ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В какой-то момент — он не заметил, когда именно — рядом с ним появилась Бетани. Она ничего не сказала. Да в этом и не было необходимости.

Они умрут вместе.

Но вопреки всему, вопреки ракетным ударам и гибели людей, «Бремертон» выжил.

Мерикур хорошо видел линкор через дыру в корпусе, видел теплообменники, батареи пульсаторов, видел пушки, все еще изрыгающие смерть.

— Бэйнс говорит, что мы идем на пределе, — спокойно сказала Ямагучи. — Двигатели теряют мощность.

— Понял, — ответил Мерикур. — Передайте ему, что нам нужен один последний рывок. Затем швартуйтесь к линкору. Мы идем на абордаж. Прикажите всему экипажу, чтобы надели на левую руку какие-нибудь боевые повязки. Не надо помогать противнику и палить друг в дружку.

Ямагучи медленно повернулась к нему, в ее глазах застыл ужас.

— Что? Я полагала, мы собираемся дать залп с близкого расстояния, чтобы линкор не успел сбить наши торпеды, а затем удираем на полной тяге.

Мерикур тряхнул головой:

— На борту линкора находится Калбранд.

— Да, конечно, — согласилась Ямагучи. — Уничтожив его, мы вынудим другой линкор сдаться.

— Убийство губернатора Скопления Апекс, — сурово произнес Мерикур, — непременно будет расценено как мятеж против Пакта — независимо от наших побудительных причин. Мы идем на абордаж.

— Слушаюсь, сир! — И Ямагучи повторила его команду.

«Бремертон» догнал линкор, и через несколько секунд корабли соприкоснулись.

Половина двигателей крейсера была выведена из строя. Контакт с линкором больше напоминал столкновение, чем швартовку. Удар отбросил Мерикура и Бетани на всю длину страховочных шнуров.

Мерикур ухватился за какой-то поручень и нажал подбородком на клавишу радиопередатчика. Ему и во сне не могло присниться, что когда-нибудь придется брать чужой космический корабль на абордаж. Прямо как в старинных книжках про пиратов!

— Абордажная команда, вперед! — крикнул он. — Прежде всего захватить машинное отделение! Повторяю — машинное отделение в первую очередь!

Бетани была рядом с ним. Как и он сам, вокруг левого локтя она повязала белый лоскут. Она перехватила его взгляд и подняла большой палец вверх.

Ему хотелось сказать, как он ее любит, но они были в скафандрах, а это означало, что его слова услышат и тысячи других людей.

Поэтому он тоже удовлетворился тем, что поднял большие пальцы обеих рук.

При выключенной гравитации абордажникам пришлось плыть в невесомости к главному люку, цепляясь за разного рода выступы. Несмотря на множество народу вокруг, Мерикур знал, что людей вовсе не достаточно для захвата линкора, чей экипаж превосходил их по численности почти втрое.

Мерикуру нужно было сконцентрировать удар своего отряда в одной точке. Значит, капитанский мостик побоку, главное — двигатели. Конечно, управляли линкором с мостика, но без двигателей много не науправляешь, и линкор не сможет сбросить бомбы на Стрыю.

Когда Мерикур достиг главного шлюза, морские пехотинцы Ямагучи уже взорвали люк и ворвались внутрь линкора. Последовав за ними, Мерикур почувствовал, как искусственная гравитация линкора дернула его на пол. Он повернулся и ухитрился приземлиться на ноги.

Экипаж линкора был занят тем, что отражал атаки истребителей и эсминцев. Взвод морских пехотинцев, оказавшийся у главного шлюза, понес большие потери и был быстро опрокинут нападающими.

Морпехи дрались хорошо. Мерикуру было жаль их, но они, сражаясь, исполняли свой долг.

Но то же самое делал и он. Мерикур закричал, когда его отряд вырвался из главного шлюза, и побежал в глубь линкора вместе со всеми.

Впереди всех мчался Бэйнс и размахивал острым абордажным крюком. Он прямо-таки завопил от радости, когда еще один отряд морпехов Апекса вышел навстречу. Главный коридор линкора — место тесное и отвратительное, тут не очень-то подерешься. Скафандры лопались, пульсаторы дробили шлемы, тут и там умирали люди. В шлемофонах раздавались непрерывные крики, возгласы, и время от времени слышался чей-то предсмертный хрип.

