ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отпустив ее, Орм отшатнулся.

— Прости меня, Руни! Ты просто все не так поняла!

Но лесянка ничего не ответила. Глядя на пламя, Руни вдруг задрожала, как будто бы тоже чего-то боясь.

Орм ушел. Ушел сразу же. Оказавшись в своей комнате, Орм вынул полный кувшин вина. Но когда показалось дно, чувство безмерной обиды и страха перед неведомой Силой лесянки усилилось. В памяти ясно раздался уверенный голос Эмбалы: “Обычный оборотень!”

— Да, нелюдь, оборотень! Нелюдь! — вновь повторил Орм и провалился в тяжелый, мучительный сон.

Орм не знал, что, оставшись одна, Руни долго смотрела на сгоревшую ткань.

— Теперь лучшие могут держаться недели две… Я надеюсь, что он не взорвется!

Светильник взорвался. Он, правда, не вызвал пожара, но доказал ей, что Эрл опасался не зря. “Неудача! Опять неудача!” — сказал бы он, глядя на осколки стекла, но она была рада этому.

— Лучше светильник, чем что-то другое, — подумала Руни.

Она понимала, что побоялась бы выпустить Силу, но и подчиниться она бы сейчас не смогла.

Сейчас? Или вообще никогда? В первый раз Руни прямо спросила себя. И она уже знала ответ!

Хорошенько обдумав, как действовать, Эрл решил, что ему будет лучше всего, как советовал Норт, перехватить Эмбалу прямо у входа в комнату. К сожалению, в коридоре укрыться было нельзя, приходилось зайти. Но Потоки не достигали порога.

— Я возьму серп и куклу, и сразу уйду. Без “перекрестка” Эмбала бессильна мне помешать, она просто старая женщина, — думал Эрл.

Он не знал, когда именно Эмбала станет творить волшебство. Перед полнолунием Эрл постарался оповестить в замке всех, что решил пожить в лесном доме несколько дней. Не вдаваясь в подробности, он намекнул, что затеял какой-то эксперимент, для которого нужно быть там постоянно. Под вечер он вышел из замка, однако вскоре вернулся в роковую комнату. Несколько сильных Защит, сотворенных им на поляне, давали надежду на то, что Потоки не сразу почуют того, кто однажды с ними столкнулся.

Ждать пришлось долго. Его утешало одно: “перекресток” не реагировал, словно бы в комнате был не потомок загадочных Рысей, а самый простой человек. Ни воронок, ни щупалец, ни изменения цвета… Эрл помнил, что в детстве он видел: Потоки при его появлении начали резко темнеть.

Эрл думал, что сможет расслышать шаги в коридоре, однако сообразил, что к чему, лишь когда она вдруг оказалась в комнате. Прижимаясь спиной к камню стен, затаившись, он ждал.

Эрл считал, что Эмбала внесет в руках серп и фигурку, однако с ней был небольшой складной стол, сверток ткани и холщовый мешок. На мгновение Эрл растерялся. Он не знал, где находятся кукла и серп. Попытавшись коснуться сознания женщины, Эрл был бы должен снять Защиту, открыв “перекрестку” свою настоящую суть. Понимая, что медлить нельзя, он шагнул к ней.

Эмбала не ждала нападения, и оно испугало ее. Плохо видя в ночной темноте без свечи, опрокинутой и мгновенно погасшей, управительница не поняла, что к чему. Она побоялась кричать. Обнаружь ее здесь кто-то вместе с набором предметов для магии, не избежать бы Эмбале обвинения в колдовстве.

Вырываясь, она очень скоро смекнула: противнику нужен мешок. Но зачем?

— Серп и куклу! — раздался над ухом голос Выродка.

Инстинктивно Эмбала покрепче вцепилась в мешок, не совсем понимая, зачем. Восковая фигурка с орудием культа были в свертке.

— Обманый ход! Отвлекая, ты получаешь необходимое время! — вдруг полыхнуло в мозгу.

Эрл сразу заметил движение. Полагая, что правильно понял ее подсознательный жест, он рванул мешок и не смог устоять на ногах, потому что Эмбала отпустила его. Вскочить на ноги было делом секунды, однако и этого было довольно. Эмбала, освободившись, успела швырнуть в “перекресток” свой сверток. Она не знала, зачем, просто четко и совершенно бездумно исполнила чей-то приказ.

