ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты произвел на меня впечатление, — сказала Бетани, когда Ранкоу и Кода удалились, — несомненно, ты умеешь обращаться с женщинами.

Мерикур только рассеянно кивнул. В уме он лихорадочно просчитывал варианты, подразумеваемые этим «надеюсь» Ранкоу.

Пыталась ли она им манипулировать, угрожая ему, чтобы поставить на место? Было ли это обещанием? Или пустой угрозой? Только Нола Ранкоу не была похожа на человека, раздающего пустые угрозы.

«Тогда прибегни к здравому смыслу. Попыткой манипулировать можно пренебречь. Значит, угроза убийства вполне реальна. Где и когда это может произойти? Надо полагать, покушение последует в любую минуту. И понятно, что врагам губернатора будет весьма сподручно убить генерала, а заодно и самого босса». Мерикур повернулся к Бетани.

— Пошли поищем твоего дядю. Думаю, ему грозит опасность.

Бетани удивленно распахнула глаза, но промолчала, только кивнула и последовала за Мерикуром, который прокладывал себе путь сквозь толпу, направляясь к длинному фуршетному столу. Мерикур все время держал Виндзора в поле зрения. Губернатор стоял у дальнего конца стола рядом с Трентом. Тут же находился Эйтор Сенда. Их окружало множество гостей. Мерикур и Бетани добрались до середины стола, когда он услышал зуммер своего ПИРа. «Эй, твое генеральское превосходительство… Кто-то подает сюда модулированный сигнал. Источник в пределах пятидесяти метров».

«Когда это началось?»

«Только что».

Бесцеремонно оттолкнув какую-то пожилую матрону, Мерикур рванулся вперед и закричал:

— Сенатор, на пол!

Но было слишком поздно. События разворачивались как при замедленной киносъемке. Пока Мерикур доставал пистолет, он увидел, как слуга-цернианин запустил обе руки в торт и вытащил оттуда пистолет. Справа другой цернианин содрал обивку с кресла, и в руках у него появился автомат-пульсатор. Инопланетянин-дрид наклонился к столу и выхватил из-под него игольчатое ружье, прикрепленное под крышкой задолго до дня приема. Мерикур скорее ощущал, чем видел, что по всему залу происходит то же самое.

Чпок! Чпок! Чпок! Во всех направлениях полетели стеклянные шарики.

Завизжали женщины — хотя и не так громко, как некоторые из пышно разодетых военных-мужчин. Мерикур в мрачном оцепенении смотрел, как цепочка мини-взрывов прошла по всей длине уставленного яствами стола, как взлетали вверх фонтанчики пищи и крови и как цепь взрывов достигла наконец губернатора Трента. Трент умер мгновенно, и ошметки его разорванного на куски тела упали на пол. Двое охранников из «сотни» погибли, закрыв собой Виндзора, а потом Сенда швырнул его на пол и прикрыл своим телом.

Тенли проворно забрался под стол. Безоружные морские пехотинцы бросались на инопланетян с голыми руками и погибали один за другим.

Стеклянные шарики и иглы собирали кровавую дань. Иглы поражали почти бесшумно, а выстрелы пульсаторов сливались с разрывами стеклянных шариков, которые взрывались, как только попадали в цель. Убийцы пробивали в плотной толпе кровавые просеки, поливая зал смертоносным огнем.

Мерикур выхватил наконец пульсатор из-под мундира и выстрелил навскидку. Стеклянные шарики ударили в какого-то церинианина, который держал пистолет.

Бетани! Мерикур круто развернулся, чтобы бросить ее на пол, и обнаружил, что она прикрывала его с тыла, а небольшой пистолет в ее изящной руке сеял смерть. На лбу стоявшего позади нее дрида появилась дыра, и он упал на кричащих и стонущих людей. Мерикур подумал, что он очень многого не знает о своей жене.

Он выбрал новую цель и нажал на спуск. Чпок! Чпок! Чпок! Неряшливая работа. Его выстрелы раздробили правую руку цернианина, а уже после прошили ему грудь. Что бы на это сказал унтер-офицер Нистер? Чистое поражение цели означает «быстро», а скорость — это…

«Губернаторской сотне» потребовалось несколько секунд, чтобы взять убийц на мушку. После этого все кончилось. Когда стрельба прекратилась, на мгновение повисла тишина, потом раздались стоны и истерический смех.

