ЛитМир - Электронная Библиотека

Даже то, что Сара украла деньги Уильяма. Она могла где-то прятать их до того момента, пока не получит сигнал приступить к осуществлению следующего этапа плана. Единственное, чего она не могла предвидеть, – своей болезни. И если деньги действительно были, то она, скорее всего, использовала их на лечение, и к тому времени, когда Франческа стала ухаживать за ней, у нее ничего не осталось.

А может, у нее вообще не было никаких денег.

Или же вся история была просто сказкой, как утверждал Алекс.

Да нет, угроза была реальной. Саре кто-то передал те бумаги и Алекс был уверен, что Кольм. Именно из-за этого и заварилась вся каша. Франческа же считала, что Алекс Девени ошибся, что это не Кольм. Кто угодно, только не он.

...обещай мне: личность Сары Тэва никогда не умрет...

доставь... меня... к Аббатисе...

Скажи ему правду СЕЙЧАС.

Боже милостивый, я не могу...

– Посредник... – выговорила она севшим от волнения голосом.

– Человек по имени Хейнрикс. В Англии он известен под именем Кольм.

– Нет! – вырвалось у нее.

– Ты так уверена, Сара? Интересно почему? – Голос его звучал вкрадчиво; он словно вынюхивал что-то – как тигр, выслеживающий свою жертву по запаху. – Где бумаги?

Она собрала все свои силы, чтобы спросить:

– Откуда вы его знаете?

– Бьюсь об заклад, что ты догадываешься.

Она надеялась, что это не так, молилась, чтобы Кольм не был причастен ко всем этим ужасным тайнам. Но чувствовала, что он так же глубоко увяз в этой трясине, как и Сара.

– Тогда... в Берлине?

– Твоя неуверенность просто великолепна, Сара. Я восхищаюсь. Ты говоришь так, будто все это для тебя ново. – Он навис над ней, и она в ужасе вжалась в спинку кровати. – Ты никуда не спрячешься. Где бумаги?

Вот теперь он действительно ее припер к стенке, и она не знала, что делать. То ли сказать правду, то ли лгать дальше. Третьего не дано.

Конечно, можно продолжать этот маскарад, нагромождать новую ложь на старую, но ей никогда не распутать этот клубок.

Все равно Алекс никогда ей не поверит.

Сумеет ли она хорошо сыграть свою роль? Франческа сосредоточилась, пытаясь отобрать из его истории те моменты, которые могли пойти ей на пользу.

Совсем немного. Все факты разоблачали Сару. Но все это рассыпалось, если... Ее вдруг осенило: возможно, она сумеет его убедить, если признается в остальном... но и тогда риск все же велик.

Она должна попытаться.

– У меня нет бумаг.

– Тебя хорошо подготовили, – заметил Алекс, разглядывая ее, словно под микроскопом. – Но на официальном допросе ты сломаешься.

Если он хотел ее испугать, то у него получилось. Официальный допрос. Что может быть страшнее? Необходимо потянуть время.

– Кольм так и не появился. Бумаги у него. – Ей самой все это показалось неубедительным. Алекс явно не верил, и она судорожно пыталась придумать что-нибудь более правдоподобное.

Последний вздох, последняя соломинка, последняя ложь.

– Вы были правы в отношении денег. Я их взяла. Все. Уильям ничего не знал. Я всячески пыталась его уговорить вернуться домой. Я знала, что Кольм привезет бумаги, которые я должна буду доставить по назначению. Но Уильям наотрез отказался возвратиться домой.

О Боже, а дальше-то что, лихорадочно соображала она. Алекс ни за что не поверит, что это Сара убила Уильяма. Это должен быть кто-то другой.

– Я отправила Кольму записку, потому что все зависело от согласия Уильяма вернуться домой. И вдруг узнала, что Уильяма убили.

Вот это хорошо – сваливай все на таинственного Кольма – Кольма, который НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ее Кольмом.

– Я не знала, что мне делать. К тому времени я уже была больна. Я не имела друзей, И никто не мог мне помочь. Но я ничего не хотела говорить Кольму. Он бы уменьшил комиссионные – а я нуждалась в деньгах...

