ЛитМир - Электронная Библиотека

Она должна, во что бы то ни стало покинуть Миэршем-Клоуз, забыть о Джудит с ее злобой, Алексе Девени с его магнетизмом и тайнах, окружающих Сару Тэва.

Она больше не может притворяться. А если это Сара организовала убийство Уильяма, чтобы завладеть долей его наследства, и украла все деньги, которые Джудит давала ему?

Откуда ей знать? Ее нервы на пределе. Она ни минуты больше не вынесет пристального внимания и пронзительного взгляда Алекса Девени.

– Вы останетесь на ранний обед, – сказал Маркус сэру Эдмунду. – Об этом уже позаботились. А, вот и Уоттен, его пунктуальность как всегда безупречна. – Он взял сэра Эдмунда под руку. – Присоединяйтесь к нам.

Алекс насмешливым жестом пригласил Франческу пройти вперед, и она неохотно последовала за Маркусом и Джудит, гадая, что труднее: высидеть этот нескончаемый обед в присутствии исходящей злобой Джудит или же остаться наедине с Алексом и стать единственной мишенью его яростного гнева и подозрений.

Но этот момент все равно наступит, как бы она ни старалась его оттянуть. Однако сейчас ей необходимо выяснить, совершила ли Сара предательство, хотя это никак не было vсвязано с приездом Алекса в Берлин.

Франческа почти ничего не ела за столом, хотя обед подали роскошный. У Джудит тоже пропал аппетит, и она вяло передвигала еду с одной стороны тарелки на другую. Бросив злобный взгляд на Франческу, она отвернулась и заговорила с сэром Эдмундом.

Франческа попробовала всего понемногу – белый суп а 1а reine, пирог с куропаткой, утиное фрикасе. Шпинат в кляре, тушеный лук, фаршированные огурцы, рисовые пончики. Затем принесли вторую перемену – копченый язык, яблочный пудинг, бланманже и кофейный крем. На десерт подали свежие фрукты, бисквит, миндальные пирожные и смородиновый пирог. А после этого чай, вино и кофе.

Алекс ел от души. Джудит испепеляла его взглядом. Маркус и сэр Эдмунд поддерживали беседу, по-рыцарски не касаясь вопроса об уменьшившемся состоянии Сары и стараясь не замечать враждебности Джудит.

В конце концов, Джудит грохнула ложкой по столу и встала.

– Прошу меня извинить, джентльмены... – Маркус попытался жестом задержать ее:

– Мама...

– У меня разболелась голова, – холодно заявила она. – Пойду отдохну.

– Я провожу тебя.

– В этом нет необходимости.

– Я отведу тебя, – твердо сказал он и поднялся, в свою очередь, принеся извинения.

Алекс проследил за ними взглядом, полным цинизма, не двинувшись с места, не произнеся ни слова, потягивая вино и все это время остро ощущая присутствие Сары.

Она хорошо держится, подумал он со злобой. Очень хорошо. Ни словом, ни жестом, ни выражением лица не выказала разочарования после того, как Эдмунд прочел завещание.

Неудивительно. У нее столько вариантов, что какие-то пятьсот фунтов ее мало волнуют. В то же время он терялся в догадках. Чего она ждала, если послала за ним, чтобы он увез ее в Англию? Ведь единственной ее целью могло быть желание получить эти земли.

Нельзя верить ни единому слову этой хитрой бестии. Совершенно ясно: все вертится вокруг денег, и совершенно не важно, как она их получала и что должна была сделать для этого.

Зачем она связалась с Кольмом? Зачем тогда танцевала для него? Она, вероятно, сейчас в отчаянии: он чинит ей препятствия на каждом шагу, а она этого не ожидала. Никаких денег от Кольма. Никаких денег из наследства Уильяма. И вырваться от него она не может, чтобы поймать в свои сети других очарованных ею мужчин...

Сейчас она в его власти. Целиком и полностью. И он не отпустит ее, пока не сочтет нужным, пока не сломит ее, не овладеет ее телом, не разоблачит.

Франческа со страхом ждала момента, когда придется подняться наверх с Алексом. Джудит давно ушла; сэр Эдмунд галантно раскланялся и удалился, Маркус отправился к себе, и теперь остались лишь она, Алекс Девени, вино и напряженное молчание.

