ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Командир летного звена Марджори Фокс-Смит проверяла перед полетом работу механизмов и приборов. Эту процедуру она проделывала уже, наверно, в тысячный раз.

Неудивительно. Ей тридцать пять, и десять последних лет она — пилот. За эти годы Марджори доводилось летать на всевозможных аппаратах, от планера до небольших космических кораблей.

Марджори была красива. Густая копна темно-русых волос, правильный овал лица, большие зеленые глаза, безупречные белые зубы, пухлые губы бантиком…

Она считала свою внешность наказанием, посланным ей свыше за какой-то неведомый грех. Женщины ей завидовали, а мужчины просто проходу не давали. Но Марджори оказалась однолюбкой, а человека, которого она полюбила, уже не было в живых.

Краешком глаза командир Фокс-Смит наблюдала за Мелиссой, вторым пилотом. Щеки у нее были бледноваты, но Мелисса держалась молодцом.

«И правильно, — подумала Фокс-Смит, — что же ей еще остается делать? Ведь мы собираемся использовать в качестве истребителей-перехватчиков двенадцать неуклюжих посадочных шаттлов. Да еще и силы противника впятеро превосходят наши. И командует нами генерал, который не может пролететь на аэрокаре сотню миль без того, чтобы не врезаться в джунгли».

Несмотря на свое брюзжание, Фокс-Смит невольно восхищалась генералом, Мерикуром. Хорошо быть прекрасным стратегом, если твои гениальные замыслы воплощают в жизнь другие люди. Если ты генерал и сидишь в безопасности в уютном бункере, то какого черта тебе беспокоиться?

Как обычно, эти умники в штабе планировали провести одни боевые действия, а на самом деле пришлось готовиться совсем к другим. Сперва никому и в голову не пришло, что возникнет нужда в самолетах-истребителях — пока не прибыл флот Хайкен Мару, а тогда оказалось уже слишком поздно. Поэтому, рассудив, что лучше иметь шаттлы, чем вообще ничего, Мерикур укрыл звено Фокс-Смит в джунглях. И теперь это звено будет изображать из себя целую воздушную армию. Если бы кто-нибудь поинтересовался мнением Фокс-Смит — а никого оно не интересовало, — то она бы ответила: «Все ваши замыслы весьма дурно пахнут, господа. Весьма дурно!»

Всю последнюю неделю Фокс-Смит, ее пилоты и почти сотня человек наземного персонала прятались в кратере потухшего вулкана. Тепло, которое все еще выделял древний магматический очаг, скрывало шаттлы от инфракрасных датчиков на орбите.

По крайней мере, у звена Фокс-Смит было то преимущество, что оно могло действовать неожиданно. И у врага, видимо, самолетов-истребителей тоже не было.

— В конце концов, — сказала Марджори пилотам, — Хайкен Мару не могла привезти истребители на своих торговых кораблях. Для них бы там места не хватило. Значит, нам предстоит сражаться с такими же шаттлами. И пусть у Хайкен Мару численное превосходство — зато у нас боевая подготовка лучше.

Сейчас командир Фокс-Смит искренне надеялась на это.

Она сказала вполголоса:

— Очистить площадку запуска!

Ее ПИР передал приказ всему звену. Снаружи завыла сирена.

Фокс-Смит заставила себя расслабиться, откинула спинку противоперегрузочного кресла и положила руки на колени. Мелисса рядом с ней сделала то же самое.

Датчики у них на скафандрах были соединены с компьютером разноцветными проводами. Пилоты будут управлять шаттлами с помощью обратной связи между их ПИРами и корабельным компьютером. Достаточно комбинации мускульных движений и устных команд, к штурвалу они даже не прикоснутся. В результате между замыслом и действием практически не останется временного интервала. Ручное управление будет задействовано только для аварийной посадки.

Фокс-Смит дала компьютеру команду:

— Наружный охват сто восемьдесят.

На внутренней поверхности прозрачного щитка ее шлема возникло трехмерное изображение кратера и начало перемещаться слева направо, совершая разворот на сто восемьдесят градусов. При желании Фокс-Смит могла бы изменить скорость движения картинки простым напряжением левого или правого указательного пальца.

