ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Дело Варнавинского маньяка
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Нож. Лирика
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Когда утонет черепаха
Утраченный дневник Гете
Двойник
A
A

Дэвид Дрейк, Уильям Дитц

Командир звездной системы

«1»

Мерикур вздрогнул, когда стеклянный шарик ударил в стену рядом с его головой. Он нырнул за угол. Черт! С каких это пор ПИТЭКи оснащены пульсаторами? Что ж, с этим ничего не поделаешь. Мерикур плотнее сжал рукоятку пистолета. Этих проклятых штук — по меньшей мере пять, а то и больше. В полумраке ПИТЭКи могли беспрепятственно пробираться через лабиринт переходов и коридоров.

Позади него что-то скрипнуло. Переборка? Мерикур крутанулся и вскинул пистолет, держа его обеими руками, как и было предписано в наставлении по огневой подготовке.

Этот экземпляр был огромным даже для ПИТЭКа. Ростом за два метра и весом явно больше, чем полтораста килограммов. Крошечные красные глазки светились из-под выступающего надбровного гребня, на чешуйчатом лице были ясно видны высокие скулы. Три перепончатых ноздри, одна над другой, открывались и закрывались в беспрерывной последовательности. ПИТЭК открыл свой широкий тонкогубый рот и завизжал:

— Умри!

Мерикур нажал на спуск. Визг перешел в предсмертный хрип, когда струя стеклянных шариков поразила ПИТЭКа. Энергетический импульс превращал алюминиевое покрытие каждого шарика в плазму, когда те ускорялись в стволе пульсатора. Шарики вылетали со сверхзвуковой скоростью и взрывались, поражая цель. Огромные дыры появились в ПИТЭКе. Он упал лицом вниз и ударился с каким-то чавкающим звуком об пол.

Пистолет-пульсатор флотского образца вывалился из мертвых пальцев и заскользил по полу.

Мерикур упал, схватил его и откатился в сторону. Стеклянные шарики рубанули по настилу там, где он только что стоял, и высекли бетонную крошку. Вот дерьмо! ПИТЭКи зашли к нему в тыл!

Он выстрелил, лежа на спине. Цели он не видел, поэтому взял пониже и просто стрелял в темноту из обоих пистолетов. Два ПИТЭКа упали, когда шарики пульсаторов отсекли у них ноги.

ПИТЭКи продолжали стрелять, и на лицо Мерикура сыпались осколки настила и переборок.

Он бросил один пистолет и вырвал из нагрудного держателя мини-бомбу. Сделал, как написано в инструкции: «Дважды сдавить, бросить и плотно зажмурить глаза, чтобы их не повредила яркая вспышка». Мини-бомба взорвалась со страшным грохотом. Части тел ПИТЭКов застучали по стенам и потолку; попало и Мерикуру.

Он вовремя открыл глаза, чтобы увидеть, как стопятидесятикилограммовый ПИТЭК прыгает прямиком вниз с нависающей крыши. Мерикур перекатился вправо и услышал, как ПИТЭК хрюкнул, приземлившись рядом с ним, — узловатые колени существа согнулись, чтобы погасить силу удара. Широко расставленные пальцы ног удерживали его туловище в вертикальном положении, а мускулистые руки занесли над головой огромный меч.

Мерикур выстрелил в упор, и выстрел разорвал ПИТЭКа пополам. На ноги ему вывалились кольца сине-черных внутренностей. А потом ПИТЭК упал на Мерикура. Он попытался оттолкнуть тело, но ничего не вышло.

Мертвый ПИТЭК вдруг начал спазматически дергаться — это его товарищ принялся стрелять по нему из пульсатора. Оставшийся в живых ПИТЭК использовал свое оружие, чтобы прорубиться через тело напарника и добраться до Мерикура.

Мерикур затолкал пистолет до упора в еще теплый разорванный живот ПИТЭКа и нажал на спуск. По отдельности каждый стеклянный шарик имеет слабую проникающую способность, но целый их поток разнес в клочья спину твари и залил коридор смертью. Стоявший в коридоре ПИТЭК пошатнулся, взвизгнул и умер.

Настил на полу намок от крови ПИТЭКа, и Мерикуру удалось выскользнуть из-под придавившей его туши. Он встал, обшаривая глазами окружающий его полумрак и ожидая следующей атаки. Раскаленный добела шар боли взорвался у него между лопаток. Последнее, что он почувствовал, — это боль от удара лицом о настил пола.

«Черт! Снайпер!..»— успел подумать Мерикур и провалился во мрак.

Освещение стало заметно ярче, света все прибавлялось, и Мерикур медленно поднялся на ноги.

