: “Идемте отсюда!”, когда на поляну нежданно выехал Орм. Его появление сразу решило все. Бросив юноше:

— Мы должны быть там! — Бронвис стремительно бросилась вниз. Ее мало заботило, как Орм воспримет ее появление.

Оказавшись меж вирдов, Бронвис сразу же пробралась вперед, но ни брат, ни любовник ее не заметили. Она вдруг ощутила себя совершенно ненужной и, глядя на пленницу у ствола, с тихой злостью подумала:

— Да, во всем виновата только ты!

Из отдельных фраз Бронвис поняла, что девчонка и есть знаменитая Белая Рысь из легенды Хранителя, а “цветок”, сжегший дромм — проявление Силы. Волнение Орма, его внезапная грубость, желание скрыться от Бронвис имели предельно простое объяснение: он увлекся другой, еще даже не увидев ее.

— Жаль, что Вальгерд не расправился с ней! — в ярости глядя на соперницу, думала Бронвис. — Но только я еще поборюсь!

17
{"b":"72019","o":1}