ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как поймать девочку
Вместе навсегда
Звезды и Лисы
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Жена между нами
Я ленивец
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
В глубине ноября
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы

Какой дьявольский план придумал Кольм – убить Уильяма, чтобы заставить Алекса приехать в Берлин. Кольму нужны были эти бумаги в Англии, и Алекс знал почему. Потому что все уже было сделано, с молчаливого и тайного одобрения, и не по указу.

Стало известно, что в одном секретном зашифрованном документе содержится дерзкий план создания нового мира.

И Кольм был настолько уверен в успехе, что доверил документ простой уличной танцовщице, на которую не может пасть подозрение. Но Кольм опоздал, Алекс первым добрался до нее.

Господи... если бы документы у нее были... Земля бы перевернулась.

Викки, дочь королевы и жена кайзера, была уверена в существовании этих бумаг, в том, что план так называемого нового мира разрабатывался задолго до того, как Вильгельм стал кайзером, с его полного согласия. Поэтому неудивительно, что она пыталась вывезти эти бумаги из Германии до смерти Фридриха. В той печально известной черной шкатулке, исчезнувшей в хаосе событий, последовавших за смертью Фридриха, находился план мирового господства и смерти.

Сети. Хрупкие, крепкие, переплетающиеся между собой. И где-то в Англии находится Главный Игрок, так Алекс его называл. Именно его ищет Алекс. Того, кто создал философию зла и растления.

Все это Алекс знал потому, что имел доступ к письмам Викки, адресованным королеве. И все в этом деле было непросто. Виктория должна была просто хранить у себя шкатулку до тех пор, пока Викки выберется из Германии. Ей в голову не приходило, что премьер-министр задержит ее или потребует все бумаги покойного императора, включая и те, что хранились в черной шкатулке.

Казалось, ее сын навсегда порвал с ней, вырвал ее из своего сердца, прекратил все связи с Англией.

Оставив только одну.

Алекс искал Главного Игрока, но это было все равно, что гоняться за тенью. И все же где-то среди его друзей и врагов действовал Главный Игрок, выжидал и строил свой маленький мирок.

Алекс не считал Главным Игроком Кольма. Кольма правительство использовало в других, более важных целях, этот человек мог свободно вращаться в обоих мирах, а для этого нужен талант, которым, кстати, обладал и сам Алекс.

Нет, Главный Игрок был всегда здесь, в Англии, и только ждал сигнала к действию.

Алекс должен был найти этого Игрока. Благодаря Саре он получил возможность бывать в домах богатых, пресытившихся жизнью людей, готовых подчиниться Главному Игроку.

Идея, мягко говоря, странная, а если поразмыслить – отчаянная. И все ради королевы и страны, которые так опасались милитаристских устремлений Вильгельма и его ненависти к британскому флоту.

И вот теперь в его постели лежит прекрасная куртизанка. И кто-то очень желает ее смерти.

Выскользнуть из дома рано утром не представлялось возможным. Ведь Маркус мог вернуться с полпути, забыв что-нибудь.

Она постепенно начинала ненавидеть Маркуса. Он, если и исполнял свой супружеский долг, делал это с такой неторопливой, равнодушной отстраненностью, что она оставалась холодна, как лед. Будь на то ее воля, она проводила бы весь день со своим любовником, единственным мужчиной, который жаждал ее.

Теперь у него было имя. Она назвала его Аполлоном – своим прекрасным, идеальным богом солнца.

Она не сможет жить без него.

Ей было трудно уходить от него, но еще труднее сдерживать свое чисто женское любопытство.

– Не спрашивай меня ни о чем, – говорил он ей. – Какая от этого польза?

– И ты можешь быть счастлив, ничего обо мне не зная?

– Я знаю самое важное – что у тебя между ног.

Она таяла каждый раз, когда он говорил ей это и шептал на ухо:

– Ты самая лучшая распутница из всех, которых я знал. – им нравилась чувственная игра слов, нравилось делать вид, будто ее добивались многие. – Если бы ты стала себя продавать, моя амазонка, то превзошла бы саму Сару Тэва.

– Что ты имеешь в виду? – не без удовольствия спросила она.

– Я хочу сказать, что ни одна женщина не может сравниться с тобой ни телом, ни пылкостью, ни жаждой наслаждений. Стоит мужчине взглянуть на тебя, и он готов, не успокоится, пока не овладеет тобой.

Она задрожала от желания при мысли об этом.

