ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Думаю, твоему отцу не следовало выпускать тебя из дому в подобном платье, — с чувством подчеркнул Джереми. Он сам не знал, что так волнует его: открытый лиф, облегающий груди, или прихотливые переливы ткани, меняющей оттенки при малейшем ее движении.

Или выражение ее глаз. И эта неопределенность раздражало его.

— Твоя любовница здесь? — осведомилась Реджина с невинным видом.

— Господи милостивый! — тихо прошипел Джереми и, схватив ее за руку, бесцеремонно поволок в угол, где их никто не мог подслушать. — Откуда такой бурный интерес к моим любовницам?

Подбородок Реджины вызывающе вздернулся.

— Сгораю от любопытства, тем более что именно ты первым затронул эту тему. Кроме того, они так много знают о любви и мужчинах. Я решила, что, пожалуй, мне тоже стоит присоединиться к их числу.

— Что?!

Она сумела задеть его за живое! Неплохая тактика.

— Мне… стоит… присоединиться… к… их числу, — медленно произнесла она.

— Иисусе… это уже что-то новенькое.

— Но ты должен меня научить.

— Я уже согласился тебя учить.

Помоги ему Бог! Только бы никто не подслушал! Что это за бред? Спорить о подобных вещах на людях, в зале, где любой взгляд, любой жест становится предметом злобных сплетен!

— Я не собираюсь говорить с тобой ни о чем подобном! Можешь оставить свои идиотские идеи при себе! Ты сама не знаешь, что несешь! И не понимаешь, чего хочешь. Сначала Ролтон, потом это…

— Знаешь, я передумала. Куда забавнее стать его любовницей, чем женой. Он наверняка щедр и добр… и так опытен. Всякая разумная женщина предпочтет человека искушенного. Ты же сам утверждал, что мужчины не любят возиться с девчонками, а предпочитают женщин, умудренных в искусстве любви.

Джереми побелел как полотно.

— Я немедленно увожу тебя отсюда. Ты либо потеряла разум, либо заболела горячкой. Оставайся здесь, пока я не найду Реджинальда…

Реджина торжествовала. Вот когда настал час ее триумфа. Она полностью сбила его с толку, одурачила, и чем больше Джереми волновался, тем привлекательнее казалась мысль о том, как приятно будет учиться у него искусству обольщения.

Теперь остается только побеседовать с Ролтоном.

Сделать это оказалось довольно просто. Реджина последовала за ним и выбрала подходящий момент. Но прежде скользнула в толпу и медленно поплыла по комнате, кивая знакомым и сгорая от нетерпения и злости, когда приходилось останавливаться и выслушивать очередную сплетню или новость. Нелегко следить за Ролтоном, когда тебя поминутно отвлекают!

А, вот и он, протягивает очередному чахлому созданию бокал лимонада! Ужасная дрянь — здешний лимонад, но откуда девице это знать? Бедняжка и без того позабыла обо всем на свете и благоговейно озирается вокруг. Вероятно, это ее первый выезд в «Олмэкс».

Очевидно, Ролтон уже был сыт ею по горло. Он поспешно извинился, отошел и, облегченно вздохнув, направился в буфет.

Реджина поискала глазами Джереми, увидела, что он, в свою очередь, пытается ее найти, и, как кошка, последовала за Ролтоном.

Теперь она сможет придумать любую сказку о заранее назначенном свидании с Ролтоном! Но Джереми наверняка будет переживать. Что ж, поделом ему! Пусть помучается!

Однако он успел ее догнать и не постыдился схватить и оттащить в сторону. Спасти от глупости, которую, по его мнению, она вот-вот готова была сделать.

— Черт возьми! Дьявол бы тебя побрал! Что это ты вытворяешь?!

И тут, как по волшебству, появился Ролтон с бокалом миндального ликера в руке!

Реджина чуть не упала в обморок. Она пропала — обман вот-вот откроется! Но ей следовало знать: Ролтон не из тех, кто уклоняется от честной схватки. Поняв с одного взгляда смысл сцены, развернувшейся перед ним, он многозначительно подмигнул Реджине, вручил ей бокал и пробормотал:

— Это вам, моя дорогая Реджина, награда за терпение и снисходительность. Надеюсь, с вами все в порядке?

Он давал ей понять, что проник в смысл игры и не прочь ее поддержать. Какой прекрасный партнер! Она чуть подалась к нему.

— Абсолютно, Маркус. Жаль, что у нас так мало времени.

Он взял ее руку и поцеловал ладонь. Реджина задохнулась, ощутив, как его язык прошелся по нежной коже.

— Увы, времени всегда не хватает…

— Маркус…

Ну, есть ли на свете актриса лучше ее?