Поодаль послышались проклятья Виндзора, который пытался сбросить с себя Сенду. Воины элитной гвардии взяли их в кольцо. Тенли вылез из-под стола и путался у всех под ногами.

Мерикур оглядел зал. Через открытые окна и двери сюда лезли и лезли солдаты. Боковым зрением Мерикур уловил какое-то движение, повернул голову и увидел, как с пола встают Нола Ранкоу и ее муж. Они прятались за стойкой бара, самым массивным предметом мебели в зале, а значит, наименее уязвимым для пуль. На них не было ни царапины. Встретив его пристальный взгляд, Ранкоу кивнула и улыбнулась. Затем, аккуратно обходя валявшиеся там и сям тела, они с мужем покинули зал.

Мерикур знал совершенно точно, что это Ранкоу спланировала и организовала покушение от начала и до конца. Но доказательств у него не было. Оглядывая залитое кровью помещение, Мерикур поклялся, что Нола Ранкоу заплатит за это.

Два дня спустя раненые находились на пути к выздоровлению, гости губернатора пришли в себя после шока, а пол банкетного зала был очищен от крови. Вдова Трента отбыла на Землю вместе с оказывающим ей повышенное внимание адмиралом Стендером и телом мужа (вернее, тем, что от него осталось) в корабельном трюме.

Воины «сотни» были похоронены, как они и жили — рядом друг с другом. Вместе с гвардейцами обеих рас, людьми и цернианами, похоронили и шестнадцать морских пехотинцев, бросившихся на террористов с голыми руками и тем самым посмертно заслуживших место в рядах элитной гвардии. По приказу Мерикура всех похоронили с полными воинскими почестями в той части военного кладбища, которая была выделена для «губернаторской сотни». Кое-кто из оставшихся в живых морских пехотинцев сомневался относительно погребения их товарищей вместе с инопланетянами, но честь принадлежать к гвардии преодолела все предрассудки.

Из-за странного образа мыслей солдат — да так происходит в любой части Галактики, не только в Скоплении — количество просьб о приеме в гвардию в течение нескольких последующих дней сначала удвоилось, а затем утроилось. Представители всех рас, живших на планете, хотели быть зачисленными в ряды гвардейцев.

Торжественная публичная церемония приведения нового губернатора к присяге была отменена из-за гибели Трента. Вместо этого состоялась спокойная процедура, на которой присутствовали только приближенные. Когда Виндзор поднял правую руку и поклялся защищать Скопление Гармония от всех внешних и внутренних врагов, Мерикуру пришла в голову мысль, что недостатка и в тех, и в других они испытывать не будут.

Виндзор назначил совещание со старшими членами своей команды в конференц-зале, который примыкал к его просторному кабинету.

Губернатор Трент не поскупился, чтобы сделать помещение удобным и привлекательным. Свет проникал сквозь ряд высоких прямоугольных окон. По всей длине зала проходил стол для совещаний, вырезанный из натурального полированного камня. Зачехленные кресла окружали стол и привносили атмосферу элегантного комфорта. Серая, с темно-синим бордюром, драпировка покрывала стены и скрывала от посторонних взоров куб головизора.

Губернатор Виндзор сидел во главе стола, Сенда по правую руку, Тенли по левую. Присутствовали Мерикур, капитан первого ранга фон Ой и капитан-лейтенант Москоун.

Как и всегда, Виндзор выглядел энергичным, бодрым, улыбался и поблескивал глазами. Узкая повязка над левым глазом придавала ему легкомысленный, почти пиратский вид. Несмотря на рьяные протесты Мерикура, Виндзор настоял, чтобы он сам и его команда разместились в правительственном небоскребе в самом центре столицы планеты.

— Я ценю вашу заботу о моей безопасности, генерал, но деятельность правительства состоит на две трети из переливания пустого в порожнее и только на одну треть из реальных дел. Это здание является символом. Работая здесь, а не на территории военной базы, я даю понять и друзьям и врагам, что ничего не боюсь.

Он ухмыльнулся и добавил:

— Хотя, по правде говоря, у меня поджилки трясутся от страха.

15
{"b":"7202","o":1}