– Не представляю, как сдерживаются мужчины, чтобы не броситься на тебя. Слава Богу, мне не нужно этого делать, так ведь, моя распутница? Твое тело в моем распоряжении, и я могу бесконечно вонзаться в тебя, прижав к стене. Не представляю себе мужчину, который мог бы устоять перед тобой. – Филиппа подумала об Алексе. Ему это вполне удавалось.

– А может, я просто не хотела их. Ждала тебя.

– А я искал такую, как ты, – прошептал он. – Чтобы все позволяла. И, наконец, нашел. Даже не верится.

– Я позволю тебе все что угодно, хоть десять раз в день, если пожелаешь.

– Правда?

– Я хочу этого.

– Ты настолько лучше ее, – прошептал он, оседлав Филиппу. – Сара Тэва не смогла бы удовлетворить мужчину десять раз в день. Она не настолько распутна. А ты можешь. Ты, ты... прирожденная шлюха, – прошептал он, вонзаясь в нее. От этих слов у Филиппы дух захватило. Волна наслаждения пробежала по телу. – Прирожденная... шлюха... – повторил он, как заклинание, способное снова и снова доводить ее до экстаза.

Возможно, именно этих слов всегда недоставало Филиппе. Она готова была слушать их вновь и вновь. Когда они занимались любовью.

– Она все еще в деревне, – устало произнесла Филиппа, положив голову ему на плечо. – Она все еще здесь, и от нее одни неприятности.

– Когда она уедет, ты займешь ее место, моя амазонка. И всегда будешь помнить, что я первый разглядел в тебе распутницу и сказал, что ты намного лучше Сары.

– Мы устраиваем бал.

– Прошу прощения? – Джудит посмотрела на Алекса поверх очков и сжала пяльцы. – Что мы устраиваем?

– Бал. В честь Сары. Пора представить ее нашим друзьям и соседям.

– О Боже! Мне сейчас будет дурно.

– Тебе ничего не придется делать, мама. Я все сделаю сам.

– Все сделаешь сам? Да ты только и умеешь, что причинять неприятности, Алекс.

– В таком случае я тебя не приглашу. Я просто хотел сообщить, что бал через два дня.

– Но ты не сумеешь его организовать...

– Это неофициальный бал, мама. И поверь, в разгар лета, когда совершенно нечем заняться, приедут абсолютно все.

– Даже твои новые друзья? – спросила Джудит, задетая зa живое. Да нет, конечно же, ее друзья не придут, если почетной гостьей будет это создание. Джудит даже вздрогнула при мысли об этом.

– Абсолютно все, – повторил Алекс.

– Но зачем, Алекс? Разве ты недостаточно для нее сделал?

– Нет. Кстати, и она для меня еще не все сделала. Она мед, на который должны слететься пчелы.

Джудит сжала кулаки.

– Какой ты вульгарный.

– И, однако же, ты все равно любишь меня.

– Я не приду.

– Конечно, нет.

– Я ухожу к себе.

Таким образом, проблема была решена. Уоттен, повар и экономка позаботятся об остальном. Есть еще одна проблема: где найти подходящее платье для Сары.

У Филиппы целый гардероб, доставшийся ей от его матери, так что наверняка там найдется платье для Сары.

– Скажите, зачем вы опять хотите унизить меня? – спросила Франческа.

– Полагаю, что нам нужно как-то развеяться, разрядить атмосферу.

– Я знаю, как это сделать. Мне надо уехать.

– Ты не уедешь.

– Так что, мне навечно оставаться вдовой Уильяма? Тогда почему бы вам не построить мавзолей рядом с его усыпальницей и не поместить меня туда? Впрочем, вы уже практически это сделали. Что такое компания призраков по сравнению с убийцей, прячущимся в вашем доме?

Алекс не был уверен, что Джудит и Филиппа не уничтожали ее вещей. Теперь у Сары осталось лишь одно траурное платье, и каждый вечер Агнес стирала ее вещи, сушила и гладила, чтобы утром ей было что надеть.

Джудит отказалась дать Саре что-нибудь из своих платьев.

– Осквернять мои личные вещи? – буквально завизжала она от ужаса. – Я прежде убью себя. А Филиппа куда-то запропастилась. Алекс поручил Саре организовать бал вместе с Уоттеном. Она держалась так, словно была в доме хозяйкой и знала, что необходимо, а что – нет.

45
{"b":"7205","o":1}