ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же я должна сделать для вас, милорд?

И снова его захлестнула слепая ярость. Она была так спокойна, так сдержанна – но чего он ожидал? Сара Тэва явно привыкла торговаться, о чем бы ни шла речь. Даже о жизни. Ее жизни.

– Танцевать.

Этого она никак не ожидала.

– Танцевать?.. – еле слышно переспросила она.

– Выступать, – пояснил он. – Как раньше, на вечерах для избранных. Я сам буду назначать время и место.

Танцевать? Как Сара? В этих полных бесстыдства костюмах, полуголая, перед зрителями? У него, должно быть, помутился рассудок.

И, однако же... это была передышка.

Боже милостивый, она не могла поверить. Запугав ее до полусмерти, он теперь предлагает ей передышку.

Выбор. Для Сары. Ведь если бы она была Сарой, мгновенно ухватилась бы за эту возможность. И если она откажется, это покажется странным.

– Вы с ума сошли, – сказала она, чтобы хоть что-то ответить.

Он пожал плечами.

– Выбирай. Гнить в тюрьме или танцевать. Что до меня, то, в конце концов, я получу то, что желаю, – с тобой или без тебя. – Он прищурился, пытаясь прочесть хоть что-нибудь в ее черных, бездонных глазах. Но он ничего не увидел. Это были глаза игрока, взвешивающего каждый шаг, и абсолютно непроницаемые.

– Возможно, вопрос стоит так: зачем вам нужна Сара Тэва? – медленно произнесла Франческа, осторожно прощупывая почву. Здесь крылось что-то иное. Она могла сделать для Алекса Девени что-то, что было ему совершенно необходимо, а ей давало некоторую возможность для маневра.

Что?

– Ты не так уж мне и нужна, – безжалостно заявил он. – Мне необходим запасной вариант для решения проблемы. И это не обязательно должна быть ты.

Он блефует, Франческа в этом абсолютно уверена. Вопрос остается прежний: насколько далеко она готова зайти, выдавая себя за Сару Тэва? Она уже продалась Алексу Девени, когда танцевала перед ним и взяла у него деньги за это.

Чего он сейчас от нее хочет?

И заплатит ли за это?

У нее задрожали колени. Сара Тэва давно потребовала бы свою долю. Может ли это сделать Франческа Рэй? Хватит ли у нее наглости? Неужели она готова согласиться на его предложение?

Да, да, да... ей необходимо покинуть Миэр, да!

– Вам очень нужна Сара Тэва? – спросила она ровным голосом, сохраняя непроницаемое выражение лица, хотя сердце бешено колотилось, а губы дрожали.

– Я предполагал, что мы до этого дойдем, – самодовольно заявил Алекс.

– Правда? – пробормотала Франческа, ненавидя его тон, ненавидя его. Не из-за себя, нет, из-за Сары. – И до чего же мы конкретно дошли, милорд?

– Ты действуешь намного тоньше, чем я предполагал, Сара. А речь идет о ста фунтах за одно выступление, не больше и не меньше. Торг исключен, поскольку это чрезвычайно выгодное предложение, учитывая имеющуюся альтернативу.

У Франчески пересохло в горле. Даже если бы речь шла всего об одном выступлении, все равно это были большие деньги. Если же выступлений будет больше, она получит сумму, намного превышающую растраченное наследство Сары, причем полностью отработав эти деньги.

При этом вопрос о тюрьме будет отложен на неопределенное время.

Если она выберется отсюда живой.

Предложение явно заманчивое.

Главное – заставить себя танцевать обнаженной перед совершенно чужими людьми.

Сара могла.

И Сара танцевала бы.

Франческу тошнило при одной мысли об этом, но у нее нет выбора. Алексу это необходимо, и ей придется согласиться. Другого выхода нет.

Самое большее, что она могла сделать, это притвориться, что выбор у нее все же есть. Ей и самой хотелось в это верить, чтобы как-то оправдать нарушение всех тех нравственных принципов и устоев, к которым она привыкла с самого детства.

Это был ответственный шаг – стать Сарой Тэва не только на словах, но и на деле, и ей было ужасно страшно, но она не подала виду.

– С удовольствием, – спокойно сказала она, потому что только так должна была теперь себя вести. Сдержанно, отстранение, властно.

Если бы только он знал...