Те из подбитых ПИТЭКов, которые получили не слишком серьезные повреждения, принялись собирать части собственных тел и зашаркали по направлению к ремонтному цеху. Разбросанные там и сям куски, которые ПИТЭКи не подобрали, ползли в том же направлении. Им никогда туда не добраться без посторонней помощи, но они были запрограммированы на попытку.

Из двери ремонтного цеха вышел унтер-офицер Нистер, высохший маленький человек. Его наплечные нашивки украшали скрещенные кинжалы Мастера Оружия. Офицерская трость была зажата под мышкой одной руки, в другой руке он держал планшет.

Нистер носил форменную фуражку сдвинутой на затылок, но во всем остальном он являлся живым воплощением устава. Его форма была безупречно отутюжена. К моменту рождения Мерикура Нистер уже успел отслужить полный срок в морской пехоте, и то, чего он не знал о рукопашном бое, можно было написать на булавочной головке. У него были яркие маленькие глазки, огромный нос и рот, который не раз доставлял ему неприятности.

— Очень грязная работа, капитан третьего ранга Мерикур.

Мерикур улыбнулся:

— Грязная? С каких это пор вы начали ставить баллы за опрятность?

Нистер в ответ улыбнулся.

— Ну, мы, конечно, не ставим баллы за это, но грязное, кровавое поражение цели занимает больше времени, и это может выйти тебе боком. Как сейчас, например.

Он пнул ногой тело последнего «противника для использования в тренировочно-экзаменационном курсе»— ПИТЭКа, которого убил Мерикур.

— Когда он вас придавил, вы сделали единственное, что было возможно, стреляя сквозь тело. Это четкая работа, и вы получили достаточно очков за хладнокровие и еще чуть больше — за проворство. Его улыбка стала жестче. — Но при этом вы мертвы. Вы дали снайперу достаточно времени, чтобы он занял позицию на соседней крыше. Вы встали — он вас и прихлопнул.

Мерикур пожал плечами:

— Я не могу спорить с вашей оценкой, унтер. Но будь я проклят, если знаю, как мне поступить в следующий раз в подобной ситуации.

— Что ж, сэр, это дело опыта. Но если мои слова, сэр, вас не обидят, то вы, палубные офицеры, не проходите тренировочный курс так часто, как следовало бы. А теперь добавим сюда вот это.

Пальцы Нистера забегали по клавишам планшета; унтер-офицер то неодобрительно хмыкал, то удовлетворенно усмехался.

— Что ж, сэр, могло быть и хуже.

Мерикур терпеливо улыбнулся:

— Итак, каков мой итог?

— Восемьдесят шесть из ста возможных, сэр. Вы набрали много очков за счет того, как действовали в неожиданной ситуации. Мы вообще-то подсунули вам хорошенький сюрприз, когда заменили у некоторых ПИТЭКов мечи пульсаторами, и вы задали им жару, когда схватили этот второй пистолет. Конечно, вы потеряли кучу очков, позволив им насесть на себя, и были вынуждены применить мини-бомбу. Не хотел бы я там оказаться.

Он повел плечами.

— И все же восемьдесят шесть очков — это очень прилично для палубного офицера.

— Мертвого палубного офицера, — весело уточнил Мерикур.

— Капитан третьего ранга Мерикур, — позвала оружейный техник, просунув голову в дверь.

— Здесь, — ответил Мерикур. Интересно, кто это его ищет?

— Послание из штаб-квартиры базы, сэр. Вам предписано явиться в комиссию флота по назначениям к пятнадцати ноль-ноль.

— Проклятье! — Мерикур взглянул на часы. Он без толку мозолил глаза комиссии уже несколько недель, но как только собрался освежить свои навыки на полигоне табельного оружия…

Было почти четырнадцать ноль-ноль. Он окинул взглядом свой замызганный камуфляжный костюм. Если действительно поторопиться, то он успеет принять душ и надеть мундир класса А. За десять минут он доберется от холостяцкого общежития офицеров до штаба. Он помахал Нистеру и отправился к себе.

Старший адмирал Ориана откинулся на спинку кресла, заложил руки за голову и уставился на бронзовую рельефную панораму Афин, над которой на потолке висела скульптурная голова Зевса.

Ориана был привлекательным мужчиной: сухощавый, с длинными руками и ногами. Его курчавые черные волосы были подстрижены «аэродромом»— с плоской макушкой, в соответствии со стилем, модным в последнее время у флотских офицеров. У адмирала была глянцево-черная кожа, высокие скулы и выразительный рот, в данный момент сжатый в тонкую линию.

1
{"b":"7202","o":1}