ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перед мысленным взором Победителя вновь промелькнули побелевшие губы, плотно сжатые веки и ссадина у виска. На бесцветных щеках проступали дорожки еще непросохших слез, смешанных с каплями грязи и пота, покрывшего лоб, а черты… Да любая служанка была лучше этой чумазой девчонки из леса!

Глядя на Рысь, Орм испытал вспышку ярости и отвращения. Долгие годы он грезил о неземной красоте, волновавшей до дрожи, а встретил дурнушку! Рысь из легенды не смела быть столь ничтожной, ей полагалось быть трепетной и поэтичной.

Ступай в лес! — приказал он ей, понимая, что на них смотрят и ему нужно доиграть роль героя-спасителя, идиота, вступившегося за столь убогое существо. Больше всего он боялся, что эта лесная тварь не захочет уйти.

Да, лесная тварь! Называть ее Белой Рысью Орм не мог, она слишком жестоко поступила с ним, уничтожив предвкушение чуда. Чем? Самим фактом своего появления. Кем бы он выглядел рядом с ней? Общим посмешищем? К счастью, там была Бронвис.

Орм взглянул на любовницу. Да, очень красива… И умна… И умеет подать себя… И безумно в него влюблена…

Так чего же ты ждешь? — поневоле спросил он себя. — Ты ведь знаешь, что лучшей тебе все равно не найти!

Встав с постели, Орм подошел к шкафу и вынул шкатулку, в которой хранились фамильные драгоценности рода. Достав крупный перстень с прекрасным бледно-сиреневым камнем, он долго смотрел на него. Выбирая невесту, старший сын и наследник вручал ей это кольцо в знак глубокой любви. Орм впервые вынул его и, любуясь изумительным блеском, решил:

Завтра утром! Пусть будет именно так!

Голубое сияние призрачной дымкой окутало кроны деревьев, стоящих вокруг небольшого домика… Старый дромм возвышался, раскинув ветви… Он видел ее…

Черты были прежними, изменился только цвет глаз: темно-синие звезды с водоворотом сияющих ярко-голубых искр. Некрасива? Такое мог сказать только слепой!

— Разве это она? Разве это лесная пленница? — изумленно подумал Орм, с трудом веря своим глазам.

Дело было не в синих глазах… Не в потоке роскошных волнистых волос, ниспадавшем почти до земли… И не в камне у нее на груди, оправленном в черное дерево и сиявшим, будто бы третий глаз.

— Как у Норта, — подумал Орм, хотя цвет талисмана Хранителя резко отличался от украшения девушки.

Ощущение Силы, окружавшей ее, будоражило. Впервые в жизни Орм испытал настоящий прилив безумия, страсти, перед которой померкло все: осторожность, рассудок, инстинкт сохранения жизни. За право обнять эту женщину, он готов был пойти на все. Подчиняясь наваждению, Орм шагнул к ней, как будто не слыша приказ Белой Рыси:

— Не приближайся! Не подходи!

Он едва уклонился от жара “голубого цветка”, полыхнувшего рядом.

— Не подходи! — прозвучало в его голове.

Ее губы не двигались, но Орм ясно слышал слова. Снова рядом вспыхнул “цветок”, но он продолжал идти, полагая, что она просто пугает, хочет остановить.

— Не подходи!

Орм отчетливо слышал в приказе не просто тревогу, а страх. И сияние синих сказочных глаз становилось все ярче и голубее. Почти обезумев, утратив рассудок, Орм шагнул к незнакомке и обнял, не обращая внимания на откровенный испуг, заметавшийся в бездне ее фантастических глаз, и на хрупкие руки, которые резко уперлись в его грудь. Он знал, что достоин…

Страшный удар отшвырнул его в бездну. Мрак…Страх… И острое чувство вины…

Орм приподнялся с подушки. В ушах стоял звон, сердце билось, как птица в клетке. Ему было трудно объяснить свое состояние, так как ни разу он не был так потрясен. Странный сон словно забрал его душу, оставив непонятное чувство томления и неизбывной тоски. Глядя в ночную тьму, Орм подумал:

— Не знаю, существуешь ли ты в этом мире, но только другой я уже не хочу!

