ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Потому что враждебная Сила не исчезает бесследно! Она сохраняется в генах и может проснуться в любой момент.

— Молодец! Это верный ответ! Кто возьмется нам объяснить, чем опасны такие контакты для Жриц?

— Вырастая и обретая ряд особых способностей, Жрицы сохраняют возможность родить. И их дети, наследуя качества матери, могут воспринять от отца элементы враждебной нам Силы, превратившись в Живые Ловушки!

— Умница! А кто такие Живые Ловушки?

— Порождения подлых предательниц! Сохраняя в себе зло отца, эти Ловушки по энергетике входят в клан матери. Наши Источники не узнают врагов и, принимая их за своих, оделяют живительной Силой. А злые Ловушки ее трансформируют, чтобы нанести нам опасный удар…

Эмбала вздрогнула. Ей было трудно припомнить, где она слышала странный урок, но он многое мог объяснить в происшедшем. Неважно, в ком из родителей Зло, а в ком Благо! Достаточно, чтобы один имел доступ к чудесной, целительной Силе, другой же хранил в себе Зло. Галар с Бельвер родили Живую Ловушку! Потоки восприняли Эрла как своего через поле, взятое им от отца, одарили энергией, и Сила Рысей, приняв ее, все разнесла.

Эмбала знала, что угадала правильно. Еще не умея себе объяснить, почему, выпивая чуждую Силу в очищенном виде, Потоки не могут, уже распознав ее, взять у Ловушки, она ни минуты не сомневалась, что в случае с Эрлом сумела уловить самую суть. Как бороться с Ловушкой? Вопрос был действительно важным, однако Эмбала не знала ответ на него. Память прочно похоронила секрет. Если только он был!

— Катакомбы — начало пути…

Эта фраза пронзила ей мозг. Катакомбы? Она пока точно не знала, о чем идет речь, но легко уловила: начало! А начинающим не доверяют важных тайн!

С появлением Руни для Бронвис жизнь в замке превратилась в сплошную муку. Сначала она была в ярости и мечтала уничтожить соперницу, но очень скоро поняла, что не сможет этого сделать. А примириться с возникшей ситуацией не было сил. Бронвис, может, простила бы Орму вспышку чисто физической страсти к девчонке из леса, однако все оказалось намного серьезнее. Это открытие причинило ее сильную боль. Поначалу, впав в ярость, Бронвис решила жестоко ему отомстить. Пусть познает все муки ревности!

Раньше этот способ срабатывал. Ей оставалось лишь правильно выбрать любовника. Обольстив и подчинив его, Бронвис могла бы заставить мужчину ей подыграть. Их постель сохранила бы тайну, а в глазах Орма он стал бы соперником, ради которого Бронвис готова оставить его. “Пока дорогое кольцо на руке, мы не помним о нем. Потеряв же, считаем главным сокровищем!” — эта пословица очень нравилась ей.

Размышляя над тем, кого выбрать, Бронвис сразу отбросила Хейда, поскольку он слишком серьезно к ней относился. К тому же Орм вряд ли поверил бы в эту внезапную страсть. О ее неприязни к Человеку Двора знали все. Фланн? Подобная связь насмешила бы многих. Она больше ей навредила бы, чем помогла. Перебирая знакомых мужчин, Бронвис должна была вскоре признать, что среди них нет того, кого Орм бы воспринял всерьез. За исключением одного… Его брата!

Девушке из Гальдорхейма такая мысль показалась бы просто абсурдной, однако Бронвис привыкла доверять своим чувствам. Те сплетни про Эрла, что до нее доходили, казались глупыми. Женский опыт подсказывал, что здесь что-то не то. Златоглазка отлично помнила, как в первый раз повстречалась с ним вскоре после знакомства с Победителем. Восхищаясь Ормом, безумно желая его, она долго тогда не сводила глаз с младшего брата. Теперь, размышляя над хитрым тактическим ходом, красавица не сомневалась, что мигом его обольстит. Для мужчины, который не привык к женской ласке, достаточно будет двух-трех поцелуев и хорошего кубка вина!

Оставалось лишь выполнить то, что задумано. Но почему-то Бронвис вдруг стало неловко. За время, проведенное с Ормом, красавица просто отвыкла от посторонних мужчин. Мысль о ласке другого, пусть даже такого, как Эрл, не казалась забавной, она была ей неприятна.