Перед ее глазами поочередно появлялись закамуфлированное наземное оборудование, две зенитные ракетные установки, толпа техников, ожидающих взлета шаттлов. Фокс-Смит увидела готовые к старту челноки, увидела, как дрожит в кратере вулкана теплый воздух.

«Хватит тянуть время», — сказала она самой себе и произнесла вслух:

— Первый канал связи. Всем кораблям следовать за мной. Цель — впереди. Зададим этим ублюдкам жару, пока они не опомнились.

Двенадцать шаттлов взревели, взмыли вверх и полетели к выходу из кратера. Клубы пыли и песка с головой накрыли оставшихся на земле техников. Один из них, лысеющий коротышка, которого все здесь почему-то называли Тарахтелка, перекрестился и прошептал:

— Удачи тебе, Марджи.

Солдаты любой расы убеждены, что все снайперы чокнутые и других не бывает.

Чтоб в одиночку забраться на крышу здания или на дерево и стрелять в того, кто может ответить тем же, требуется незаурядная храбрость. И с каждым разом этой храбрости требуется все больше и больше, потому что снайперов в конце концов обычно убивают.

Так что тут нужно иметь особый склад характера. И Бока действительно был очень странным индивидом.

Ростом он был гораздо выше многих церниан, и это причиняло ему в детстве немало горестей, сверстники давали ему обидные клички типа «дылда» или «ходуля». Однако Бока быстро понял, что высокий рост может дать массу преимуществ, например, возможность задать трепку тем, кто над ним потешался. Привычка чуть что сразу лезть в драку, плюс к тому же угрюмый нрав и тяжелый характер и привели к тому, что Бока большую часть времени проводил в одиночестве.

Когда же Бока поступил на военную службу, убивать ему понравилось. Снайпером он стал с превеликой охотой.

Нет нужды говорить, что в снайперской школе он пришелся ко двору, хотя мало, кто из товарищей общался с этим угрюмым, злобным верзилой. Но для снайпера общительность — не главное. В конце концов у Боки было превосходное зрение, отличная координация «глаз — рука», и ему на самом деле нравилось лазить по деревьям.

Но самым важным оказалась готовность Боки убивать. Требуется особый склад характера, чтобы навести мушку на подобное тебе разумное существо, хладнокровно рассчитать траекторию пули и нажать на спуск. Для этого необходима личность, подобная Боке.

Как и у всех цернианских снайперов, винтовка у Боки была изготовлена по индивидуальному заказу специально для него. Она представляла собой настоящее произведение искусства, где превосходно сочетались дерево, металл и электроника. Она никогда не смеялась над ним, никогда не обзывала его и никогда его не подводила.

После снайперской школы Бока получил назначение нести службу на цернианской луне. Однажды начальству для чего-то — неизвестно, для чего именно — потребовались добровольцы. Бока страшно скучал, поэтому он подал рапорт и положился на судьбу. Начальство нашло его кандидатуру подходящей, отправило еще в одну снайперскую школу и послало убивать представителей расы людей.

Этих людей он убил огромное количество. Теперь ему предстояло убивать своих сородичей-церниан. Боке было все равно: убивать так убивать. Тому его и учили.

Шаттлы неслись почти у него над головой, их двигатели надсадно выли, воздушная волна мотала ветки и листья взад и вперед. Ему казалось, что его раздели догола и выставили на всеобщее обозрение, хотя он знал, что на дереве, среди листвы, да еще в камуфляжной форме он со своей зеленой кожей практически сливался с листвой.

Два шаттла приземлились неподалеку от него на поляне. Бока прекрасно их видел. Весьма любезно со стороны челноков, что они сели именно там, где отче Джому и рассчитывал.

Шаттлы сначала обстреляли джунгли из автоматических пульсаторов и только потом выпустили трапы. Цернианские солдаты выскакивали из люков и занимали круговую оборону.

Бока водил винтовкой из стороны в сторону и наблюдал за высадкой через перекрестие прицела. Он шептал: «Бах! бах! бах!»— как будто стрелял в них. Он знал, что вокруг поляны притаились его товарищи, но ему было на это наплевать. У него была своя война, у них — своя.

37
{"b":"7202","o":1}