ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Губы Нолы сжались в ниточку.

— С того момента, как мы сюда прилетели, я только и слышу, что повстанцы удерживают Порт-Сити и множество других важных объектов. Вы можете считать это приемлемым. Я же — нет. И я собираюсь кое-что предпринять по этому поводу. Хайкен Мару заключила с правительством Церны соглашение, по которому церниане берутся обеспечить безопасность планеты, как внешнюю, так и внутреннюю. А мы продолжаем разрабатывать недра планеты. Не забывайте: Теллер принадлежит Хайкен Мару.

Ответ Мерикура прозвучал спокойно и ровно:

— А вы не забывайте, что Хайкен Мару подчиняется законам Пакта. Сенат должен одобрить переход права собственности на планету. Вы не можете просто взять да и подарить Церне планету, принадлежащую Пакту. У вас нет такого права. И по закону вы не можете высадить здесь войска. Любая попытка вызовет вооруженный отпор.

Ранкоу насмешливо хмыкнула:

— Тогда приготовься к смерти, ничтожный выскочка. Мои войска приступают к высадке.

«11»

Не успел еще потемнеть выключенный экран, как поток донесений сразу стал нарастать. «Цель номер один, цель номер два, всего три цели запускают шаттлы, сэр». Другой голос: «Два корабля перешли на траекторию снижения, сэр. Похоже, они собираются садиться». Опять первый голос: «Две цели развернулись и направляются за пределы системы, сэр. Они движутся намного быстрее, чем полагается, и, кажется, настигают нашу консервную банку, сэр».

Какое-то время Мерикур слушал и размышлял, а потом начал отдавать приказы:

— Немедленно рассчитайте, где эти шаттлы могут сесть. То же самое — насчет двух транспортов. Предупредите корвет. Судя по скорости, это военные корабли, а не транспортные суда.

— Принято к исполнению, сэр.

— Хорошо. Отправьте на нашу жестянку послание. Диктую: «Губернатору Виндзору. Проблема повстанцев решена. Коалиционное правительство создано. Меня атакуют объединенные силы Хайкен Мару и цернианской армии. Намерен победить. Пришлите эскадру и ящик шампанского». Подпись: «Мерикур». Как только получите подтверждение о приеме, прикажите жестянке прыгать в гиперпространство. Пусть поторапливаются!

Связист ухмыльнулся:

— Слушаюсь, сэр!

Через некоторое время о послании Мерикура станет широко известно. Оно поднимет боевой дух больше, чем сотня пламенных речей.

Однако Мерикур тревожился. Пройдет много дней, прежде чем прибудет подкрепление — это если допустить, что губернатор плюнет на самые неотложные дела, и военные, и политические, и соизволит заняться им, Мерикуром.

Численность войск Мерикура значительно уступала противнику. Ранкоу утверждала, что привезла с собой только тысячу солдат, но на таких огромных кораблях можно разместить и пять-шесть тысяч. А значит, на каждого из трех тысяч повстанцев и морских пехотинцев придется по два цернианина. Это вам не шуточки. И цернианские солдаты не какие-то там любители приключений. Это кадровые, хорошо обученные части, во главе которых стоят офицеры вроде Джому. Победа достанется нелегко, если вообще достанется.

Рядом с Мерикуром появился Эйтор Сенда.

— Я разговаривал по радио с моим братом. Командующий цернианскими силами, старый солдафон по имени Уноло, приказал ему атаковать нас.

— И что на это ответил ваш брат?

Эйтор улыбнулся:

— Сперва он высказал Уноло все, что думает о предательстве партии войны, затем посоветовал старикашке сесть на собственную клюку.

Мерикур засмеялся.

— Простите, сэр!.. — подошел к нему один из связистов.

— Да, капрал?

— Наша жестянка только что уничтожила один корабль и прыгнула через гиперпространство к Августине. Перед прыжком командир прислал вот это.

Связист протянул Мерикуру телеграмму. Тот развернул ее и прочел: «Прошу прощения, сэр, я просто не мог сдержаться», — и подпись: «Капитан Сискенс».

Мерикур постарался напустить на себя суровость: вокруг стояли младшие офицеры.

— Сискенс не имел права так рисковать. Когда все закончится, я с ним разберусь.

«И поставлю ему бутылку». Вслух он этого не сказал.

