ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неймар. Биография
Бессмертники
Звезды и Лисы
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Роковой сон Спящей красавицы
Ж*па: инструкция по выходу
Пообещай
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
A
A

— Как насчет комнаты для гостей? Я бы с удовольствием вздремнул.

Фаутс выругалась сквозь зубы. Эта чертова ситуация совершенно сбила ее с толку. Она поступила на службу в морскую пехоту не для того, чтобы проигрывать.

Она так и сказала Мерикуру.

— По поводу ваших приказаний, сэр, — нет ли другого способа добиться успеха?

Мерикур оторвался от светящегося куба полевого головизора и поднял бровь.

— Вы собираетесь оспаривать мои приказы, майор?

— Никак нет, сэр, я поддерживаю ваш замысел на все сто. Просто… ну… Я просто не понимаю, что происходит.

Мерикур похлопал ее по спине.

— Не мучайте себя так, майор. Кроме Эйтора, я больше никого не посвятил во все детали плана. Что, если вас возьмут в плен? Того, чего вы не знаете, вы рассказать не сможете. Возвращайтесь на свое место и позаботьтесь, чтобы все выглядело по-настоящему.

Фаутс поджала губы.

— Слушаюсь, сэр. Но «чтобы все выглядело по-настоящему» означает бой, а без потерь боя не бывает. Мне не нравится бросаться жизнями ради плана, смысла которого я не понимаю.

Взгляд Мерикура внезапно стал тверже камня, а в голосе зазвучал металл:

— Хватит болтовни, майор. Вы получили приказ. Выполняйте!

Размышления Фаутс прервало сообщение связиста:

— Это третья рота, майор. Они несут тяжелые потери у главных ворот.

Фаутс скрипнула зубами.

— Прикажи им держаться, черт возьми. На то мы и морская пехота.

— Их там только горстка, отче, но они не отступают, — доложил посыльный, который тяжело дышал после беготни по улицам. Джому терпеливо ждал, пока юный цернианин не переведет дыхание и не заговорит опять. — Но это не все, отче. Горожане стреляют в нас с крыш и устраивают засады в переулках. Отче Лата запрашивает указаний.

Джому изо всех сил постарался сдержать улыбку.

— Пусть отче Лата убивает всех.

Посыльный изумленно посмотрел на него.

— Других указаний не будет, отче?

— Нет, — ответил Джому, — других указаний не будет.

Мерикур прилег, но обнаружил, что не может уснуть. Ему мешали выстрелы на улице. Его люди сражались и умирали. Он был убежден, что любой другой план приведет к еще большим потерям… Но затем появилась майор Фаутс и спросила, нельзя ли поступить по-другому.

Бой прекратился около полуночи. Мерикур молился, чтобы потери были незначительными. Ему хотелось знать, что делает Бетани. Он поначалу собирался отправить ее на крейсер Ямагучи, но, учитывая приближение цернианской эскадры, они рассудили, что на поверхности планеты опасности не намного больше. Когда он наконец задремал, ему приснилась Бетани.

К восходу солнца Порт-Сити полностью находился под контролем повстанцев. Джому разместил свой командный пункт на центральной площади, оборонительные рубежи города были подготовлены на случай контратаки, процесс интернирования персонала Хайкен Мару шел полным ходом.

Джому знал, что транспортная колонна вернулась поздно ночью, но войти в город не смогла и расположилась на военной базе.

Он улыбнулся. Их было слишком мало, и они вернулись слишком поздно. Внутри Порт-Сити находилось около двух тысяч повстанцев, почти все его силы. Более чем достаточно, чтобы дать отпор морской пехоте.

Конечно, их корабли все еще находились на орбите и могли обратить Порт-Сити в расплавленный камень, если бы захотели. Но Джому не верил, что у них хватит решимости на это — принимая во внимание захваченный им в плен персонал Хайкен Мару. Они сначала попытаются предпринять что-нибудь другое. А когда прибудет подмога с Церны, флот Пакта окажется беспомощным.

Джому услышал громкий взрыв. Пустое здание в полуквартале от его командного пункта взлетело на воздух. Взвыли сирены, и повстанцы, занервничав, принялись стрелять куда попало. Джому выбежал на улицу.

Он вернулся через десять минут. Наверное, это взорвалась шальная ракета, или какой-то дурак вздумал поиграть с гранатой. Все это уже не имело значения.

За столом Джому сидел человек, одетый, как морской пехотинец. В левой руке он держал какое-то устройство, похожее на передатчик. Дружеская улыбка, которой он приветствовал Джому, не могла, однако, скрыть его напряжение.