И броситься прочь она не могла, потому что повсюду были слуги, а взгляд его красноречиво говорил: «Только попробуй».

О чем он думает?

О чем она думает? Что Сара была хитрой вымогательницей, которая вышла замуж за Уильяма ради его наследства? Он, должно быть, сказал ей, что, если с ним что-нибудь случится, ей следует обратиться к его брату, что о ней позаботятся, что все будет хорошо...

Но все это никак не вязалось с ее репутацией, ее карьерой или ее связью с Кольмом. К тому же до самой смерти Уильяма она выступала на частных вечеринках.

Ради денег. Это был единственный вывод. Пока болезнь не сломила ее.

Где же, правда, о Саре, а где – ложь?

Ожидала ли она этого наследства и совершила ли ради него убийство?

Может, Уильям отказался обратиться к семье за материальной помощью, потому что все это время пользовался деньгами, которые поклялся не трогать, и поэтому не хотел, чтобы Сара об этом знала?

Но почему?

Может, Сара знала, что больна, еще до смерти Уильяма и поэтому пыталась устранить то, что стояло между ней и безопасностью, комфортом, в которых отказал ей Уильям?

Одни вопросы. В довершение ко всему Алекс Девени много знал о Саре, а она – нет.

Поэтому Алекс так смотрел на нее. Вот что он думал: Сара, обнаженная танцовщица. Сара и ее мужчины. Сара и его брат. Сара и Кольм.

Кольм.

Сердце ее учащенно забилось. Она закрыла глаза, представив его.

И все это ради Кольма.

Она должна узнать о Кольме все. Господи, если она этого не сделает, то вся ее затея окажется напрасной.

Она знала, совершенно точно знала, что ее единственным оружием в борьбе с Алексом и его семьей было ее молчание, и понимала, что Алекс воспринимает это молчание как нечто совершенно иное. Возможно, как чувство вины или как молчаливое признание всех ее грехов, потому что Алекс Девени, конечно же, считал ее обольстительницей, какой и была Сара.

С другой стороны, она никогда не думала о последствиях своей затеи. Она ведь не сможет бесконечно держать Алекса на расстоянии, особенно теперь, когда он намекнул ей о своих намерениях.

...в его постели...

Тем больше оснований не оставаться с ним наедине – но это невозможно. Так близки, как сиамские близнецы, сказал он, и если Алекс сумеет преодолеть свою неприязнь к ней, то есть к Саре, ей от него не спрятаться.

Франческа поняла, что настал решающий момент. Если ей хватит находчивости и хитрости, она наплюет на убытки и скроется. Чем быстрее она уедет от этих злобных людей, тем лучше. Ей вовсе не нужно, чтобы они вымещали свою ненависть к Саре на ней.

Она уже испытала, что это такое, и сыта по горло.

По правде говоря, не было необходимости узнавать о том, что связывало Сару с Кольмом; просто она хотела защитить его, так, как он защищал и оберегал ее от тети Иды, пока жил в ее доме.

Но она оказалась беспомощной под натиском неудержимого потока, имя которому Алекс Девени. Она не может бороться с ним, может только молчать. Какая ирония судьбы, думала она – то, что она больше всего презирала в те несчастные годы в доме тети Иды, теперь могло сослужить ей службу, дать силу и власть.

Итак, она будет хранить молчание. Не этого Алекс ожидал от Сары теперь, когда они остались одни, подумала Франческа.

Конечно, она снова оказалась загнанной в угол. Если она восстанет против предательства Уильяма, он ей не поверит. Если же будет молчать, он укрепится во мнении, что она знала о возможности Уильяма получать деньги, и что эти деньги он тратил на нее.

Невозможно! Уильям и Сара были бедны, словно церковные крысы, даже Алекс считал, что Сара была единственным источником средств их существования, благодаря своему таланту. И Алекс полностью прекратил помощь Уильяму.

Так, где же деньги?

Нет. Это была ловушка, в которую она попала с самого начала, пожелав узнать, при чем здесь Кольм.

Больше ее это не касается. Пусть Алекс разгадывает тайны. Пусть захлебнется всеми этими противоречиями и несоответствиями.

С нее достаточно. У нее есть сто фунтов, и их хватит на осуществление ее плана. Для этого нужно лишь выбраться из Миэршем-Клоуз живой.

18
{"b":"7205","o":1}