ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она честно призналась, что Руни тогда испугала ее.

— Она стала дикой! Она хохотала, носилась, плясала среди мраморных плит и развалин… Я просто боялась ее!

Неожиданно Свельд замолчала, вдруг ощутив — в Белом Храме в сестре проявилось все то, что потом пробудилось в душе Руни во время жизни среди людей. Нарушение правил, негласно вошедших в сознание многих, включая и Свельд… Беззаботность на грани оскорбления общепринятых норм… Непонятная тяга к чужому, чуждому, что скорее пугает, чем манит всех остальных…

— Идем в Храм! — сказал Орм. Слова были точно приказ.

— Не могу. Я была там лишь раз и давно позабыла дорогу.

Поднявшись, Орм прошелся по хижине. Он и верил словам Свельд, и не верил. Не мог примириться, что рядом с лесянкой другой! Еще хуже, отвратительней было то, что соперником смог оказаться именно Эрл… А еще Белый Храм… Орм не мог прогнать мысль, что проклятое место, храня следы прошлого, словно давало двум Рысям возможность осознать свою общность, отличие от остальных, свое право жить так, как хотят они сами…

Когда-то, давая отцу клятву Леса, Орм верил, что сдержит ее. Ему было нетрудно исполнить последнюю волю Галара, поскольку Эрл никогда не мешал ему. Он не пытался оспаривать право Орма распоряжаться имуществом… Эрл не стремился на равных с ним утвердиться среди юных вирдов… Он не старался соперничать с ним ни в делах, ни в его развлечениях, уступая победу без боя… Он просто хотел заниматься своими делами. Старинные свитки, лечебные травы и безделушки прошлых времен… Одним словом, глупости! Что возьмешь с Выродка? Главным было одно: младший брат никогда не пытался мешать ему жить! Орм представить не мог, что однажды Эрл сможет так подло с ним обойтись!

Свельд смотрела на Орма, который метался по хижине словно зверь в клетке, гонимый ревнивыми мыслями. Его поведение просто пугало. Когда, наконец, он замер на месте, Свельд робко сказала:

— Нам нужно вернуться в ваш замок, не стоит ждать здесь. Я надеюсь, что Руни придет туда… Если только уже не вернулась! Эрл, скорее всего, не решится так просто порвать с прежней жизнью… К тому же на месте вы сможете выяснить все до конца, расспросить, кто что видел, и разобраться в случившемся… Я прошу вас, вернемся назад!

Предложение Свельд показалось заманчивым. Ожидание стало уже нестерпимым, ему было нужно хоть что-нибудь сделать, иначе он мог бы лишиться рассудка. Орм просто не мог, не привык долго ждать!

Появление краша недолго смущало Эрла и Руни. Лес вскоре прогнал неприятное чувство тревоги, заставив забыть о внезапном предчувствии. Руни не стала рассказывать, что они ищут в чащобе, ей очень хотелось увидеть реакцию Эрла на старый Храм.

Белый мрамор колонн был отчетливо виден меж зарослей, покрывавших блестящие плиты, и Руни вновь ощутила, что она дома. Лесянка вдруг поняла, что развалины ей ближе замка и ближе маленькой хижины, где прошла вся ее жизнь. Ей хотелось, как в детстве, погладить прохладные камни, прижаться к точеным фигуркам зверей, словно бы охранявших развалины. Чувство было настолько сильно, что она на минуту забыла о спутнике. Тихо склонившись к скульптуре большой серой Рыси, лесянка обняла ее, словно живое, разумное существо.

— Как могла я так долго отсутствовать? Как могла жить без вас? — обращалась она, не совсем понимая, к кому.

Серебристый металл согревал, наполняя восторгом и нежностью…

Эрл изумленно смотрел на нее. Он готов был поклясться, что место полно сверхъестественной Силы, однако она не терзала, не мучила, как “перекресток” из замка, даря душе радость и странный покой. Покой? Это чувство сменилось желанием двигаться, видеть, искать… Искать что? Он не знал, но предчувствие важных открытий наполнило сердце мучительно-сладким волнением, увлекая в развалины. “А ведь статуи Рысей — не белые, хоть мрамора здесь очень много!” — удивленно отметил он. “А металл? Или это все-таки камень? Не знаю… Я в первый раз вижу такой… Из чего они?” — думал Эрл, прикасаясь к блестящей поверхности, словно трепещущей под ладонью.

