ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Граната Ларри попала в танк. Балкон, где стоял Ларри, затрясся от взрыва.

Но танк продолжал двигаться вперед.

Ларри сперва подумал, что граната не причинила машине особого вреда, но тут бронированное чудовище начале слегка поворачиваться, а потом двинулось так, как если бы им никто не управлял.

Танк даже не замедлил хода, когда врезался в здание. Стена рухнула прямо на него. Однако двигатели танка все ревели и ревели — похоже, водитель пытался провести машину сквозь завал.

Стеклянные шарики вонзились в стену над головой Ларри и осыпали его крошками горячего цемента. Его пытался уничтожить второй танк!

Ларри пригнулся, схватил ранец с запасными гранатами и кинулся к лестнице. Он пробежал несколько проемов, когда в квартиру его подружки влетел пушечный снаряд. Ну и взрыв! Девчонка будет в ярости, когда увидит, что от ее конуры ничего не осталось. Ларри расхохотался: да какая разница, что там подумает девчонка — главное, он жив остался!

Он уже спустился вниз и подбежал к черному ходу, когда разорвался второй снаряд, взрывная волна толкнула Ларри в спину, и он вылетел из дверей на боковую улочку. Ларри побежал в сторону Торговой улицы, на ходу заталкивая гранату в пусковую установку.

Он вышел прямо на дорогу. Ему было наплевать, увидят его или нет. За гибель Пегги и Сьюзен он рассчитается в любом случае.

Ларри побежал. Он обогнул тело Сьюзен, перепрыгнул через мертвую Пегги и остановился, когда до громадного танка оставалось метров восемьдесят. Он положил пусковую установку себе на плечо и нажал на кнопку «готовность». Он не мог промахнуться. Танк не умещался в прицеле, но это было не важно. Броня танка достаточно крепкая, выдержит прямое попадание. Она практически непроницаема для противотанковых гранат.

В танке его заметили и стали наводить орудие прямо на него. Ствол был таким огромным, что, казалось, в дуло можно было войти, не сгибаясь.

А, да какого черта! Что он теряет?

Ларри нажал на спуск. Выстрелил. Тут же стрелок в танке полоснул из пулемета. Длинная очередь перебила Ларри обе ноги, и он рухнул навзничь. В ту же секунду танк расколол пополам гигантский взрыв, и раскаленные осколки изрешетили все дома в квартале. Ракета Ларри влетела прямо в ствол орудия и разорвалась в его казенной части, где уже находился собственный снаряд танка.

Ларри потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел склонившегося над ним санитара-негра. Тот широко улыбался, демонстрируя свои белоснежные зубы.

— Добро пожаловать обратно в этот мир, рядовой. Сейчас мы тебя, считай, в санаторий отправим. Для героев вроде тебя в лучших госпиталях всегда держат наготове мягкие и чистые койки. Командир роты сказал, что представит тебя к ордену. Знаешь, я с ним согласен. Поджарить танк таким способом — о-го-го, доложу я тебе! На это зрелище стоило посмотреть!

Ларри боролся со слабостью; он попытался сказать санитару, что он вовсе не герой, что настоящими героями были Сьюзен и Пегги, но парень даже и не собирался его слушать. Он улыбнулся и прилепил к руке Ларри инъекционный пакет. Антибиотики, обезболивающие лекарства и снотворное проникли в кровь Ларри.

Санитар удивился: чего это Ларри плачет? Через месяц-другой ему регенерируют новую пару ног, и он станет бегать лучше прежнего. Но, черт побери, если бы мне самому довелось выйти один на один с танком, думал санитар, я бы, наверное, тоже плакал.

«13»

Мерикур выбрался из бункера. Нола Ранкоу уже контролировала четверть территории. Все зенитные ракетные установки были подавлены, и шаттлы Ранкоу практически не встречали серьезного отпора. Повстанцы иногда запускали из джунглей случайную ракету, морские пехотинцы делали то же самое с территории базы, но этого было недостаточно, чтобы отогнать шаттлы прочь. Ранкоу же удалось скоординировать использование наземных и воздушных сил.

Сначала шаттлы утюжили площадь прямо перед ее позициями. Затем, пока морская пехота еще пряталась под землей, пехота Ранкоу бросалась вперед и захватывала новый плацдарм.

