ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наверное, так бы и произошло, но вместо пистолета Сизбо решил применить то самое оружие, которое уже убило наповал его карьеру. Экипаж корвета со временем научился отыскивать и разбивать бутылки, которые Сизбо прятал в укромных уголках корабля.

— Но командир, мы же сбили одного, — запротестовала Мерфи. — И теперь…

— А теперь другой сожрет нас на завтрак и не подавится! — рявкнул Сизбо. — Что, разве в офицерских училищах арифметике больше не учат?

Сизбо говорил, а его пальцы проворно стучали по датчикам, установленным на правом подлокотнике кресла. В центре мостика находился куб головизора, и все пространство внутри куба занимало изображение поля боя. Две параллельные голубые линии показывали курс обоих корветов и изгибались по направлению к ближайшей к ним луне Стрыи. Оранжевый след эсминца показывал, что тот использовал гравитацию планеты как трамплин для разгона, изменил курс и готовился к ответному удару.

— Но нас же двое…

— Да у одного хренова эсминца огневая мощь на шестьдесят процентов больше, чем у обоих хреновых корветов вместе! — заорал Сизбо. — Больше отношение мощности к весу и скорость в два раза выше, — чем он и воспользуется, чтобы загнать нас в…

«Олифант» дернулся — это заработали боковые двигатели.

— Ага! — зарычал Сизбо, глядя на экран головизора. — Надул тебя, мерзавца!

Линия, обозначающая курс «Олифанта», изогнулась. Близнец «Олифанта» «Порпентин» шел в кильватере и старался держаться как можно ближе. Отличие первоначального курса от нового, измененного, было незначительным, но оба корвета вошли в лунную радиотень как раз перед тем, как их преследователю удалось замкнуть на них системы самонаведения своих ракет.

— Сэр, мы сумеем… — начала было Мерфи, но Сизбо перебил ее:

— Вот дерьмо собачье — ну надо же!..

Сначала Мерфи ничего не поняла. Затем она увидела, как точки ракет отделились от эсминца, и до нее дошло то, что старший офицер понял сразу, когда заметил, как оранжевая линия, обозначающая курс эсминца, чуть-чуть искривилась. Легкое изменение траектории. Не очень значительное, если только не брать во внимание отдачу, с которой ракеты берут старт, а ты как раз и являешься целью для этих ракет.

— Восемнадцать секунд до попадания в «Порпентин», — тихо сказал Сизбо, — сто сорок семь до нас, чтоб меня перевернуло.

Он скорчил рожу.

— Ракетный отсек, — произнес он. Компьютер откликнулся:

— На связи.

— Пульни-ка в них, Дункан, — проворчал Сизбо и пошарил под надувными подушками своего противоперегрузочного кресла. Бутылки там по-прежнему не было. — По одной ракете каждые три секунды.

— Сэр, надо одновременно запустить все ракеты, что у нас есть, иначе мы не пробьем их защитные поля.

— Дункан, — спокойно перебил Сизбо, — не надо меня учить. Я сам знаю — нам их не одолеть. Точка. Так что перестань мечтать. Но мы можем подрастрясти их запасы булыжников, пока они будут сбивать наши. Так мы проживем на несколько секунд дольше.

— Ясно, сэр.

Первая ракета покинула стартовую трубу, и корпус «Олифанта» зазвенел.

— Конец связи.

Затем внезапно, как будто кто-то щелкнул переключателем в его пропитанных алкоголем мозгах, Сизбо начал повторять:

— Вот дерьмо. Вот дерьмо! Вот дерьмо!!!

Помолчал, потом сказал тихо и спокойно:

— Знаешь, крошка, Энджи был моим другом. Если у такого проспиртованного старого пердуна, как я, вообще могут быть друзья.

— Может быть, лейтенант Энджелл успеет покинуть… — начала было Мерфи и умолкла: точка, которой на экране был обозначен «Порпентин», ярко вспыхнула и превратилась в голубой огненный шарик.

Застучали короткие очереди вспомогательных орудий корвета. Ракеты, запущенные эсминцем, были сбиты. «Порпентин» исчез с экрана головизора.

— Дерьмо, — тихо повторил Сизбо.

Его пальцы продолжали двигаться. Перламутровые пунктирные линии и горошины — они обозначали курсы ракет и точки попаданий снарядов — вспыхивали и гасли.