— Они будто дышат! — услышал он рядом взволнованный голос лесянки и лишь улыбнулся в ответ. Слова были излишни, их чувства как будто слились. Словно два ручейка влились в сильный поток и смешались в нем, растворившись в живительной влаге, несущей вперед и вперед…

Ощущение длилось достаточно долго, до самой мозаики с надписью из темно-синих стекляшек. Увидев старинную фразу, Эрл просто остолбенел. Он не в силах был верить тому, что увидел, но надпись ему не мерещилась. Выродок знал эти буквы… И сами слова!

— Эрл, скажи, что с тобой? — прозвучал голос Руни, возвращая к реальности. — Ты видишь что-то плохое?

Он покачал головой:

— Нет, но я знаю эти слова… Я не думал их повстречать в Храме Рысей!

— Ты знаешь значение фразы?

— Да. Слова могут быть и молитвой, и клятвой для…

Неожиданно он замолчал.

— И молитвой, и клятвой? — как эхо, откликнулась Руни. — А что они значат?

— Дословно? «Великая Мать, помоги!» А потом произносится просьба, с которой к ней обращаются или слова: “Помоги сдержать клятву…”

Глаза Руни вдруг округлились:

— Как странно! Обычно все молятся Лесу, а пришлые — только Святому. Я в первый раз слышу про Мать!

— Это старая вера, — ответил Эрл, не желая вдаваться в подробности.

Надпись напомнила давнюю сцену из детства. То, о чем говорила лесянка, тогда он высказал сам.

— А теперь сложи знаки… Читай! Читай вслух!

— «О Великая Мать, помоги!» Что за глупости, Норт? Кто такая Великая Мать? Наш Отец — это Лес! Покровитель, заступник, кормилец… Он создал нас, он нас и защитит…! Это знают здесь все!

— Ошибаешься, Эрл. Лес действительно может поддерживать жизнь, но хранит нас Великая Мать, породившая мир. Это знание избранных… Каждый Хранитель принимает его, сохраняя старинную магию. Мать защищает от сверхъестественных сил, охраняет великую искру души, порожденную Жизнью. Хранитель не просто отражает в балладах историю… С помощью Силы Великой Матери он сохраняет равновесие Мира, Порядок. Но это потаенная миссия, мало кто знает о ней.

— Норт, зачем ты мне про это сказал? Неужели ты веришь, что я буду новым Хранителем?

— Нет, ты не сможешь им стать, даже если я передам тебе все свои знания, весь тайный опыт. Но Мать — это вечный источник, способный тебя защитить.

— Защитить? От чего?

— От того, что живет в душах многих! От злобы, от зависти… От жажды власти, от диких страстей, разрушающих жизнь… Познавая веру Хранителей, вскоре ты сможешь понять: ничего нет ужаснее чувства своего превосходства, желания полностью подчинить себе волю других…

Норт не стал тогда слишком долго проповедовать, но он заставил Эрла освоить старинный язык толстой Книги Хранителя. Не позволяя читать ее всю целиком, он упорно требовал проработки отдельных глав. Это были рассуждения о смысле жизни. И каждый раз Норт заставлял писать фразу, с которой он начал: “О Великая Мать, помоги!”

Все эти долгие годы Эрл верил: Хранитель — порождение Силы Великой Матери, но надпись на стене Храма Рысей внушила очень странную мысль… Эта идея казалась кощунственной, но почему-то Эрл верил, что прав. Как побег, прорастая из корня, меняет свой вид, так наследие Рысей могло преломиться в учении новых Хранителей.

Эрл вдруг подумал, что сможет довести эту мысль до конца, раздобыть доказательства, разобрать остальные надписи, покрывавшие плиты, пока же… Пока ему было совсем не до них! Наблюдая за Руни, он ждал, когда девушка сможет дать ответ, но лесянке, похоже, было сейчас не до этого.

Обнаружив, что Эрл понимает старинные надписи, Руни немедленно потащила его к той картине из камешков, где синеглазка пускала “цветок” в золотой столб. Он легко разобрал текст. “Управление Силой,” — гласила старая надпись. Мозаика содержала всю нужную ей информацию. Главным было то, что красивый столб не сгорал в голубом огне! Выпуская “цветы”, можно было ничуть не бояться причинить кому-нибудь вред. Упустить этот шанс было просто преступно.

60
{"b":"72019","o":1}