ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реджина, не теряя оптимизма, решила, что так и должно быть. Женщина всегда должна выжидать. Если мужчина желает восстановить свою репутацию, он должен вести себя безупречно и показать всему свету, что отныне обращает свой взор только на самых невинных, самых целомудренных, которым и в голову не придет критиковать, сопротивляться, противоречить, тех, кто еще не искушен в мирской суетности. Таких, кем можно без помех управлять, манипулировать, играть на их чувствах и желании выйти замуж, ибо что еще предназначено девушке или даже женщине? Поэтому и приходится ждать.

И Ролтон заметит, подойдет, заговорит, она уверена в этом. Скоро он устанет от зеленых девиц и тех глупостей, которые они так жизнерадостно изрекают. Едва на него перестанут глазеть и настоящий выбор будет не столь очевиден, он обратит на нее внимание. Поэтому Реджина набралась терпения, и они вместе с Ансиллой уселись на боковые стулья.

— Похоже, твой мистер Ролтон никому не отдает предпочтения, — ехидно заметила Ансилла. — Флиртует по очереди со всеми шестнадцатилетними. Как великодушны иногда бывают мужчины!

Реджина сдержала улыбку. Наблюдения Ансиллы были не совсем точны: Ролтон действительно методично обходил зал, украдкой бросая взгляды на других, более соблазнительных дам. Разок-другой он даже сделал пару нерешительных шажков в ее сторону. Он тоже наблюдал за ней, очевидно, забавляясь тем, что и она разыгрывает чопорность, с примерным видом выжидая…

— Миледи?!

От неожиданности Реджина вздрогнула. Она и не подозревала, что так глубоко задумалась.

— Милорд!

Она подняла глаза на стоявшего перед ней мистера Ролтона, на худощавом лице которого уже появились первые следы разгульной жизни. Но ее привлекли смешливые искорки в его глазах, словно ему было совершенно все равно, что говорят о нем, и единственной его радостью было дразнить почтенное общество, то самое, одобрения которого он так настойчиво добивался. Что ж, она по крайней мере понимает его.

Маркус взял ее за руку, и Реджина успела сделать вид, что колеблется, прежде чем позволила увлечь себя на середину зала, где под музыку рила уже выстраивались пары. Идеальный танец для ее целей: почти никакой беседы, и можно неотрывно взирать на него с таким видом, словно он единственный на свете.

Сложные переплетения рук, па и невысказанных слов. Лучше не придумаешь! Остается надеяться, что Джереми и отец все видят и ощущают собственное бессилие. Все получилось! Поверить невозможно, что каждая ее стрела попала в цель!

Когда Ролтон отвел ее обратно, оказалось, что Ансилла упорхнула, безмолвно выразив свою досаду и неодобрение. На ее месте она нашла отца, восседавшего с видом разъяренного медведя. Но самое восхитительное было впереди, когда Реджина наконец отдышалась и оглядела зал. Оказалось, что у двери торчал Джереми, мрачный, как грозовая туча.

Итак, колесо завертелось, и занавес вот-вот поднимется. Оставалось только дотерпеть, пока Джереми явится с визитом, и достойно отплатить ему за самонадеянность.

На следующий день Реджина оделась в простой белый муслин, отделанный по лифу и подолу скромным плиссе, и белый кружевной чепчик. Коротая время до заветной минуты, она с удобствами устроилась в библиотеке, где, как и ожидалось, немедленно появился отец.

— Сезон слишком утомителен, — начал он, бросаясь в огромное кресло. — Прошлой ночью было чересчур шумно, людно… много нежелательных типов. Не знаю, о чем только думают Скеффингемы. Этот Ролтон, его место в портовом кабаке, а не в высшем свете! Куда катится этот мир?!

— О, ты так думаешь? А мне он показался довольно приятным.

— Значит, ты ошиблась. И стоило бы хорошенько подумать, прежде чем принимать его приглашение и брать за руку, — проворчал Реджинальд.

— Я ничего подобного не делала, — негодующе фыркнула Реджина. — Всего лишь потанцевала, да еще и рил, что, позволь тебе напомнить, более чем приемлемо. Мы едва перемолвились парой слов. — Она заговорщически понизила голос. — Он просто неотразим, и манеры безупречны.

— Ре-джи-на! — начал было отец, но появление дворецкого спасло ее от нотации.

— Мистер Гэвидж, милорд, — объявил он.

— Слава Богу! — просияв, пробормотал Реджинальд. — Проси!