Вспомогательные орудия «Олифанта» теперь стреляли непрерывно. Корпус корвета вздрагивал при отдаче: ракеты покидали пусковые установки в тщетной попытке разорвать сгущающуюся вокруг корвета пелену смерти.

— Связь, — приказал Сизбо, — с флагманом, немедленно.

— «Готово», — ответил ПИР. Сигнал «Бремертона»к приему сообщения был получен.

— Подрыв точка двенадцать, — произнес Сизбо. — Пять-пять-три, один-семь-девять, девять и шесть к девяти. Ни пуха. Конец связи.

— Ничего не понимаю! — воскликнула Мерфи. Она смотрела то на своего командира, то на экран головизора. — Что вы там за цифры называли?

— Мерикур поймет, — проворчал Сизбо. — Если он не болван.

Он помолчал и добавил:

— Эх, детка, лучше бы ты оставила бутылку на месте.

— Он неправильно назвал координаты! — воскликнул стрелок. — Так они пойдут…

— Капитан Ямагучи, — произнес Мерикур, не отрывая глаз от головизора. — Буду вам крайне признателен, если вы прикажете дать три залпа по этим координатам.

— Ракетный контроль, — сказала капитан, выполняя команду Мерикура, — ввести координаты в целеуказатель. Третья батарея — пуск!

— Слушаюсь, мэм, — сказал стрелок сквозь зубы. Первый залп ракет, нацеленных на пустое место в пространстве, раздался через две секунды. Зарядные лотки подали новую дюжину ракет на пусковые установки. Второй залп. Третий.

— Позвольте мне сказать, сэр, — начал стрелок ледяным тоном. Он старательно избегал взгляда генерала Мерикура. — Заложенные в систему наведения ракет координаты неверны. Это слишком далеко. К этой точке ракеты подойдут уже по инерции и не смогут поразить цель, даже если эта цель там и объявится.

— Ничего страшного, — отозвался Мерикур, не отрываясь от головизора.

— При всем моем уважении, сэр, — продолжал гнуть свое стрелок.

В это время точка, обозначающая на экране «Олифант», вздрогнула. «Олифант» потряс двойной взрыв. Образовалось облако газа и мелких осколков, и на мгновение Мерикур подумал, что ракета Апекса нанесла смертельный удар по корвету.

— О! — внезапно произнес стрелок.

— Вот именно, — согласился Мерикур. — Сизбо идет прямо туда, куда мы отправим ракеты. Капитан Сизбо — блестящий тактик. Он правильно рассчитал курс эсминца.

— Он… в последний момент предпримет обходной маневр? — тихо спросила Ямагучи.

— Нет, он этого не сделает, — ответил Мерикур. — Если я вообще знаю Сиза — то есть капитана Сизбо, — он уже абсолютно точно знает, где именно ракеты эсминца прорвут его заградительный огонь и силовое поле, и знает, что у него самого нет ни малейшего шанса выжить. К тому моменту, когда «Олифант» доберется до наших ракет, корвет будет представлять собой раскаленное облако газа и обломков, годных только для того, чтобы скрыть наши ракеты от радаров эсминца.

— Финиш, — пробормотал кто-то на мостике, но все и так видели, что происходит. «Олифант» дернулся, когда боеголовка вражеской ракеты взорвалась прямо перед его носом. Еще три ракеты взорвались почти одновременно после того, как первая уничтожила систему ведения огня корвета.

Полдюжины спасательных капсул отделились от распадающегося на части «Олифанта». Они обладали достаточной массой, чтобы сработали поисковые датчики боеголовок вражеских ракет. На экране головизора вспыхнули несколько искорок и почти сразу погасли.

Ракеты «Бремертона» прошли сквозь облако газа — все, что осталось от корвета, — и ударили в его палача. Эсминец Апекса мгновенно испарился.

— Ого! — воскликнул стрелок.

Мерикур вздохнул.

— Должно быть, в трюме были еще аннигилирующие бомбы, — сказал он, стараясь подавить дрожь в голосе. И добавил: — За дело, господа! Битва еще не окончена.

В тысяче миль от них на планете Доланг Прелдер остановился, не выпуская рукояток плуга, и посмотрел вверх, на огненный болид, несущийся по небу. Он не знал, что это были остатки эсминца Апекса, не знал, что люди, спасшие ему жизнь, погибли, и даже не подозревал, что сражение все еще продолжается.

49
{"b":"7202","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лошадь, которая потеряла очки
#Я хочу, чтобы меня любили
Позволь мне солгать
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Спецуха
Искажение
Голос рода