ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как бы добавляя последний штрих, ПИР Мерикура прошептал ему на ухо: «ПИР Москоуна ведет запись на всех частотах и тут же передает ее на корабль. У меня аж голова разболелась».

«Само собой, — подумал Мерикур. — Адмиралу Ориане понадобится полный отчет. Что ж, прекрасно. Он получит все, что хочет».

Мерикур заставил себя улыбнуться.

— Отлично, Пол, я рад вашему визиту. Мне бы очень хотелось, чтобы вы подольше задержались на Теллере, но, боюсь, это окажется невозможным.

Москоун удивился:

— Невозможно, сэр? Но адмирал сказал мне… Ну, что… В общем, он хотел, чтобы я остался тут и помог вам.

Мерикур сочувственно закивал:

— Адмирал Ориана такой заботливый… Однако мне необходимо послать ему донесение. Ситуация здесь изменилась, и довольно сильно. Я уверен, адмиралу захочется узнать ваши личные впечатления. Он очень высокого мнения о вас.

Москоун внезапно насторожился:

— Ситуация изменилась, сэр? Как именно?

Мерикур помахал письмом Орианы.

— Вы знаете, что здесь написано?

— Ну, документа я не читал, — осторожно ответил Москоун, — но адмирал был так добр, что вкратце пересказал мне его содержание.

Мерикур понимающе улыбнулся:

— Хорошо. Значит, вам известно, что он послал мне на помощь цернианскую армию. Чертовски остроумная идея. Хотелось бы мне, чтобы все наши старшие офицеры имели хотя бы десятую часть мозгов Орианы. Но, как я уже говорил, ситуация изменилась. Сейчас повстанцы умиротворены, они принимают участие в деятельности правительства, а я полностью держу планету под контролем. Все это означает, что мы не нуждаемся в содействии со стороны Церны. Мне, разумеется, неловко, что я сначала просил о помощи, а теперь от нее отказываюсь. Но когда адмирал получит мой рапорт, я уверен, что он все поймет правильно. Почему бы вам с майором Фаутс не выпить по чашке кофе, пока я набросаю письмо адмиралу Ориане?

Фаутс от изумления вытаращила глаза. Москоун встал:

— Но, сэр… Не думаю, что вам следует…

— Что? — поднял бровь Мерикур. — Вы конечно же не собираетесь обсуждать мои приказы?

— Разумеется, нет, сэр, но я…

— Можете идти, капитан третьего ранга. Прошу простить за резкость… Но я довольно занятой человек. Руковожу целой планетой, знаете ли.

— Слушаюсь, сэр.

Окинув взглядом весь бункер в поисках поддержки и не найдя ее, смущенный Москоун вслед за Фаутс вышел из бункера.

Мерикур хмуро посмотрел ему вслед.

— Говнюк, — произнес он так тихо, что только Эйтор мог его слышать. Шпион не шпион, говнюк или нет, не годится критиковать своих офицеров в присутствии нижних чинов.

— Настоящий гувот, — подхватил Эйтор. — Но как вы его отделали! Я слушал и восхищался. Жалко, что здесь губернатора не было. Уж он-то получил бы удовольствие!

— Я расскажу ему во всех подробностях, — пообещала Бетани. — Ты был восхитителен, Ансон. Я не читала письма, но догадываюсь, что там написано. Ты посадил Ориану в лужу!

Мерикур пожал плечами:

— Не уверен. Он может обвинить меня в неповиновении его приказам. Но если мы победим, Ориана побоится раздувать эту историю. Если же мы проиграем… Ну, нам лучше победить, правильно?

По-настоящему он боялся только того, что корабли Пакта попытаются силой добиться выполнения приказов Орианы.

Эйтор задумчиво произнес:

— Но церниане могут высадиться в любом случае. — Он приободрился. — Но если они это сделают, то мы, как говорят люди, ударим их коленкой под зад.

Мерикур рассмеялся:

— Именно это и будет. Ладно, всякому овощу свое время. Сначала я должен написать письмо Ориане.

Он подошел к небольшому компьютеру, набрал свой личный номер и продиктовал письмо адмиралу:

«Уважаемый адмирал Ориана!

Не могу выразить, как я благодарен Вам за помощь. Капитан третьего ранга Москоун доложит Вам, что я уже полностью контролирую Теллер и цернианские войска мне не требуются. В связи с этим я собираюсь их отпустить, поблагодарив от Вашего имени за усердие. Еще раз спасибо за своевременную поддержку. Приношу свои извинения за причиненное беспокойство.

