ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поздравляю, генерал Мерикур… И желаю удачи на новом посту!

Мерикура охватили самые разные противоречивые эмоции. Переход из флотской табели о рангах в морскую пехоту не беспокоил его, это довольно обычное дело, но из капитанов третьего ранга в генералы — за один мах! Это было чертовски удивительно, ведь его послужной список не содержал ничего такого, что могло подвигнуть комиссию присвоить ему это звание.

Времени раздумывать не было. Адмирал ждал.

— Благодарю вас, сэр. Я не подведу.

— Уверен, что не подведешь, сынок. Уверен, — ободряюще произнес Ориана. Он встал и сошел с возвышения. — Прежде чем ты нацепишь себе на плечи генеральские кометы, я хотел бы тебя кое с кем познакомить.

Женщина встала со своего кресла, приблизилась и протянула руку.

— Позвольте и мне присоединиться к поздравлениям адмирала. Меня зовут Меган Рита.

— Да, — добавил адмирал Ориана неловко, будто внезапно потерял уверенность в себе, — гражданка Ритт проделала весь этот путь с Земли, чтобы вас проинструктировать.

Что-то холодное засосало у Мерикура под ложечкой. Кона Татцу, секретная служба Пакта. Женщина работала в самой штаб-квартире Земли! Ему следовало давно это понять: сотрудники Кона Татцу носили военную форму без знаков различия и пользовались обращением «гражданин», хотя это совершенно не соответствовало степени демократичности секретной службы.

Мерикур почувствовал мягкое жужжание в ухе и услышал, как его имплантант произнес: «Она таскает на себе достаточно экранированной электроники, чтобы открыть целый магазин. Сто шансов из ста, что тебя пишут на стерео».

— Благодарю вас. Для меня большая честь познакомиться с вами, гражданка Ритт. Полагаю, путешествие было приятным? — вежливо сказал Мерикур.

— Вполне приятным, спасибо. Флот был очень любезен.

Мерикур представил себе несчастного капитана, потеющего от страха дни и ночи напролет — до той последней минуты, когда секретный агент покинул борт его корабля, в самом ли деле она здесь просто по пути в штаб-квартиру сектора? Или тут кроется какой-то замысел? А может, штаб-квартира — просто прикрытие, а на самом деле она вынюхивает, что из корабельного имущества капитан стащил в прошлом году? Да, большинство капитанов в такой ситуации были бы крайне любезны.

— Ну что же, — сказал адмирал Ориана и весело подмигнул: — Оставляю вас наедине. Я уверен, найдется достаточно государственных секретов, чтобы вы обсудили их. Удачи, генерал. Хотел бы я вырваться отсюда и тряхнуть стариной, вместе с вами разнести в пух и прах пару вражьих корветов… Но на это чертовски мало шансов. Слишком много писанины, требующей моего личного внимания. Гражданка Ритт, было приятно с вами познакомиться. Дайте знать Перкинсу, если понадоблюсь.

— Благодарю вас, адмирал. Непременно.

— Очень хорошо.

Сказав это, адмирал оставил их вдвоем.

Мерикур чувствовал себя покинутым. Ориана был солдатом, и Мерикуру было понятно, как с ним следует себя вести. Ритт же воплощала нечто совсем иное, темное и политическое. «Государственные секреты? Какого черта тут происходит?»

— Прошу вас, следуйте за мной, генерал. Я взяла на себя смелость заранее зарезервировать для нас конференц-зал.

Ритт даже не пыталась вести учтивую беседу, пока они спускались в поблескивающий холл. Хотела ли она вывести его из равновесия, или это была просто манера ее поведения? Так или иначе, дурные предчувствия Мерикура росли с каждым его шагом. Подобно большинству боевых офицеров, Мерикур не доверял шпионам.

— Вот мы и пришли, — сказала Ритт, открыла дверь и пропустила его вперед. — Присаживайтесь.

Мерикур окинул конференц-зал быстрым взглядом и сел. Помещение с густо навощенным паркетным полом было почти пустым, здесь стояли только круглый стол и четыре стула — в самом центре. Мерикур уселся на один из них.

Ритт тоже села, посмотрела на Мерикура и улыбнулась. Внезапно он заметил, что глаза у нее ярко-голубые.

— Надеюсь, я вас не напугала, — проворковала она.

