ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Руни, не трогай их!

— Почему?

Он не знал, что ответить. Эрл понял бы, если бы так вел себя ребенок, случайно забравшийся в дом, а не взрослая девушка…

Солнечный зайчик, скользнув по стене, задрожал на столе.

— Почему? — повторила она. — Они очень красивые, эти светильники.

— И опасные, — стараясь держаться спокойно, ответил Эрл. — Эти лампы с таким ярким газом, горящим голубоватым огнем, ненадежны. Светильник способен взорваться в любой момент, вызвав пожар. Или просто поранить осколками!

— Да? А откуда ты взял их?

Пришлось признаваться, что делал светильники сам.

— Понимаешь, в одной из книг было их описание. Я попробовал, но…

Поначалу они рвались сразу, как только загорался огонь. Потом стали гореть час, два, три.

— Теперь лучшие могут держаться недели две.

— Да? А потом?

— Потом — все!

Ему очень хотелось добиться, чтобы светильники стали надежными.

Сидя на деревянном столе и болтая ногами, лесянка с большим интересом слушала. После ламп пришла очередь странных приборов, темных бутылей, черных камней, старых свитков и прочей загадочной чепухи.

— Я хочу есть, — вдруг сказала она.

Уплетая хлеб с сыром и жареным мясом, запивая его сладким соком из кружки, Руни удивленно отметила, что ей здесь хорошо.

— А вы с братом совсем не похожи! — опять повторила она, как и прошлым вечером. — Больше не надо твердить, что вы ближе, чем кажется. Мне с тобой очень легко, а вот с Ормом… Ты знаешь, если честно, то я его просто боюсь!

Удивление Эрла казалось совсем непритворным:

— Боишься? Но почему?

— Потому что он — Серый Бер!

— Он — Победитель Серого Бера, — с улыбкой поправил Эрл.

— Он — Победитель? Ну нет! Он сам — Серый Бер! С такой пастью! И он может нас покусать!

Руни знала, что несет полную чушь, о которой придется потом пожалеть, но молчать ей совсем не хотелось. Чувство полной свободы, нахлынув, с головой захлестнуло ее, пробудив эйфорию. Она ощущала, что здесь ей дозволено все… И она перестала жалеть, что покинула свой лесной дом.

Проводив Руни в замок, Эрл снова вернулся в каменный домик. Ему было трудно понять себя. День, пролетевший как миг, вместе с радостью вызвал тревогу. Нелепая шутка про старшего брата смутила. Оставшись наедине с собой, Эрл повторил: “Серый Бер…”

Чуть помедлив, он подошел к сундуку, где хранились старинные свитки. Увлекшись их расшифровкой еще в годы детства, он как-то обнаружил легенду, которую раньше нигде не встречал. Назвать это преданием было бы слишком уж громко, поскольку от текста сохранилась едва ли третья часть. Норт, которому мальчик когда-то ее показал, пожал плечами, не в силах понять, что к чему. Слова Руни о Бере напомнили Эрлу о нем. Теперь, разбирая пергаменты, он вновь достал этот свиток. Старинные буквы гласили: “…сей мерзостный симбиоз!”

“ “…сей мерзостный симбиоз! Но подобное можно одолеть лишь …….. , — говорил колдун-Мастер. — Изберите достойного, дабы оный вобрал Силу Зверя не токмо ….., но духом. Он станет ……. орудием нашей …… !”

И, выслушав слово, отважные вышли вперед. ……. .. ….. и велел им бороться со Зверем под древом .. ……. ……. Вышел один Победителем. И предрек колдун-Мастер: “Буде смело теперь побеждать он во имя Святого на …….. ……! Будут Твари разорваны! От поляны на три перелета слимги обустройте ……. из камня, где будет Сердце Борьбы. Оно сразу узнает, кто …… ……, … нет. Убивайте любого, кто сможет почувствовать Сердце, кроме потомков Победителя! Убивайте любого, кто сможет ……. … Потомкам ………. ….. дано будет право господства над ….. ……. и право господства над Тварью, которая Сердце пройдет … …….. И страшитесь седьмого колена! Рожденный не должен, как ………, смешать свою кровь с кровью монстров, поскольку способен ….. породить Зверя с …… энергией Твари, родить очень мощный Исток, разрушающий Сердце, который опять возродит Силу Л……рда!”

