ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реджинальд взял бокал лимонада и направился в карточный салон. Он даже не может незаметно понаблюдать за парочкой! Оставалось отдать Реджине лимонад и удалиться.

Но когда он увидел Реджину в компании Ролтона и еще шестерых игроков и понял, что первую карту уже разыграли, мгновенно свернул в сторону.

Не стоит никого расстраивать, не хватало еще публичного скандала.

Ему нужно выпить что-нибудь покрепче лимонада. Дьявол, ему необходим Джереми!

А Джереми в это время пытался перебороть дурные предчувствия и нервно мял в ладони приглашение Петли. Он уже находился в квартале от их городского дома и при этом мрачно размышлял, что только последний идиот согласится провести вечер со всеми этими болтунами и пустомелями, вместо того чтобы изливаться в свою новообретенную любовницу.

Но не так скоро. Не сразу после того, как он посвятил ее в тонкости обязанностей содержанки по отношению к своему покровителю. Глупо идти на поводу у собственной похоти. Мужчина должен быть сильным и стойким.

Ладно, тихий карточный вечер с последующим ужином — именно то, что сейчас требуется, чтобы отвлечься от мыслей о Реджине. Кроме того, придется следить за своими манерами и сосредоточиться на игре, поскольку леди Петли, большая любительница виста, неизменно выбирала его партнером.

Он взбежал на крыльцо и вошел в вестибюль. Какого дьявола тут творится?! Маленькое избранное общество… Сколько здесь? Сотни полторы?! А шум! Из дальней гостиной доносится музыка, из карточного салона — смех. В столовой играют в буриме, визжа от радости при каждой удачной рифме. Проклятие! И что теперь?

Он уже повернулся, чтобы незаметно уйти, и тут краем глаза заметил ее.

Реджина… Ролтон… Пропади все пропадом… Будь она проклята!

Он прокрался в карточный салон и удостоверился в правильности своих предчувствий. Вот она, сидит напротив Ролтона, прекрасная, неотразимая, очаровательная, чувственная, и ублюдок не сводит глаз с припухлости ее грудок, и неудивительно: они едва не вываливаются из выреза этой пародии на платье! Она, разумеется, на это и рассчитывала!

Злоба и ярость кипели в нем. Реджина знала, что увидит здесь Ролтона! Возможно, все спланировала заранее! Богу известно, у нее был целый день, чтобы сплести свою паутину, возможно, убедить Петли включить его в число приглашенных! Ах, чертовка! Ему не следовало покидать ее утром!

В «Хитоне» на нее ставили десять к одному, поскольку считалось, что она беззастенчиво преследует выгодного кандидата в женихи. Шансы Сомс были пятьдесят к одному, хотя все видели их вместе у Скеффингемов. Но, по общему мнению, малышка Сомс была слишком неопытна для такого ловеласа.

Зато Реджина с ее грудями и соблазнительными сосками, видными даже с того места, где стоял Джереми, Реджина, с ее красотой, остроумием и неподражаемым стилем, Реджина, с ее новыми познаниями, казалась идеальной невестой для Ролтона. Реджина никогда не согласится стать любовницей Ролтона, что бы она там ни говорила.

Только его любовницей!

Ах, черт, с него довольно и этого! Они оба хотели одного и того же. Он заплатил за нее и будет владеть, пока не надоест. И постарается дать это понять каждому заинтересованному самцу. Под смех Реджины, звеневший колокольчиком, он ушел, чтобы подготовиться.

— Не нравится мне этот Ролтон, — заметил Реджинальд, чувствуя себя так, словно уже в десятый раз затрагивает эту тему.

— Он забавен, — возразила Реджина. — Интересен, превосходно играет в карты и благородно позволил мне выиграть несколько взяток.

— Потому что мечтает заполучить твою руку, — проворчал Реджинальд. — И вот что: я никогда не соглашусь на этот брак.

Реджина промолчала. Ну и вечер! Ролтон не сводил глаз с нее и ее груди, а Джереми так и не показался! Одно это кого хочешь доведет до истерики, тем более что Ролтон был крайне навязчив, словно та сценка, которую они разыграли вчера, дает ему право на вольности. Чтоб ему провалиться! И Джереми заодно!

— Неужели, отец?! Откуда ты вообще взял, что подобный союз возможен?