К счастью, одна из женщин в пансионе сжалилась надо мной; помогла найти тело Уильяма, ухаживала за мной, пока я не поправилась. Все деньги ушли на врачей и лекарства. У меня ничего не осталось, а от Кольма не было никаких вестей. Возможно, он приходил, когда я металась в бреду. Этого я не знаю. Я не успела отправить ему сообщение, поскольку приехали вы и увезли в Англию. Так что я не знаю, где эти бумаги. Может, он передал их кому-нибудь другому.

Она замолчала, чтобы перевести дух. Она вообще не знала, что говорить дальше. Не могла придумать. Алекс продолжал мерять шагами комнату.

Плохо... плохо... он ей не верит, а ее полуправда все больше и больше убеждает его в том, что она лжет.

Она не в силах обелить Сару. Глупо даже пытаться. Своим притворством она может лишь усугубить ситуацию. Теперь она уже и себя не в силах спасти.

Алекс резко повернулся и грохнул ладонью по столу.

– Я благоговею и трепещу, Сара. И я теряю терпение от твоей лжи и недомолвок. – Он действительно был вне себя – ложь струилась с ее губ так естественно и обвивалась вокруг правды с такой легкостью, с какой сама она двигалась во время танца.

Сара Тэва так боится за свою жизнь, так замучена угрозами и страхом и все равно соблазнительна.

Алекс не знал, что с ней делать. Если он сдаст ее властям, то потеряет то немногое, что ему удалось получить. Если не сдаст – потеряет все остальное.

Соломоново решение ради мизерной выгоды. Таков выбор, когда приходится работать тайно. Идти на риск, принимать решения, опираясь на догадки, вероятность, предчувствие.

И на крохи правды во лжи. На пару холодных черных глаз, на мелькнувшее обнаженное тело.

Проклятие, проклятие, проклятие...

– Я клянусь... – начала она.

– Не нужно, – прорычал он, лихорадочно размышляя. Нравится ему это или нет, но он нуждается в ней, и все его угрозы сдать ее властям бессмысленны. И если он и дальше будет давить на нее, она об этом догадается.

Она никогда не танцевала в Англии, размышлял он, однако популярна даже здесь. Возможно, ее выступления видели в Европе, и это подогреет интерес к ней. Это хорошо. Он получит возможность направить ее в такие места, куда его обычно не приглашают.

Это было не так уж мало, учитывая то, что он искал. Таинственные бумаги занимали в этом списке последнее место. Ему нужен свободный доступ ко всем этим тайнам, но при этом необходим отвлекающий фактор.

Сара вполне годилась для этой роли. Она – с ее роскошным телом, холодным взглядом и ритуальными танцами – была ключом ко всему. Просто поразительно, как все части плана сложились в единое целое, когда он рассмотрел каждую в отдельности. Конечно, понадобится время, чтобы все организовать, а он не уверен, что у них есть это время.

И ему нужно ее согласие и ее лояльность, а их вряд ли можно купить. Впрочем, Сару Тэва можно купить. Он заплатил ей сто фунтов за танец.

Интересно, какую цену она запросит за развал империи?

Франческа почувствовала, как атмосфера в комнате разрядилась, то ли Алекс решил отступить, то ли пощадить ее, Сару. Вряд ли, в нем ведь нет доброты. Тем более к Саре Тэва, он думает лишь о том, как ее использовать.

И ей не следует возлагать надежды на это снисходительное молчание. Алекс словно бульдог, он ни за что не выпустит добычу. А этой добычей была Сара. Он явно что-то задумал, и это внезапно и полностью изменило его настрой.

Но даже в этой ситуации он не мог не продемонстрировать свою власть над ней и хранил это тяжелое угрожающее молчание.

– Значит, Кольм не появился. Он организовал устранение моего брата. Документов не было. Ты украла деньги. И все же ты сумела вернуться в Англию, что и было твоим первоначальным заданием. Ты невероятно умна, Сара. И знай: я очень хочу отправить тебя в тюрьму к следователю, который выбьет из тебя все твои секреты. Я могу это сделать, и пусть все идет своим чередом. Или... ты сделаешь кое-что для меня.

Он ждал. Франческа напряглась. Он ждал, но она молчала. Она не желала этого делать. Она не хотела ничего знать. Собравшись с силами, она спросила:

20
{"b":"7205","o":1}