В свете двух Лун на столе блеснул перстень с сиреневым камнем. Поднявшись, Орм взял его в руки.

— Откуда он взялся? Зачем? — удивлено подумал он.

Глава 5

Ступай в лес! — сказал человек, помешавший убить ее, и она бросилась прочь, испугавшись, что он передумает.

Девушка очень боялась, что кто-нибудь кинется следом, однако люди не двигались. Был момент, когда ей показалась, что она слышит неподалеку отчетливый шум шагов, но это стучало ее сердце. Теперь, пробираясь сквозь чащу, она потеряла счет времени.

Может, я заблудилась? — мелькнула тревожная мысль. За восемнадцать лет, проведенные здесь, лес так и не стал настоящим домом для Свельд.

Но испуг отступил, когда заросли поредели. Вдали замерцала гладь небольшого синего озерца, говорившего, что она вскоре доберется до дома. Не раздеваясь, Свельд бросилась в теплую воду и поплыла. Выйдя на берег, она даже не стала отжимать платье и волосы. Взобравшись на невысокий пригорок, она посмотрела вниз, на поляну, где рядом с большими дроммами приютился маленький домик.

Неподалеку пылал костер, над которым висел небольшой медный чан. Рядом с ним, наклонившись к корзине, доверху полной лесными ягодами, сидела девушка. Обрывая зеленые листья и черенки, она быстро бросала сочные ягоды в бронзовый таз, почерневший от времени.

Ее сходство со Свельд было столь поразительным, что любой бы мог спутать их, если бы не оттенок волос, отливавших не золотом спелой пшеницы, а снежной голубизной. И глаза… Синяя бездна, полная ярких искр, больше смущала, чем согревала, будя в душе трепет и непонятный страх.

Свельд не успела спуститься с пригорка, как девушка у костра, позабыв о корзине и ягодах, бросилась к ней:

— Что случилось? Что с тобой, Свельд?!

И, обняв сестру, Свельд, утирая внезапно проступившие слезы, шепнула ей:

— Руни, он все же пришел, твой Герой!

* * *

Это случилось чуть меньше девятнадцати зим назад. Для Мероны ничто не сулило больших перемен. Она знала, что ее жизнь на закате. Уже пятьдесят, а ни мужа, ни детей, ни хорошего справного дома. Она понимала, что для деревни всегда будет Чокнутой.

Не от мира сего! — говорили соседки, стуча себя по лбу.

Мерона в душе понимала, что они, в общем-то, правы, но ничего не могла уже сделать с собой.

— Слишком много слушала сказок, вот и повредилась умом! — всякий раз говорила в сердцах мать. — Красива, и силы хватает, а разума нет!

Когда все молодые девчонки искали себе женихов, дочь бродила по лесу, мечтая непонятно о чем. Даже домом заняться она не могла: вроде знает, что и как нужно сделать, да только без души, без желания. Так и просидела одна в старых девах.

После смерти родителей эта дуреха не только не смогла приумножить достаток, но просто развалила хозяйство. А на попреки соседок она отвечала: “Мне хватит того, что имею, а больше — зачем?”

— Поголодаешь — поймешь! — хотелось ответить хорошим хозяйкам, но они знали: Мерона с голоду не умрет, у нее был особый дар находить дары Леса, как она называла грибы, орехи и ягоды. Да и рыбу деревянным копьем она била получше многих мужчин. Это тоже служило в деревне предметом насмешек: неженское дело!

Прохладный осенний денек мало чем отличался от остальных. Ранним утром Мерона, закрыв покосившийся домик, отправилась в лес. Любопытным соседкам хватило лишь взгляда, чтобы понять: заготовки идут полным ходом. (Большую корзину и короб из кусков светло-желтой коры знали все.)

— Интересно, вернется к обеду? — спросила у матери девочка лет десяти, доставая ведро из колодца.

— Вряд ли! Пробродит до темноты.

— Так ведь дождь собирается…

21
{"b":"72019","o":1}