Белоснежная ткань развернулась и взмыла вверх, легко вытряхнув куклу и серп. Эрл застыл. Он отчетливо видел, как оба Потока стали темнеть. Внутри ясно обозначился луч. Сгусток жуткой энергии крепко обвился вокруг рукояти орудия, а восковая фигурка задрожала и приподнялась… Рядом с ней закрутилась воронка… Эрл, как и Эмбала, не думал, что делает, устремляясь в проклятый Поток…

На минуту его охватил сильный жар. Показалось, что воздух пронизан десятками, сотнями раскаленных и удивительно цепких ниточек-паутин, облепляющих тело сверху донизу. Но они не обжигали его, а, пульсируя, наполняли неведомым чувством огромного превосходства над теми, кто не способен коснуться великой неведомой Силы.

… Мир создан был лишь для него! Вера в себя была так безоглядна, что люди, неспособные его ценить, вызывали не злобу, а жалость. Они раздражали, но мстить было глупо и…

Непонятный, бессмысленный гул, забивающий звуки внешнего мира… И ужас… Внезапная резкая боль и чудовищный внутренний взрыв… И падение в бездну… И полный мрак… Без начала и без конца… Крах… Разруха… И лунный свет… И соленый вкус крови на разбитых губах…

Приподнявшись с каменных плит, Эрл попробовал сесть. Пустота… Пустота вокруг и внутри, словно кто-то лишил его сил… Взгляд Эрла невольно скользнул по руке, сжавшей куклу из белого воска. Руни… Он думал, что вряд ли сможет хоть что-то почувствовать, но сердце дрогнуло. Руни, лесянка… И “перекресток”! Он был в самом центре Потоков, когда…

— Что случилось? Где они? Где Потоки? — недоуменно подумал Эрл. — Или я просто лишился способности видеть и чувствовать, или… Или их нет!

Но эмоций это не вызвало. Чувство опустошенной усталости заглушило все остальные. Встав с пола и опираясь о стену, Эрл с трудом выбрался в коридор.

— Я смогу, потому что я должен! Я должен дойти к себе, чтобы… О том, что случилось сегодня, не узнает никто! — думал он.

Понимая, что Эмбала вряд ли решится рассказать о событиях ночи, Эрл верил, что люди не свяжут его и угасший Поток.

Он сумел и добраться до комнаты, и запереть дверь, однако раздеться уже не хватило сил. Эрл просто рухнул в постель, провалившись в глубокий сон. Восковая фигурка упала у края кровати, выскользнув из открытой руки.

Сердце Эмбалы остановилось, когда вслед за куклой Эрл устремился вперед. Она помнила, чем обернулась первая встреча Потоков и Выродка. На мгновение ей показалось, что ничего не случится. Попав в “перекресток”, Эрл не стремился уйти, а потом…

Эмбала вдруг ощутила вспышку сильнейшего страха. За нею последовал… Взрыв? Да, наверное, это был все-таки взрыв. Ей казалось, что пол заходил ходуном. Два Потока внезапно распались на множество тонких лучей, пестрой сетью покрывших комнату. Эрл зашатался, осел, но ей не было дела до Выродка. Паника… Ужас… И чувство полнейшего краха… Они переполнили душу… Следя за лучами, Эмбала видела, как они мечутся, словно слепые котята… И тают, растворяются в ночной мгле…

Это было начало конца, конца Силы, хранившей замок! Эмбале хотелось кричать, но из горла вырвался лишь сухой хрип.

— Как он смог?! Как он смог это сделать?! — стучало в мозгу.

Ее силы уходили с Потоками. Чувство такой непривычной слабости… Дрожь… Тошнота…

— Что мне делать?! — почти простонала она.

Босив ставший ненужным ей стол и мешок из холстины, Эмбала пошла прочь. Дойдя до кладовки, где в этот час было пусто, она взяла кувшин с крепким вином. Ее руки дрожали, когда она наполняла стакан. Неожиданно пальцы разжались, и он выскользнул на пол. Осколки пополам с каплями брызнули в разные стороны… Перед глазами все поплыло…

….- Воспрещаются плотские связи с любым, заподозренным в колдовстве… С любым, среди предков которого были носители чуждой нам Силы. А почему?

53
{"b":"72019","o":1}