— Наблюдая за проклятым фатом! Мерзкий щеголь! Распустил хвост, как петух! За весь месяц ему впервые довелось обхаживать не жеманную пустоголовую мисс, а настоящую женщину! По-твоему, никто этого не заметил?

— Он любит играть, — сухо сообщила Реджина, — и при этом надежный партнер. Больше между нами ничего нет!

— А вдруг он вбил себе в голову стать твоим партнером на всю жизнь?!

— А вдруг и мне взбредет то же самое? — сварливо бросила она.

— Не говори так!

— Уже сказала! И повторять не стану.

И где носит Джереми, когда он так нужен?!

Реджинальд боялся попрощаться с дочерью, пожелать ей доброй ночи. С нее станется потихоньку сбежать и встретиться с Ролтоном, если учесть, как они любезничали сегодня.

При мысли об этом ужас закрался в его сердце.

Господи, что может быть хуже, чем иметь такую дочь?! Ни один мужчина не в силах устоять перед ней, и, как стало очевидным, она, в свою очередь, не смогла устоять перед приглянувшимся ей мужчиной.

Реджина устало поднималась по лестнице. Ее отчитали, как девчонку. Пусть она вела себя глупо, но какое все это имеет значение, если у нее такое чувство, словно сегодняшняя игра проиграна. Ах, опьяняющие минуты торжества, когда Ролтон сидел так близко… И все это оправдалось бы, появись Джереми на вечере! А так… зря потраченное время.

Завтра она положит конец спектаклю, признавшись отцу, что не питает ни малейшего интереса к Ролтону. Партия закончится, и начнется новая жизнь.

Из-под двери пробивался свет, слабый, как надежда. Надежда? Мужчина всегда может выбрать из десятка женщин, готовых лечь под него за новый экипаж, дом и тысячу фунтов в год. Наслаждение — товар дешевый, а для содержанки такие условия можно считать идеальными.

О, черт! О чем она только думает? Присутствие Ролтона у Петли вывело ее из себя. Пришлось делать невероятные усилия, чтобы казаться веселой и занимательной собеседницей. Но результат потряс и возмутил Реджину. Ролтон смотрел на нее оценивающе и восхищенно, что всего неделю назад идеально совпадало бы с ее планами. Недаром отец встревожился. И если он заметил, что говорить об окружающих?!

Еще один запутанный узел, а она слишком измучена, чтобы искать решение.

— Я не слишком тебе надоел? — осведомился Джереми из глубины комнаты.

Хоть бы он убрался ко всем чертям! Реджина скинула шаль.

— Карты ужасно утомляют, все эти сложные вычисления… А потом, трудно играть с таким мастером, как мистер Ролтон… Да стоит ли объяснять, ты сам понимаешь, дорогой Джереми. Я находилась в постоянном напряжении, пытаясь не ударить в грязь лицом!

— И в самом деле, стоит ли объяснять, дорогая Реджина! Это платье, выставляющее напоказ твои груди, соски, купленные мной и принадлежащие мне, так что бедняга исходит слюной над тем, что не может заполучить! Так объясни, Реджина: что все это значит?

— Только то, что у меня своя жизнь, а у тебя своя и иногда наши интересы пересекаются, а иногда — нет, — вызывающе выпалила она. — Я не ждала тебя сегодня.

— Очевидно. Может, мечтала, что мое место займет Ролтон?

— О, пожалуйста… Он ревнует…

— Что «пожалуйста»? С самого начала ты из кожи вон лезла, чтобы привлечь его внимание. Так вот, тебе это удалось, и он сделал стойку. Только найдет в твоей постели меня… или неопровержимое доказательство того, что ты принадлежишь другому.

— Правда? — ахнула она, до глубины души потрясенная этим собственническим тоном. — И что он обнаружит?

Он поднял руку — с пальцев свисала тонкая золотая цепочка, на которой болтался крошечный замочек.

— Будешь носить эту цепь как символ моего обладания, чтобы ни один мужчина, кроме меня, не смог войти в тебя.

Реджина протянула дрожащую руку. Такое красивое украшение, которое, конечно, ничему не послужит преградой. Но оно безумно волновало ее, как ощутимый знак того, что она в самом деле его содержанка и он жаждал ее, как никакую другую женщину. Только хозяин имел право заковать ее в цепи.

16
{"b":"7204","o":1}