ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сходство братьев опять удивило ее. Неприятно! Черты Орма были грубее, привычнее, здесь же примесь загадочной крови давала странный эффект, наделяя мужской облик тайной. Влекущей, но больше пугающей… Днем жесты, мимика, речь и улыбка слегка приглушали его непривычную странность, теперь же, в ночной тишине, каждый сразу сказал бы: “Чужак!”

Бронвис стало не по себе. Нужно было идти, пока Эрл не проснулся. В последний раз глянув на ложе, золотоглазая женщина вздрогнула. Рядом с кроватью лежала фигурка. Еще не совсем понимая, что делает, Бронвис шагнула к ней и подняла. Прядь кудрявых белоснежных волос, крепко впаянных в воск… Кусок тряпки от платья, к которому Бронвис не прикоснулась бы даже под страхом мучительной казни… Достаточно, чтобы понять, с кого сделана кукла!

Поставив фигурку на пол, Бронвис тихо попятилась. Ей стало жутко. Во время жизни в столице красавица часто слыхала о магии кукол, способной приворожить, подчинить, погубить… Странность Эрла, его поведение, необычная жизнь, получили свое объяснение, очень простое и… Страшное! Оно скрывалось лишь в одном слове: “Колдун!”

Бронвис даже забыла закрыть дверь. Едва оказавшись в ночном коридоре, она бросилась прочь со всех ног.

Фланн не в силах был сдвинуться с места. То, что он увидел, казалось чудовищным! Бронвис, любимая Орма, невеста, почти что жена Победителя, нагло, ничуть не скрываясь, покинула комнату Эрла! В четыре часа! На мгновение Фланн не поверил глазам, слишком гнусным казалось предательство! Но реальность была хуже домыслов. Бронвис и Эрл! Это бы не привиделось Фланну даже во сне! Впрочем, Фланн давно знал: Эрл способен на многое, Орм слишком верил ему!

— А ведь я говорил, что на Выродка лучше не полагаться… — с горечью и неясным злорадством подумал он.

Эрл был всегда подозрителен Фланну, который стремился стать тенью Победителя. Преданность Орму как будто давала особый смысл жизни, будя в душе чувство собственной ценности. На веселых пирах Фланн с огромным внутренним трепетом слушал старинные песни о верных друзьях знаменитых героев, готовых спасти их ценой своей жизни. Фланн искренне верил, что он предназначен для столь же великой судьбы.

Временами юноша втайне мечтал, чтобы с Ормом случилась беда, и он смог бы спасти его, доказав преданность делом. Фланну хотелось открытой борьбы, но никто не желал враждовать с Победителем.

Если нет явных противников, значит, есть тайный враг! Неизвестно, откуда у Фланна возникла такая глупая мысль. Вероятно, мальчишкой он отыскал ее в старой потрепанной книге, с десяток которых хранилось в почти разоренном поместье отца. («Истории знаменитых Вождей.») Оставалось найти его!

В первое время Фланн очень упорно считал врагом Орма Хейда. Однако, при всей неприязни Человека Двора к Победителю, тот был слишком рассудочен, чтобы идти на конфликт. И вдобавок Хейд быстро раскусил, что к чему и однажды, в присутствии многих, начав разговор о беззубых щенятах, возомнивших себя настоящими гончими псами, выставил Фланна простым дураком.

Всю неделю юноша строил ужасные планы отмщения, но не исполнил из них ни один, убедив себя, что он не должен давать волю чувствам, способным отвлечь от великого долга. К тому же юноша понял, что ищет противника вовсе не там.

Фланн не смог бы точно сказать, когда в первый раз он подумал об Эрле, и что навело на такую странную мысль. Может, чувство досады на Орма, который, по мнению Фланна, уж слишком носился со своим сводным братом. Незаконных детей в Гальдоре хватало, однако вирды отнюдь не спешили признать их родными, считая обычными слугами. Но Эрл никогда не пытался выказать Орму свою благодарность. Фланн думал, что Выродок втайне завидует Орму, поскольку законный наследник у Галара все же один.

Появление Руни, по мнению Фланна, сорвало маску с Выродка. Не совсем понимая, что происходит, он ясно чувствовал: Эрл изо всех сил стремится встать между Ормом и Руни. Впервые эту мысль подала ему Свельд. Поначалу посмеявшись над глупой лесянкой, не знающей правды об Эрле, юноша вскоре задумался, так ли уж Свельд ошибается.