На мгновение губы Алекса сжались, казалось, он крайне недоволен. Но он тут же произнес:

– Моя дорогая Сара, я ни минуты не сомневался, что ты согласишься.

Итак, дело сделано. Алекс купил Сару Тэва и выиграл какое-то время. Но, в конце концов, ему все равно придется заняться Кольмом, После того, как он уничтожит разрушительное зло. После того, как разберется с Сарой Тэва. Уж она-то стояла первая в списке его врагов, с тех пор как вышла замуж за Уильяма.

Кто бы мог подумать, что она станет инструментом для ответного удара? И все это из-за его непокорного брата, который попал в зависимость от сил, о которых даже не подозревал. Он просто стал одной из пешек, двигавшейся по мановению чьей-то руки, по чьей-то прихоти.

– Я тебе не доверяю, – сказал он Саре, покидая ее. – Ты будешь сидеть под замком. Будешь спать в моей постели. Ты везде будешь ходить только со мной. Без меня и шагу не ступишь. Я владею тобой, Сара, и могу сделать с тобой все, что захочу.

– А вот и не все, милорд, – вызывающе заявила она.

«Ну, к этому мы еще придем!» – подумал Алекс со злостью. Он был уверен в этом так же, как и в том, что ее можно купить. К тому же он не знал, действительно ли хочет этого, потому что она была из тех женщин, которые могут поработить мужчину, а он должен сохранить контроль в своих руках.

И, тем не менее, мысль уложить ее в постель была невероятно соблазнительной, будившей запретные желания. Эта женщина... Порочная, развращенная, доступная. Он никогда не будет думать о ней иначе.

Она согласится лечь с ним в постель за определенную цену. Для нее главное – деньги.

Рядом с ней надо быть настороже, потому что ее можно уговорить раздвинуть ноги за соверен, нет, даже за фунт, черт возьми. Даже воздух вокруг нее соблазнителен.

Алекс чувствовал это, хотя ее не было в комнате.

Пусть спит. Он сыт по горло ее равнодушным согласием на все требования, которые он ей бросил в лицо.

Эта женщина... она привыкла удовлетворять прихоти мужчин, ее этому обучили. Привыкла быть покладистой. Таковы основы ее ремесла.

Господи, он не должен думать о ней!

Алекс уставился на лежавший перед ним лист бумаги. Ему нужно было кое-что написать, но он подумал, что это опасно.

– Она возьмет деньги?

Маркус. Проклятие!

– Она пока остается, – ответил Алекс.

– Ты с ума сошел? – Маркус решительно вошел в комнату и оперся руками о письменный стол.

– А как же все эти богоугодные разговоры о том, что жене Уильяма здесь рады? – Алекс отложил ручку и посмотрел на сердитого Маркуса. – И как это вяжется с тем, что мама поддерживала деньгами Уильяма, когда он уехал в Германию?

– Она почти все сняла со счета к тому моменту, когда Уильям женился... на этой женщине, – ответил Маркус с неохотой. – Неясно только, когда он решился рассказать ей об этом. Да, мы обсудили все неприятные подробности. Если бы Уильям не умер, мама пополнила бы счет – так она говорит. Она сделала это ради будущего наследника, если бы таковой появился. Возможно, она хотела дать ему какой-то стимул. Она расстроена, Алекс. Ты должен увезти эту женщину отсюда.

– Пока нет.

– Почему?

– Это мое дело.

– Объясни, потому что мама очень переживает.

– А ты, наш священнослужитель? – Маркус выпрямился.

– Что за дело, Алекс?

– Тебя это не касается, брат мой.

– Ты что-то затеваешь, Алекс. И эта девка – часть твоего плана, верно?

Алекс долго и пристально смотрел на брата. Нравится ему это или нет, но придется вовлечь семью в его план с участием Сары. Миэршем необходим ему в качестве базы, где он может держать Сару, чтобы держать ее под контролем. Ведь неизвестно, что она выкинет, если ее отпустить.

– Скажем так, Маркус. Карьера Сары Тэва как танцовщицы еще не окончена. Ей нужно умиротворить богов в связи со смертью ее мужа.

Маркус побелел.

– Ради Бога, Алекс.

– Поверь мне, Маркус. Все будут стремиться на ее выступления. Мамины друзья выстроятся в очередь у дверей Миэршема. Я сделаю из нее знаменитость, легенду, она станет гвоздем сезона.

21
{"b":"7205","o":1}