«Слим, берегись, сзади!.. Черт, еле увернулся!»— «Поджарь его, поджарь, суку!»— «О, Господи, я ранен… у меня пробит скафандр… а-а-а-а!..»

— Сюда, сэр! — крикнул старший механик. — Я служил на таком же сразу после училища.

Мерикур уклонился от удара, выстрелил в голову какому-то апексовскому морпеху и нырнул вслед за Бэйнсом в боковой проход. Слава Богу, что он принял решение захватить машинное отделение. Чтобы добраться до мостика, нужно было преодолеть в буквальном смысле слова несколько миль по целому лабиринту переходов и трапов.

Голова Бэйнса внезапно испарилась. Мерикура ослепил луч мощного лазера. Ничего не видя вокруг, Мерикур дал наугад длинную очередь стеклянных шариков. Рядом с ним то же сделала и Бетани. Несколько морпехов упало, из продырявленных скафандров с шумом выходил воздух.

Спотыкаясь, падая, вставая опять, Мерикур продвигался к люку, над которым висела табличка: «Машинное отделение». Он все еще не мог поверить, что добрался до цели, пока крышка люка не скользнула в сторону.

В дверях машинного отделения стояли двое солдат в скафандрах.

Мерикур понял, что пришел его черед. Вскидывая пульсатор, он знал, что выстрелить не успеет.

Внезапно стоящие перед ним солдаты исчезли в яркой вспышке. Из-за спины Мерикура вышел сержант-морпех. На одном плече он нес гранатомет.

— Простите, что помешал вам развлечься, сэр… Но я не смог удержаться.

— Извинения принимаются, сержант, — отозвался Мерикур. — С вас бутылка за испорченное развлечение.

— Так точно, сэр, — сказал сержант, переступая порог машинного отделения, — но сначала я устрою этим швабрам внезапную поверку.

Десять минут спустя все закончилось. Машинное отделение полностью находилось под контролем Мерикура, команда «Бремертона» вывела двигатели линкора из строя, главный коридор также был захвачен.

Виндзор прибыл через несколько минут, окруженный солдатами элитной гвардии. За ним нерешительно следовал Тенли.

Калбранд, угрюмый и усталый, появился на экране головизора, который стоял в машинном отделении. На Калбранде был скафандр, однако гермошлем он держал под мышкой. На капитанском мостике все еще поддерживалось нормальное атмосферное давление. Но каким бы уставшим Калбранд ни был, он все же цинично усмехнулся:

— Что ж, Виндзор, похоже, этот раунд закончился в вашу пользу.

Калбранд оглянулся, словно хотел осмотреть повреждения, полученные кораблем и находящиеся за пределами экрана, затем опять посмотрел на Виндзора.

— Но ваше дело на этом не закончилось. Дурной пример заразителен. Планета за планетой, Скопление за Скоплением — до тех пор, пока Пакт не прекратит свое существование.

Виндзор немного помедлил с ответом, потом тихо сказал:

— Я не хотел этого, Калбранд, но вы не оставили мне выбора. Какие бы последствия это ни вызвало, вы ответите за них так же, как и я.

К удивлению Мерикура, Калбранд согласился:

— Вы правы, причина и следствие всегда ходят рука об руку. Один из нас войдет в историю как великий герой, другой — как великий злодей. Хотел бы я знать, кем будете вы?

«16»

Мерикур устал, парадный мундир был ему тесен и давил там и сям, а люди все задавали и задавали без конца свои глупые вопросы.

«Что вы чувствовали, когда атаковали флот Апекса? Во что в тот момент была одета ваша жена? В космический скафандр? Но он такой неуклюжий. Бедняжка, могу себе представить, с каким трудом она его надевала. Я бы сразу убила Хуберта, предложи он мне такое».

Как всегда, Мерикур изо всех сил растягивал губы в улыбке и пытался сквозь грохот музыки услышать вопрос и сказать в ответ что-нибудь не самое глупое.

Последние несколько недель он закружился в водовороте общественной жизни. Хоть он и прекрасно понимал огромную политическую значимость торжественного губернаторского приема, но терпеть не мог посещать подобные мероприятия.

52
{"b":"7202","o":1}