Вскоре тоненькая струйка донесений стала ручейком, затем рекой, наконец, хлынула потоком. Информация поступала со всех сторон, и Мерикур чувствовал, что превращается в какое-то подобие компьютера. Он, как машина, вбирал в себя информацию, рассортировывал данные, определял и рассчитывал возможное развитие событий и способы противодействия. Некоторые расчеты в конце концов окажутся неверными, но сам процесс принятия решений, основанный больше на интуиции и прошлом опыте, нравился Мерикуру.

— Лейтенант, получен приказ! — крикнул из окопа капрал Сингх. — Держаться, сколько сможем, а потом отступать в джунгли.

По прозрачному забралу каски лейтенанта Шаффера забарабанил дождь. Лейтенант поднял голову и посмотрел на небо. Голубые глаза, конопатый нос — Шаффер казался совсем мальчишкой.

— Хоть бы что-то новенькое придумали, — проворчал он, — а то отдают те же приказы, что и раньше. Дерьмоеды чертовы.

Хотя Хайкен Мару и постаралась уничтожить как можно больше спутников наблюдения, которые летали над Теллером, некоторые из них все еще функционировали. И, судя по информации, поступающей из космоса, шаттл неприятеля в данный момент направлялся туда, где находились позиции Шаффера, и мог выйти из облаков в любую минуту. Если этот шаттл того же типа, что и все другие шаттлы Пакта, то в нем находится около сотни солдат, да плюс еще снаряжение. Двадцать морских пехотинцев Шаффера встретятся с пятикратно превосходящими их силами противника. Конечно, в окрестных джунглях пряталось десятка три повстанцев, но Шаффер не знал, может ли он на них рассчитывать.

Холодная рука страха сжала его внутренности.

«Ты не должен показывать, что боишься, — сказал Шаффер сам себе. — Солдаты боятся точно так же и считают, что ты вытащишь их из этой передряги».

В отличие от своего лейтенанта, большинство морских пехотинцев были опытными ветеранами. Шаффер не знал, страшно ли им.

Он просто думал, что и им тоже страшно.

Его позиции, однако, были не такими уж уязвимыми. Благодаря усилиям Хайкен Мару, горнорудная разработка номер 032 была хорошо укреплена в расчете на обычную атаку с земли. Тяжелая техника и химические дефолианты создали вокруг нее широкий «пояс безопасности». Сотни тонн вывороченной земли образовали покатую насыпь, увенчанную острыми, как бритва, стальными лентами и шипами. Но Хайкен Мару хотела снова вернуть разработку себе…

Шаффер совершенно не мог понять, зачем Хайкен Мару это нужно. От шахты и горнообогатительного завода остались только развалины корпусов, ржавый подъемный кран да перевернутый трактор.

Он пожал плечами и напомнил себе:

— Нечего вопросы задавать. Прикажут — иди и умирай. А почему — это не твое дело. Так, кажется, написано?

Он не помнил точно, где прочитал это, но весьма вероятно, что писатель был бравым служакой.

ПИР Шаффера произнес ему на ухо: «Извините за беспокойство, сэр, но шаттл пройдет облачный слой и появится в зоне видимости через тридцать одну секунду. Судя по всему, он пройдет над нами в бреющем полете. Я бы не осмелился потревожить вас, но мне кажется, сэр, что вам стоило бы принять какие-то защитные меры».

Это не ПИР, а лакей, самый настоящий! Лейтенант пришел в бешенство.

Он нажал на кнопку передатчика. Ждать и смаковать собственный страх? Развлечение, конечно, но на него больше времени не было. Шаффер крикнул в микрофон:

— Внимание, воздух! Всем в укрытие!

Тут он услышал рев двигателей. Шаттл наконец миновал облачный слой и пошел на малой высоте. Застучали скорострельные пушки, снаряды валили деревья и прорубали просеки в джунглях.

Шаффер дождался, пока все до единого морские пехотинцы укрылись в траншеях, повернулся лицом к шаттлу, сделал оскорбительный непристойный жест и нырнул в свое личное бомбоубежище, вырытое на глубине трех метров.

Земля там была влажной и прохладной, а на поверхности тем временем бушевал огненный ад.

36
{"b":"7202","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дети лета
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Темнотропье
Если с ребенком трудно