ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бока дотронулся до амулета, который висел у него на груди, и улыбнулся.

Лучший способ остаться в живых на войне — это вовсе не воевать. Именно в этом и заключался план Ларри. Он потихоньку ускользнул из своей части и отправился домой к подружке. Ларри надеялся спрятаться там и подождать, пока вся эта заварушка кончится, но, как на грех, подружка эвакуировалась из Порт-Сити — как и большинство горожан.

«Жаль, — подумал Ларри, — немного нежности и ласки мне бы не помешало».

Ларри не был тем, что вербовщики называли «первоклассным материалом». Служба в корпусе морской пехоты была для Ларри в тягость, да что там — самым обыкновенным наказанием. Прежней его вольготной жизни положил конец судья, предложив Ларри выбирать между казармой и тюрьмой на астероиде.

Лозунгом Ларри был девиз: «Плыви по течению», поэтому очень скоро он надел форму морского пехотинца. Начальную подготовку он до сих пор вспоминал с содроганием, но после ее прохождения Ларри открыл для себя те маленькие увертки, которые делали жизнь в армии вполне приемлемой, и даже научился получать от них удовольствие. Превратиться в труп не входило в его планы, поэтому Ларри устроил себе внеочередной отпуск. Ларри был высок, худощав и обладал извращенным чувством юмора.

Стряхнув со спины ранец с зарядами и прислонив гранатомет к стене, Ларри завалился на подружкину кровать и немедленно уснул. Рано или поздно ему придется выдумать историю, почему это он вдруг оставил часть и оказался здесь, но, как всегда, он отложил это на потом.

Кода нахмурился, увидев, что Нола Ранкоу надевает боевую амуницию. Его собственная была уже надета.

— Оставайся тут, — сказал он, — у нас есть кому делать черную работу.

Ранкоу посмотрела на него и улыбнулась:

— Странно, Кода. Раньше тебе нравилось, когда я убивала.

— Мне нравится все, что ты делаешь, — проворчал Кода, — но я не думаю, что тебе следует лезть к черту в пекло.

Ранкоу чувствовала себя польщенной, но постаралась это скрыть. На ее лице ничего не отразилось.

Она проверила свое оружие.

— Если верить радиоперехватам, штаб Мерикура находится совсем рядом с Порт-Сити. Отрубишь голову, и тварь сдохнет. Вот так.

— Я знаю, — упрямился Кода. — Но пойми: я совсем не против того, чтобы ты руководила операцией. Нет, я против твоего присутствия в штурмовом отряде. У военной базы мощные укрепления. Если мы тебя потеряем, наша победа отдалится.

Кода любил ее. Нола растроганно глянула на него. Но сейчас она обязана исполнить свой долг. Нола вложила пистолет в кобуру и пристально посмотрела мужу в глаза.

— Ты будешь есть только то, что убьешь сам.

Несколько секунд они оба стояли неподвижно. Затем Кода пожал плечами и нехотя сказал:

— Тогда давай убьем Мерикура и покончим со всем этим.

«12»

Когда Шаффер выбрался из бомбоубежища, в голове у него еще звенело от сильнейших взрывов. Пилот Хайкен Мару, уверенный в том, что на поверхности не осталось ничего живого, посадил свой шаттл прямо на территории завода. Люки шаттла открылись, и оттуда посыпались цернианские солдаты.

С помощью жестов Шаффер отдал команду. Морские пехотинцы слева и справа от него закивали и принялись за работу.

Шаффер заполз на самый верх насыпи и принялся осматривать местность в бинокль. Церниане рассредоточились и начали по всем правилам военного искусства приближаться к станции. Но посадка была произведена в опасной для них зоне — невероятная ошибка, за которую им придется дорого заплатить.

Шаффер оглянулся через плечо и увидел жест сержанта Ланг, который означал: «Все готово». На коленях у сержанта лежал небольшой пульт, от него шел тонкий кабель и исчезал под землей. Шаффер просигналил: «Жди», — и снова посмотрел на цернианских солдат.

Неприятель подобрался уже совсем близко. Тут и там солдаты обменивались шутками на своем языке и смеялись. Нервные унтеры их одергивали. Еще несколько минут, и они подойдут вплотную к Шафферу.