— Может, Выродок просто использует Руни, желая хоть так задеть Орма? — пришла на ум первая мысль, очень скоро уступив место новой догадке.

Подумав, Фланн решил, что, возможно, Эрл может тянуться лишь к Рыси, поскольку сам тоже из них. Главным было одно: покушение на права и престиж Победителя. Ради чего? С точки зрения Фланна, мотивов у Выродка было достаточно: зависть, обида и даже скрытая ненависть к старшему брату, которым все восхищаются. Память легенд сохранила несколько сходных историй, и Фланн очень быстро провел параллели между прошлым и нынешней жизнью. Он понял, что наконец-то нашел Врага! Оставалось лишь не спускать с него глаз и, дождавшись, когда тот утратит бдительность, разоблачить!

Появление Бронвис в ночном коридоре ему показало, что он не ошибся. Фланн сразу поверил внезапной догадке, перевернувшей привычный взгляд на жизнь Выродка. “Лицемер и обманщик не смеет сражаться открыто, он выберет тайный удар!” — поговорка, по мнению Фланна, попала в самую точку. Открыть глаза Орму? Но юноша жаждал свести счеты сам, отомстить за честь Орма, не потревожив кумира.

— И поединок докажет, кто прав здесь, а кто виноват! — решил он.

Утром Руни проснулась от гула в ушах, но тревога и непонятная тяжесть в висках были вызваны не приливом пугающей Силы, упорно ищущей выход, не глупым столкновением с Ормом, а жутким, пугающим сном. Ее память не сохранила каких-то конкретных деталей, лишь чувство неизбывного страха, внезапно перешедшего в мертвый покой… Избавления? Или конца? У загадки ответа не было. Сев на постели, лесянка не смогла сдержать крупную дрожь. Свельд, к счастью, не было в комнате. Руни не хотела пугать сестру.

Несколько ведер прохладной воды, принесенных из бочки для комнатной ванны, помогли немного прийти в себя, но дурное предчувствие не проходило. Одевшись, Руни вышла во двор. Очень быстро пройдя по мосту, вошла в лес. Она двигалась машинально, не думая, куда хочет пойти, и лишь оказавшись у домика Эрла, застыла, как будто не зная, туда ли пришла.

Руни очень удивил засов. Она думала, что Эрл ночует здесь, а не в замке. Недоуменно глядя на двери, она не могла не спросить себя: “Где же он?”

Сзади громко хрустнула ветка, и Руни обернулась на звук:

— Эрл?

— К сожалению, нет, — произнес звучный голос. — Я тоже ищу его, Руни. Надеюсь, что вскоре он будет здесь.

Иногда можно с первого взгляда понять, с кем свела тебя жизнь. Появление Норта ничуть не смутило лесянку. Руни узнала Хранителя, о котором уже не раз слышала. Но она ощутила не слишком приятную дрожь, когда взгляд задержался на камне ножа, про который не раз говорили ей: “Третий глаз.”

— Как у тебя! — мимоходом заметил ей Орм, говоря о Хранителе. — Только вот цвет совершенно другой…

Тогда Руни пропустила слова Победителя мимо ушей, так как сам разговор стал лишь поводом, чтобы потискать ее под предлогом рассмотреть талисман. Но теперь она ясно припомнила фразу.

Взгляд Норта лишь на секунду скользнул по ее темно-синему камню с искрами, и неожиданно Руни всей кожей почувствовала, что перед нею не друг! Между ними как будто возникла стена, перекрыв все контакты помимо обыденной речи, и это насторожило лесянку. Хранитель был мягок, приветлив, однако с каждой минутой Руни все меньше и меньше доверяла ему. Слишком бесстрастным вдруг стало его лицо, слишком пристальным взгляд, а в спокойной улыбке лесянке мерещился еле заметный наигрыш. Ужасней всего было то, что она понимала, что Норт это видит. Он знает, что она чувствует, думает…

— Ты напрасно не доверяешь мне, — отвечая на тайные мысли, сказал ей Норт. — Мы ведь с тобой не враги.

— Но мы и не друзья! — в тоне Руни был вызов, который прорвался помимо воли лесянки. Ей было противно ощущать себя мушкой под лупой из хрусталя. (Эрл показывал ей эти круглые штуки.)

55
{"b":"72019","o":1}