— Не могли бы мы…

— Другого выхода нет, — пробормотал он и исчез.

— Иисусе! — охнул Джереми. — Ты ходячая неприятность!

Он схватил ее за руку, но Реджина продолжала смотреть вслед Ролтону, скрывая злорадство. Что за умница этот Маркус! Так хитро подыграть ей!

— Скажи, что не проговорилась! Что ни словом не выдала ему своего дурацкого плана!

— Которого, Джереми, дорогой мой?

— Напроситься к нему в любовницы!

Реджина с наигранным ужасом захлопала глазами.

— Еще рано, Джереми! Я пока не готова. Но ты ведь исправишь мои недостатки? Просветишь меня? Лучшего средства не найти.

Опять это слово! «Средство»! Словно он касторка или припарка!

— Я увожу тебя домой!

— Я бы предпочла никуда с тобой не ездить.

И этот тон… Не нравится ему этот тон, слишком разумный, чересчур рассудительный. Поэтому по пути домой он хранил молчание и не сказал ни слова, пока они не вошли в дом.

А теперь ему нужно уходить! Он знал об этом: Чувствовал, что назревает беда и дело кончится плохо, стоит ему сделать хотя бы один неверный, шаг.

— Хочешь бренди? — спросила Реджина.

— Предпочитаю объяснения.

— Если так угодно, это ты во всем виноват! Кто завел разговор о любовницах? Распространялся насчет того, как ненавидят мужчины уговаривать и улещать нерешительных девственниц! И откровенно говоря, любой женщине, думающей о подобных вещах, важно разбираться в сути.

— Пойдем в библиотеку, здесь полно слуг. Не стоит рассуждать на такие темы там, где нас могут подслушать.

— Думаю, ты прав. В библиотеке есть бренди, оно тебя немного успокоит.

Она подождала, пока он войдет и закроет за собой дверь, затем позвонила дворецкому:

— Бертрам! Все могут идти спать. Мой отец сам позаботится о себе, когда вернется.

— Как угодно, миледи.

Реджина помедлила мгновение, прежде чем войти в библиотеку и задвинуть засов. Ей предстоит сделать следующий шаг. Отринуть все приличия, сковавшие ее, все принципы, правившие до сих пор ее жизнью, независимо от страха, независимо от того, что потребует Джереми.

Никакой романтики, ничего поэтического. Если сейчас она предложит себя, возврата к прошлому не будет. Она не выйдет из этого испытания прежней.

Хотя кто знает?

«Я изведаю все, все тайны, найду ответы на любой вопрос, открою каждый женский секрет. И стану жить как жила, И никто ни о чем не догадается».

Искушение оказалось слишком велико. За этой дверью таится манящий запретный мир, который Джереми описал ей в таких соблазнительных выражениях, что она умирала от желания окунуться в него. Но только с Джереми! Несмотря ни на что, она ему верила.

С этой мыслью она набралась храбрости и распахнула дверь. Джереми сидел в кресле, угрюмо уставившись в рюмку с бренди, величественный, как король, и ей захотелось подразнить его.

— Итак, мы одни. Скажи, Джереми, что бы ты сделал, будь на моем месте твоя любовница?

— Сказал бы, что она чертова дура, — грубо рявкнул он, — и что, кроме всего прочего, зелена, как стекло, и в два раза более хрупка, так что мужчина может раздавить ее на мелкие осколки голыми руками!

— Итак, мы вернулись к основной цели: научи меня, чтобы я не обожглась.

— Ты сама не знаешь, о чем просишь.

— В таком случае объясни и ничего не скрывай.

— Насколько честным прикажешь быть? — взорвался он. — Поместят ли тебя на страницы «Справочника шлюх», зависит от того, кто сколько платит за то, что пользует тебя! И запомни, тебе придется отработать каждый пенни! Станешь принадлежать своему господину целиком и полностью, не будешь иметь ни минуты для себя, даже если он не вздумает тебя посетить. Ты должна быть готова расставить ноги по первому приказу, и он захочет трахнуть тебя любым способом, который только придет ему в голову, и еще десятью другими. Он владеет твоим голым телом, каждым его дюймом, и платит за то, что у тебя между ног. Никто другой не смеет тебя коснуться, и ты отчаянно надеешься, что никогда ему не надоешь. Такова жизнь содержанки, миледи, до которой никогда и никто не дотрагивался и целовали всего раза три. Которая ни о чем подобном не подозревает. Нравится тебе? Поверь, тут нет ничего романтичного.

8
{"b":"7204","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Видок. Чужая боль
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Шантарам
Вещные истины
Макбет
Исповедь узницы подземелья
Каждому своё 3
Рельсовая война. Спецназ 43-го года