— Вовсе нет, — соврал Мерикур.

— Рада это слышать. Если не возражаете, я перейду сразу к делу. Как говорится, время — деньги. Думаю, вы уже поняли, что ситуация не совсем обычная.

— Да, мэм. — «Даже раньше, чем твоя Кона Татцу начала инструктировать меня», — подумал Мерикур.

Сложив пальцы домиком, она произнесла:

— Скажите мне, генерал, как бы вы описали общую политическую ситуацию в Пакте и перспективы на будущее? И пожалуйста, будьте откровенны. Этот разговор совсем не для записи.

Мерикур почувствовал мягкое жужжание имплантанта. «Ее ПИР совершенно забил помехами мой сканер. Представь себе — она пишет каждое твое слово».

Мерикур не удивился. Так как его мнение Ритт легко могла узнать заранее, он решил быть откровенным. Он разделял широко распространенные взгляды, которые были далеки от измены. Пожав плечами, он сказал:

— Пакт прекратил усиление своего влияния много веков назад. Целые Скопления выскользнули из-под его правления. Мультипланетные конгломераты, корпоративные картели и инопланетяне — все борются за власть. Через несколько сотен лет, максимум — тысячу, Пакт рухнет в анархию.

Ритт кивнула, рассматривая его сквозь длинные ресницы.

— Изложено сжато, генерал, и, по мнению многих социальных и политических исследователей, абсолютно правильно. Вопрос в том, что нам следует с этим делать?

Мерикур решил воспользоваться случаем.

— Положение на данный момент кажется довольно стабильным. Почему бы нам просто не делать свое дело и надеяться, что все изменится к лучшему?

Ритт наклонилась вперед.

— Это возможно. Но что, если все пойдет вкривь и вкось? И как насчет боли и страданий, когда Пакт будет медленно распадаться и превращаться в хаос?

Ее голубые глаза сверкали. «Господи ты Боже мой! — подумал Мерикур. — Мало того, что она шпионка, так еще и фанатичка!»

— Пакт может быть спасен, — сказала она, — если у нас хватит смелости это сделать.

— Рад это слышать, — ответил Мерикур. — Я посвятил всю свою жизнь его защите.

Черты ее лица смягчились.

— У меня и в мыслях не было предположить иначе, генерал. Простите мою вспышку эмоций. Видите ли, я очень интересуюсь данным вопросом. Скажите, что вы знаете о сенаторе Виндзоре?

Мерикур задумался. Сенатор Виндзор. Человек, чьим приказам он будет повиноваться в Скоплении Гармония. События развивались так быстро, что у него не было времени подумать о своем новом боссе.

Имя было смутно знакомым — из новостей, конечно, — но больше ничего Мерикур вспомнить не смог.

— О Виндзоре я мало что знаю. Он родом из семьи сенаторов. Следовательно, богат и обладает властью.

— Вполне корректно, — сказала Ритт. — Он также молод, имеет приятную внешность и отчасти радикал.

Верно ли Мерикур уловил следы задумчивости в том, как она произнесла последнюю фразу? Наверно нет, она была суха и деловита, когда продолжала:

— Как раз это последнее качество мы и должны здесь с вами обсудить, генерал. Суждения сенатора по многим вопросам вы найдете вполне консервативными. Большинство из тех, кого я знаю, соглашается, что он превосходный администратор. Только в области человеческих или, я бы сказала, нечеловеческих отношений его идеи становятся радикальными.

— Радикальными? Каким образом?

Ритт улыбнулась и принялась изучать свой безупречно наманикюренный ноготь.

— Сенатор Виндзор верит в полное равенство инопланетян.

Мерикур был поражен. Сенатор Виндзор сочувствует инопланетянам? Черт! И как же начальство прикажет работать с подобным человеком? Вслух он произнес:

— Полное равенство… И почему это кому-то надо выступать за полное равенство? Особенно сенатору. Даже если это и не противоречит закону, разве это не политическое самоубийство?

Мгновение Ритт разглядывала потолок.

— Это хороший вопрос. Если бы сенатор Виндзор был здесь, то он, вероятно, ответил бы так.

Теперь она смотрела на флотского офицера сурово, возможно, рассердилась и, несомненно, была тверда и решительна.

3
{"b":"7202","o":1}