В дверях возник Джереми со злобно перекошенной физиономией.

— Джереми, мальчик мой… а вот и Реджина.

— Вижу, — буркнул тот, бросив зловещий взгляд в ее сторону.

Реджина грациозно соскользнула с дивана и направилась к нему.

— Джереми! Сколько лет, сколько зим!

— Похоже, очень много, — согласился он.

О Боже, как он высок! Она и не помнила, что он настоящий великан! У него такие теплые руки и пронизывающий взгляд, а лицо… словно постарело, появились глубокие линии по обеим сторонам рта.

Почему он молчит? Ждет, пока она сделает первый шаг?

— Присаживайтесь, пожалуйста! Отец, попроси, чтобы принесли чай. Ты не проголодался?

Она никак не могла припомнить, что едят так рано утром.

— Чай и тост. Думаю, вы уже позавтракали?

— Я могла бы составить тебе компанию, — мужественно заявила Реджина. Пусть видит, что она не какая-нибудь серенькая мышка, ее не запугаешь. Кроме того, мужчины всегда смягчаются при виде плотного завтрака. Сейчас она все устроит! — Я не против того же самого. Отец! — Нужно убрать его из комнаты! — Пожалуйста, позаботься о нас!

— Я позвоню, — отмахнулся Реджинальд, переводя взгляд с Джереми на Реджину. Какой милой и невинной выглядит она этим утром, а вчера танцевала с Ролтоном и смотрела на него, как на Бога!

Джереми многозначительно воззрился на него, и Реджинальд понял намек.

— Конечно, дорогая. Я сейчас.

Все, что угодно, лишь бы поскорее убраться из комнаты и оставить ее с Джереми. Ему-то можно доверять! Спасибо небесам, что послали ему этого мальчика!

Реджина закрыла за отцом дверь и обернулась к Джереми.

— О, кажется, я вчера видела тебя у Скеффингемов! Почему ты не подошел? Ах, не важно, главное, что ты здесь! Я так рада тебя видеть!

Она шагнула к нему, взяла за руку и потянула за собой в глубь комнаты. Настал ее час: нет времени обмениваться любезностями или сочинять подробности мнимого романа, достаточно и того, что наблюдал Джереми собственными глазами. Теперь самое важное — убедить его.

— Ты должен помочь мне, — умоляюще прошептала она, само олицетворение женственности и нежной грусти. В ее широко раскрытых глазах стояли слезы.

— Неужели? — грубо хмыкнул Джереми. — Вот так, сразу? Даже не поговорив после долгой разлуки?

Отвратительный, мерзкий человечишка! Любой другой уже лежал бы у ее ног, обещая луну и звезды!

— Мы могли побеседовать вчера вечером, — язвительно напомнила она, — но ты предпочел держаться в стороне! В любом случае я не собираюсь отшлифовывать твои дурные манеры! Мне нужна твоя помощь, Джереми, и ты не можешь мне отказать!

— Разве? Внешность обманчива: я надеялся отдохнуть душой в обществе подруги детства, а вместо этого встречаю разъяренную дикую кошку! Если бы я не появился на пороге, интересно, кого бы ты притащила с улицы во исполнение собственных капризов: похотливого кота?!

Провались все в преисподнюю! Словно ей опять пятнадцать лет и они, как всегда, обмениваются «любезностями»!

— Джереми! Да стань же серьезным хоть на мгновение! Садись.

— Мне почему-то кажется, что уж лучше постоять.

Пока все шло совсем не так, как он рассчитывал. Джереми мужественно ждал, когда упадет топор.

— Видишь ли… есть один человек…

— Как всегда, — настороженно отпарировал он.

Мерзавец! Ну разумеется, он не собирается облегчать ей задачу.

— Джереми, да послушай же, вот в чем дело. Хочу, чтобы ты научил меня…

— Научить тебя…

Да он, похоже, побледнел. Пора в атаку.

— Видишь ли, — продолжала Реджина с наивным видом, как то дитя, которым он ее считал, — он опытный мужчина, куда опытнее, чем любой из моих знакомых, за исключением тебя, разумеется. Поэтому я и прошу научить меня всему, что я должна знать… как любая умудренная жизнью светская дама. Только так я сумею заинтересовать его.

3
{"b":"7204","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Преломление
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
В каждом сердце – дверь
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Пять Жизней Читера
Отбор с сюрпризом
Подарки госпожи Метелицы