Густые седые волосы непрошеного гостя и золотые кометы на погонах ясно говорили, кто он такой.

— Я ожидал вашего прихода, генерал Мерикур, — произнес Джому. Он был уверен, что сможет застрелить Мерикура, прежде чем тот успеет вытащить свой пульсатор. Но знал: такое простое решение проблемы будет совершенно ошибочным. — Однако я полагал, что сам выберу подходящее для встречи время.

— У меня к вам просьба, — сказал Мерикур. Голос его слегка дрожал, и это показывало, что генерал говорил совершенно искренне. — Если ни вы, ни я не станем действовать чересчур поспешно, мы вполне сможем избежать ненужных осложнений.

«Если он так боится капитулировать, то почему он…»

— Я нахожусь здесь, чтобы принять вашу капитуляцию, командир Джому.

— Что?

Едва заметное движение руки Мерикура моментально остудило инстинктивное желание Джому выхватить пульсатор и положить конец этому абсурду.

«Его левая рука, — подумал цернианин. — А что, если у него там…»

— Я привел с собой двух компаньонов, — продолжал Мерикур, кивнув на кусок брезента, который отделял койку Джому от рабочего отсека его палатки. — Они сейчас войдут сюда — не бойтесь: они будут двигаться очень медленно и не станут делать резких движений.

Сказав это, Мерикур встал. Сейчас он походил на тигра перед прыжком. Брезент отодвинулся, и в палатку вошел человек, какой-то цернианин подталкивал его в спину одной рукой, а другой зажимал ему рот.

— Мне пришлось его удерживать, — объяснил цернианин, освобождая человека. Это оказался менеджер Трилинг, и опять Джому машинально схватился за пистолет. Потому что если и существовал человек, заслуживающий смерти, так именно этот…

— Мерикур! — прорычал Трилинг. — Когда все это прекратится…

— Джому! — воскликнул Эйтор Сенда, брат Джому.

— Эйтор! — с не меньшим изумлением вскричал Джому. У него закружилась голова. — Я знал, что наши позиции не совпадали, но подумать, что один из членов Гнездовья Сенда может стать предателем…

Цернианин, которого Мерикур до сих пор знал как политического советника губернатора, шагнул вперед и отшвырнул Трилинга с дороги так же легко, как раньше удерживал его.

— Джому, — начал было он, но затем остановился. Джому видел по глазам брата, что он вот-вот готов вызвать его на поединок… — Джому, — повторил Эйтор. Было видно, что он изо всех сил старается сдержаться. — Мы поговорим об измене и о Гнездовье позже… А сейчас лучше выслушай генерала Мерикура.

— С моей смертью наша борьба не закончится, — сказал Джому. — Теперь уже нет. Для вас все кончено, и…

— Эта штука — дистанционное управление, — произнес Мерикур и показал пульт, который он держал в левой руке. — Она не сработает, пока я удерживаю переключатель. На другом конце линии — взрыватель термоядерной боеголовки мощностью двадцать мегатонн. Боеголовка зарыта в центре Плазы.

Он кивнул в ту сторону, где, по его мнению, находилась главная площадь Порт-Сити.

— Что-что? — спросил Трилинг и свирепо глянул на Мерикура.

— Если я отпущу переключатель, — Мерикур говорил совершенно спокойно, будто речь шла не о ядерном взрыве, а о чем-то несущественном, — от Порт-Сити останется только кратер. Город исчезнет с лица земли вместе со всеми вашими повстанцами. Испарится. Навсегда. И от всех от вас даже мокрого места не останется.

— Вы этого не сделаете! — рявкнул Джому.

— Вы не посмеете! — завопил Трилинг, сжал кулак, но Сенда перехватил его руку.

— Командир Джому, — тихо сказал Мерикур, — я остаюсь в выигрыше при любом раскладе. Вы капитулируете и принимаете мои предложения по реорганизации администрации Теллера…

— У вас нет таких полномочий! — начал было Трилинг, однако Эйтор сильней сдавил ему руку и напомнил, в каком положении тот находится.

— …которые и в ваших интересах тоже, и, надеюсь, я смогу вас в этом убедить, — невозмутимо продолжал Мерикур. — Или же вы стреляете в меня, я отпускаю переключатель, боеголовка детонирует, а войска Пакта добивают то, что останется от ваших повстанцев. Только горстка моих солдат окажется в радиусе поражения.

30
{"b":"7202","o":1}