Я вполне согласен с Вашей оценкой способностей капитана третьего ранга Москоуна и перевожу его служить в штаб-квартиру под Ваше командование в надежде, что Вы сочтете его достойным и дальше продвигаться вверх по служебной лестнице. Он этого заслуживает».

— Билет на фронт всегда «туда», а не «обратно», — мрачно сказал Мерикур. Он подписался: «Генерал Мерикур», — записал ответ Ориане в память компьютера и распечатал один экземпляр для Москоуна. Потом положил лист в конверт, заклеил его и отправил с нарочным Москоуну.

Мерикур облегченно вздохнул: теперь он до отлета физиономии Москоуна не увидит.

Через полчаса шаттл Москоуна поднялся в покрытое облаками небо. Мерикур при этом не присутствовал. Он сидел глубоко под землей и обсуждал вместе с Джому и Лошадиной Шкурой последние детали своего плана.

Вскоре все его отряды, морская пехота и повстанцы, были приведены в состояние наивысшей готовности. Катер Мерикура взлетел и направился на секретную посадочную площадку глубоко в горах. Морские пехотинцы вокруг Порт-Сити еще глубже зарылись в свои окопы и землянки, повстанцы в окрестных джунглях еще раз прошлись наждаками по острым как бритва клинкам, а оставшийся у Мерикура корвет разогрел двигатели и приготовился к маневрированию.

Потом наступило ожидание. Связисты майора Фаутс пытались установить контакт с транспортами Хайкен Мару, но ответа не получили. Те, видимо, решили сначала узнать, что скажет Москоун, а уже потом собирались разговаривать с Мерикуром.

Все это время между линкором и самым крупным судном Хайкен Мару велись усиленные кодированные радиопереговоры. Когда же линкор сошел с орбиты и направился за пределы системы, Мерикур все понял.

Церниане решили остаться.

Немного погодя эскорт линкора тоже снялся с орбиты. Еще через два часа все четыре военных корабля исчезли в гиперпространстве.

Но транспорты Хайкен Мару, битком набитые цернианскими солдатами, остались. Они кружили над Теллером, как стервятники над падалью.

— Итак, действие второе, — мрачно заметил Эйтор. — Военный флот выполнил свои обязанности и удалился. Что бы теперь ни случилось, он в этом виноват не будет.

— Боюсь, вы правы, — согласился Мерикур. — События могут начать развиваться в любую минуту.

Майор Фаутс подала голос:

— Хайкен Мару на связи, сэр. Извиняются за то, что долго молчали, и спрашивают вас.

Мерикур посмотрел на Эйтора, потом на Бетани. Каждый из них улыбнулся и постарался принять бодрый вид. Мерикур тоже невольно улыбнулся им в ответ.

— Ну, посмотрим, чего хотят наши гости.

Он встал перед пультом связи и кивнул Фаутс:

— Соединяйте, майор.

Мерикур глядел на огромный экран, по которому побежала разноцветная рябь и сгустилась в человеческую фигуру.

Нола Ранкоу. Те же длинные волосы, на этот раз заплетенные в косу, свисавшую через левое плечо на грудь. Те же самые пронзительные глаза, те же самые тонкие губы. Она говорила отрывисто, словно выплевывала слова.

— Мое почтение, генерал. Мы снова встретились.

— Вроде бы так, — равнодушно ответил Мерикур. — Чем могу помочь?

Ранкоу улыбнулась:

— Очень немногим. Однако я кое-что могу для вас сделать.

— Например?

— Помочь вам обуздать мятежников. На борту моих судов находится тысяча цернианских солдат. С их помощью мы возьмем повстанцев под контроль и восстановим нормальную работу шахт и рудников.

Мерикур изобразил изумление.

— Я удивлен, что капитан третьего ранга Москоун ничего вам не сказал. Повстанцы больше не являются повстанцами. Их представители вошли в коалиционное правительство Теллера. Полагаю, вам следует поблагодарить церниан от моего имени и отправить их домой. Я уверен, что губернатор Виндзор составит благодарственное письмо и переправит его на Церну по дипломатическим каналам. Примите мои извинения: к моему глубокому сожалению, я вынужден отказать вам в посадке.

35
{"b":"7202","o":1}