Он отполз назад и перекатился на спину. Глаза сержанта Ланг встретились с его глазами, и Шаффер кивнул. Проворные пальцы сержанта отстучали быстрый ритм по клавишам пульта. Серия взрывов сотрясла землю, мины детонировали одна за другой, словно китайские петарды. Высоко взметнулись султаны из камней и пыли, тела цернианских солдат взлетали в воздух легко, словно тряпичные куклы, левое шасси у шаттла оторвалось, и кургузое крыло челнока вспахало землю.

Пилот шаттла запаниковал и попытался взлететь, но включился только один правый двигатель. Шаттл встал на дыбы и опрокинулся, придавив при этом десяток солдат.

Оставшиеся в живых церниане повернулись и побежали прочь, к джунглям. Это была их вторая ошибка. Спрятанные в джунглях пулеметы и минометы открыли огонь и начали рубить церниан в капусту. Повстанцы не подкачали.

Но сами морские пехотинцы не могли стрелять в церниан с тыла: они боялись своим огнем задеть повстанцев. Зато — черт возьми, вот незадача! — минометы повстанцев молотили чуть не по самым позициям морских пехотинцев Шаффера.

— Я не могу с ними связаться, сэр! — крикнул ему в самое ухо связист. — Наверно, их передатчик сломался, или они просто не обращают на него внимания, вояки дерьмовые!

Шаффер приказал своим людям укрыться в туннелях шахт и в убежищах и сам нырнул в туннель, изрыгая такие проклятья, что воздух вокруг него дымился.

Церниане не смогли выдержать кинжального огня и повернули обратно. К этому моменту половина валялась на земле, а те, кто остался в живых, пришли в отчаяние. Они мчались по направлению к заводу с одной мыслью: спрятаться за насыпью от настигающей их повсюду смерти. Они были уже в двух шагах от стальных заграждений, когда повстанцы поняли свою ошибку и прекратили огонь.

— Кусачки! У кого эти хреновы кусачки! — истошно вопил кто-то. Но ничто не длится вечно, и к тому времени, когда Шаффер со своими людьми выбрался из туннелей, на земляном валу находилось десятков пять взбесившихся церниан, которые рвали проволочные заграждения и жаждали крови.

Фокс-Смит с трудом проглотила комок в горле, когда на экране прямо перед ее глазами появилась радарная картинка. Точек, каждая из которых обозначала противника, было столько, что Фокс-Смит не осмеливалась их сосчитать. Несколько десятков шаттлов, все битком набитые солдатами, и все направляются к Порт-Сити. Город церниане уже атакуют — значит, это подкрепление. Как только оно подоспеет, у защитников города шансов не останется.

Что ж, на тот случай ее отряд здесь и оставлен.

И шаттлы Фокс-Смит, и корабли противника были похожи друг на друга как две капли воды. Точнее, как враг на врага. Все построены по одному стандарту, принятому в Пакте. Разведданные противника к тому же категорически отвергали наличие воздушных сил у Мерикура, вот почему Фокс-Смит удалось подобраться почти вплотную к самой крупной вражеской эскадрилье. Но сейчас Фокс-Смит в любую минуту ждала, что ее маневр противник раскусит.

Все зависело от того, как долго ей удастся блефовать и как долго командир неприятеля будет считать, что все идет нормально.

— Тихо, ребята, — негромко сказала она, — ждите моей команды.

ПИР Фокс-Смит подал голос: «Я перехватил на шестом канале шифрованную передачу. Источник — флагманский корабль противника. Я попробовал расшифровать. Скорее всего, нас спрашивают, кто мы такие. Или отдают нам какие-то приказы».

— Передай на той же частоте, — приказала Фокс-Смит. — «Не могу расшифровать… проблемы с модулятором… прошу повторить последнюю передачу открытым текстом».

Еще несколько секунд, и ее шаттлы займут отличную позицию.

Ответ пришел. Фокс-Смит услышала равнодушный мужской голос:

— Командир группы — двенадцати неопознанным. Сдохший модулятор — самая мелкая из твоих проблем, киска. Назови свое подразделение и цель.

Фокс-Смит внимательно посмотрела на экран. Ее корабли заняли превосходную позицию: сверху и немного позади эскадрильи Хайкен Мару.

38
{"b":"7202","o":1}