Во время атаки солдаты Хайкен Мару забрасывали гранатами каждый бункер, который им удавалось отыскать. Когда морпехи открывали огонь со следующего эшелона заранее подготовленных позиций, силы Ранкоу оттягивались назад. Немного погодя возвращались шаттлы, и все повторялось заново.

Мерикур знал, что он может приказать морпехам выйти из туннелей во время прохода шаттлов на бреющем полете и тем самым поломать этот жуткий цикл. Потери будут велики, но оставшиеся в живых выбьют силы Хайкен Мару прочь с базы. Но стоило ли ради этого стараться? Мерикур чувствовал, что не может найти ответа на этот вопрос… Время уходило впустую, и, если он будет бездействовать и дальше, Ранкоу победит. Кстати, а где она сама? На Теллере или на орбите?

Толку от Ансона Мерикура — генерала — было с гулькин нос. Сражение распалось на серию мелких стычек за отдельные бункеры — это закончится через несколько минут, когда у морских пехотинцев уже не будет боеприпасов, а подвезти их невозможно: мешают непрерывные атаки с воздуха.

Мерикур подозвал к себе связиста:

— Настройтесь на их частоты. Скажите им, что я хочу поговорить с Нолой Ранкоу.

— Слушаюсь, сэр.

Связист защелкал переключателем, пытаясь отыскать на разных каналах радиосигналы противника. Но повсюду либо слышался треск помех, либо шел непрерывный поток кодированных сообщений. Наконец ему удалось установить контакт и передать просьбу Мерикура. Он некоторое время слушал, затем кивнул и поднял голову.

— Они просят подождать несколько минут, сэр.

Мерикур кивнул. Он воспользовался передышкой и осмотрел место сражения в бинокль. Дьявольщина! Отряды Хайкен Мару получили как следует по зубам, но продолжали продвигаться вперед.

— Нола Ранкоу на частоте три, сэр.

Мерикур опять кивнул и взял мини-рацию. Он старался говорить спокойно и небрежно:

— Генерал Мерикур на связи.

— Это Нола Ранкоу, генерал. Я ждала вашего звонка. Капитуляция действительно самый мудрый выбор.

— Ну, не знаю, — как ни в чем не бывало произнес Мерикур. — Я бы сказал, ваше войско дерется вполне прилично. Вам пока не следует капитулировать. Вы еще сможете организовать достойное отступление.

Терпение у Ранкоу иссякло.

— Если вам что-то надо, так не тяните, валяйте.

— Ну хорошо, — согласился Мерикур. Ошарашенные Эйтор и Бетани слушали разговор, раскрыв рты. — У меня есть предложение. Обе стороны несут тяжелые потери. Даже если вы и победите, вы потеряете половину своих людей. Предлагаю решить наш спор в личном единоборстве. Вы и я. Победитель получает все.

— Одну минуту! — послышался щелчок, и голос Ранкоу смолк.

Первой гробовое молчание нарушила Бетани.

— Ты что, спятил? Какая капитуляция, если это они нас теснят, а не мы их? А это противоборство? Она же чудовище, она разорвет тебя на куски! Даже если ты каким-то чудом и победишь, ее войска ни за что не отступят!

— Это не я спятил, — ответил Мерикур. — Это Ранкоу — полоумное чудовище. Она теряет солдат, и ей наплевать. Она теряет время и отвоевывает позиции в час по чайной ложке, и ей тоже все равно. Разве она упустит случай разорвать меня не куски на виду у обеих армий? — Мерикур невольно вздрогнул. — Она продает очень ценный товар, а мы его покупаем. И этот товар — время.

— Время? Для чего? — не понял Эйтор.

— Для передышки, — ответил Мерикур. — Для того чтобы успеть подвезти в бункеры боеприпасы.

Он повернулся к Бетани. Та насупила брови.

— Послушай, еще не все потеряно. Может быть, Нолу ждет неприятный сюрприз. Всякое в жизни бывает.

Не говоря ни слова, Бетани попыталась улыбнуться, но не смогла.

Из динамика послышался голос Ранкоу:

— Генерал Мерикур, я принимаю ваш вызов. У меня на родине поединок часто решает споры. Какое оружие вы предлагаете?

Мерикур лихорадочно думал. Бетани права. Ранксу вполне может разорвать его пополам. Да она на это, наверное, и рассчитывает. Пульсаторы? Исключено, слишком велики шансы сыграть в ящик обоим. Холодное оружие? Оно даст преимущество Ранкоу, а не ему.

42
{"b":"7202","o":1}