Впервые поняв это, Бронвис испугалась всерьез. Как искусный боец, уже вызвав на поединок противника, вдруг теряет заветный меч, так и Бронвис нежданно лишилась привычного ей оружия, нужного в схватке за сердце избранника. К счастью, ей пришлось очень недолго об этом жалеть. Помогла ей сама Руни!

Услышав, что эта дикарка бывает у Эрла, красавица сразу же поняла: здесь любовь! В самом деле, что они могут делать так долго наедине в лесном домике? Книжки читать? Эти сказки оставьте детишкам!

Бронвис была очень счастлива, веря, что обнаружила тайну двоих. Теперь ей оставалось добыть доказательства, чтобы открыть глаза Орму. Какие? Пока что Бронвис не знала сама.

— Но они должны быть! — убеждала она себя.

Где? Либо в домике, либо в комнате Эрла. Подумав, Бронвис решила, что комната все же вернее, так как брат Орма и Руни по ночам были в замке, а собственный опыт подсказывал: вряд ли любовники станут упускать такой шанс.

Раздобыть нужный ключ оказалось не так уж и трудно, однако она побоялась войти туда днем. В коридоре сновало немало слуг, каждый мог заметить ее. Но удача вновь улыбнулась ей, Бронвис узнала, что Эрл, уходя в лесной домик, решил там заночевать.

— Три, четыре утра… В это время спят все: и прислуга, которой положено рано вставать, и веселые гости хозяина… Вряд ли кто-нибудь помешает! — решила красавица.

Бронвис не знала, где будет искать и что хочет найти, но считала, что с первого взгляда уловит присутствие женщины.

— Если лесянка живет с ним, то кое-какие мелочи сразу же выдадут это! Обычно мужчины не замечают подобных вещей… Если только их не направить по нужному следу! — подумала Бронвис.

Она терпеливо выждала нужное время и, взяв темный бархатный плащ, незаметный в ночной темноте, и свечу вместе с огнивом, чтобы зажечь ее прямо на месте, пошла в коридор. Путь казался ей слишком уж длинным, однако она дошла без приключений, не повстречав никого.

Осторожно открыв замок, Бронвис вошла в нужную комнату. Закрыть дверь и зажечь свечу было делом минуты. Сама обстановка всерьез удивила ее: полки с древними фолиантами, куча каких-то дурацких приборов… Ни мягких пушистых ковров, на которых приятно заняться любовью, ни столиков с вазами для пирожных, ни кубков с вином… Осмотревшись, Бронвис заметила крепкий сундук.

— Может, там и хранятся вещички, которые ценят любовницы? Очень разумно припрятать их, чтобы не слишком бросались в глаза! — промелькнуло в мозгу.

Но треклятый сундук с очень прочным замком, на который пришлось потратить массу времени, оказался забитым какими-то склянками с дурно пахнущим порошком. Бронвис даже чихнула. Брезгливо вытерев пальцы платочком, она с отвращением хлопнула крышкой.

— Надо же быть такой глупой! А я-то решила, что этот зануда способен соперничать с Ормом! — мелькнуло в мозгу.

Но, припомнив, как Руни шаталась по замку в своей отвратительной тряпке, надменно именуемой платьем, с копной непокорных волос, незнакомых, по мнению Бронвис, не только с заколками, но и с обычной расческой, она поняла, что лесянку такая обстановка не отпугнет.

— Я здесь вряд ли найду что-то путное, — горько подумала Бронвис, но напоследок решила взглянуть за матерчатый полог, где находилась кровать. Она ни минуты не думала, что там кто-нибудь есть и, увидев спящего, еле сдержала крик удивления.

— Как же так? — лихорадочно думала Бронвис, вцепившись в край жесткой ткани. — Ведь он же сказал… Он сказал, что уходит на несколько дней, а на самом… На самом деле Эрл здесь! Как же он не проснулся от шума, который я тут подняла, возясь с крышкой проклятого сундука?

Нужно было уйти, но она почему-то не двигалась с места. При слабом свете свечи лицо Эрла казалось удивительно бледным.

— Как мрамор… А может, как только что выпавший снег, — вдруг подумала Бронвис, не в силах оторвать взгляд.

54
{"b":"72019","o":1}