И, услышав пророчество…”

Дальше текст совсем стерся, осталась лишь фраза: “… все будет так!”

Несмотря на пробелы, смысл легенды казался понятным. Теперь, глядя в свиток, Эрл думал: “А если мифический Зверь — это Бер? Что же, очень возможно… А Сердце? Узнать бы, что такое слимга!”

Кроме этих вопросов возникло и много других. Кто такие в пророчестве Твари? Зачем их уничтожать? Если Сердце — действительно комната с Силой, то Твари — Белые Рыси? Стань документ руководством к действию, (убивайте любого, кто сможет почувствовать Сердце) то выжить бы не сумели не только синеглазая Руни, но и Хранитель! И он сам…

А это “седьмое колено”, в котором возможен Исток, возрождающий некую Силу? Где оно? В документе не было даты. Быть может, “рожденный, который не должен смешать свою кровь с кровью монстров” и впрямь Орм? И Руни совсем не случайно боится его? Но тогда… Нет, концы не сходились!

Когда лучи солнца коснулись оконных стекол, Эрл понял, что вряд ли получит ответ.

Медный прут покачнулся, со звоном коснувшись хрустальной стенки бокала. Эмбала вздрогнула, так как ответ был понятен. Она сразу знала: он вряд ли мог оказаться другим, и гадание лишь подтвердило, что с Руни в их замок пришло Зло.

— Нет, нелюдь! Я не позволю тебе погубить нас! — с холодным гневом решила она. — Я избавлю наш замок от ведьмы! Во благо всем!

Зло и Благо… Два слова, знакомые с детства, которые четко делили на две половины весь мир. Компромисса меж ними не было, и Эмбала гордилась, что может мгновенно распознать, что есть что. Этот навык был обретен с первых дней появления на этот свет, а вернее, с момента, когда мужской голос, наполненный гневом, отчетливо произнес: “Ты с ума сошел! Это же девочка! Сколько ей? Пять? Или семь?”

…— Ты с ума сошел, Гарм!

— Ради Высших Сил, без имен! Я исполнил то, что обещал.

— Но она же девчонка! И сколько ей? Пять? Или семь?

Голоса доносились как будто сквозь слой мягкой ваты.

— И что? Из таких и растит своих будущих Жриц “Служба Магии”!

— Жриц? Мне не нужно никаких Жриц, мне нужен Мастер, который способен со временем стать Истребителем и защитить мою дочь от любых, самых страшных врагов! Жрица! Эта малявка не прошла даже первый этап подготовки!

— Ошибаешься, первый этап завершен. Обострение всех человеческих чувств… Интуиция… Поиск чужой сверхъестественной Силы и верность объекту… Способность брать Силу из самых слабых источников!

— Этого мало!

— Достаточно! Над ней уже совершили Обряд в катакомбах, но она не прошла кодировку на Скерлинг, и это самое главное. “Служба” не сможет вновь подчинить ее. А ведь они принимают особые меры для возвращения! С мальчиком номер у нас не пройдет, их и так остается всегда слишком мало.

— О чем они говорят? — удивленно подумала девочка, прежде чем вновь провалиться в кромешную тьму…

… Лестница в темный подземный ход… Она шла, не боясь ничего. Те мужчины, которые шли вместе с ней, были словно какие-то тени. Весь мир состоял из теней, совершенно лишенных цвета, эмоций и запахов.

В коридоре стояла высокая женщина в длинном платье, сжимая маленький сверток, в котором спал ребенок. Взглянув на Эмбалу, она тихо спросила одного из мужчин.

— Неужели придется доверить ей Бьерн?

— Да, любовь моя, — так же ответил он. — Заговор против Властителя — это не шутка. И если нас ждет неудача, то кара обрушится на весь наш род. Не пожалеют даже ребенка. Лишь тайна тогда защитит ее. Тайна и беспредельная преданность. И я хочу, чтобы рядом с Бьерн было верное ей существо. Эта девочка — из катакомб. Понимаешь, о чем я?

— А кодировка?

— Надеюсь, что она будет успешной. Гарм знает, как проводить ее!

Вздохнув, женщина протянула Эмбале младенца, и та покорно взяла его. Тот, кого называли Гармом, торжественно произнес:

40
{"b":"72019","o":1}