ЛитМир - Электронная Библиотека

Он наблюдал за ней из библиотеки, когда она, Уоттен и экономка обсуждали приглашения из списка, подготовленного Алексом, музыку, цветы и меню.

Она держалась настолько естественно и уверенно, словно всю жизнь занималась этим.

Поразительные противоречия натуры Сары Тэва. Он размышлял над ними прошлой ночью, когда смотрел на спящую Сару.

Где-то есть человек, который знает ее, как пешку в руках Кольма. Человек, которому поручили связаться с ней, когда она прибудет в Англию.

Где? Этот вопрос свалился на него совершенно неожиданно. Он всегда считал, что этот человек в Англии, но не знал, где именно, и не осознавал, насколько это важно.

Она получила приказ уговорить Уильяма, привезти ее в Англию. А куда мог поехать Уильям, если не домой?

Интуиция подсказала Алексу привезти ее сюда, и не подвела его.

Ее связной где-то здесь – в окрестностях Сомерсета. И Алекс не ошибся, используя ее, чтобы получить доступ в незнакомые дома.

Пусть даже он не раскопал ничего стоящего.

И почему бы теперь не собрать все эти знакомые и незнакомые лица вместе, чтобы посмотреть, кто попробует связаться с ней?

Так что бал в разгаре лета мог оказаться вполне уместным.

Конечно, рассылать приглашения буквально накануне было несколько неучтиво, но он мало что терял, а выигрывал много.

К тому же ему самому ничего не приходится делать, Сара и слуги вполне справляются с задачей.

В данный момент его больше всего интересовало, куда могла подеваться Филиппа, когда срочно понадобилась ему.

Филиппа и Аполлон отдыхали в постели после бурных любовных игр. Филиппа томно потягивалась. Каждый день она задерживалась у него все дольше и дольше, оба затягивали момент расставания.

О, как ей хотелось остаться. Ее бросало в дрожь при одной лишь мысли о том, что она могла ощущать это роскошное, мускулистое тело всю ночь, каждую ночь. Она вообразила, что они – Адам и Ева и что вот-вот им откроется какое-то новое тайное наслаждение.

Право же, в этом нет ничего постыдного.

Кроме того, она была вне себя из-за этой идеи устроить бал в честь Сары.

– Это самая безумная из всех идей Алекса.

– Он что, все еще не отослал ее? – спросил Аполлон. – Просто любопытно, что же такое он в ней нашел? Чем она его приворожила? А теперь еще и устраивает бал в ее честь? Ах, моя дорогая амазонка, думаю, я недооценил эту шлюху.

– Ты и не представляешь насколько.

– Не ревнуй, дорогая. Я бы устроил для тебя бал, если бы мог.

«А другой может, но не устроил», – обиженно подумала Филиппа, но тут же подавила обиду. Ей нельзя потерять Аполлона, во всяком случае, сейчас, из-за какой-то там ревности к этой дряни Саре, которая и в подметки ей не годится.

А у Сары нет Аполлона, который только что исцеловал ее всю с головы до ног, вонзался в нее вновь и вновь, до самозабвения. Нет, у нее не было ревности к Саре, она лишь завидовала, что Алекс хочет ее.

Если бы Алекс имел хоть малейшее представление о распутной душе Филиппы, он бы хотел и ее, и намного сильнее, чем Сару.

Филиппа даже задохнулась от этой мысли. Ее молитвы услышаны. Судьба послала ей Аполлона, чтобы он научил ее, как покорить Алекса и навсегда подчинить себе.

– Ты каждый день устраиваешь для меня бал, – пробормотала она, обхватывая рукой его плоть. – Почему я должна ревновать эту сучку, когда у меня есть вот это. – Она сжала пальцы, и его плоть мгновенно напряглась.

– Ты знаешь все уловки распутниц, – сказал он, переворачивая ее на спину. – Смотри, что ты со мной сделала.

– То, что хотела, – прошептала Филиппа. – Танцуй со мной, Аполлон. Доведи меня до экстаза.

Теперь у Франчески набралось семьсот фунтов, которые сейчас были разбросаны по всей постели тугими, толстыми пачками. Ради таких денег идут на убийство, подумала она.

И такие деньги дают людям свободу.

Она уже не была той наивной Франческой, которая приехала в этом дом. Теперь ей не обязательно возвращаться в Брейдвуд, когда все закончится.

А закончится это скоро, потому что она скажет Алексу правду.

Чтобы он больше не строил планов в отношении Сары. Это единственное, что она может для него сделать, потому что не собирается впредь танцевать, выдавая себя за Сару.

Впрочем, вряд ли ей это удастся, поскольку предстоит бал, и ей наверняка придется танцевать.

Агнес разложила на постели самое красивое платье из тех, что Джудит отдала Филиппе, а та пожертвовала его Саре.

– Бери его себе. Оно давно вышло из моды, – язвительно заметила Филиппа, – да и не годится мне. Впрочем, и в нем ты не будешь выглядеть леди.

«Да нет, как раз буду», – думала Франческа, разглядывая платье с длинным, изящным лифом из шелка цвета лаванды, отделанного светло-серым кружевом. Подол ниспадал мягкими складками. К нему полагались длинные, до локтя, перчатки и светло-серые туфли, которые ей не подошли.

Никогда в жизни у нее не было ничего подобного, и она чувствовала себя настоящей принцессой.

Но деньги – куда ей деть деньги на время бала?

Золушка потеряла туфельку, а она может потерять жизнь.

Она не желает доверять Прекрасному Принцу – потому что Прекрасный Принц на поверку оказался Большим Страшным Волком.

Она даже не подумала о последствиях. Невозможно спрятать все эти деньги в таком облегающем платье...

И в комнате негде спрятать, когда в доме полно гостей, да еще этот таинственный враг, изрезавший всю одежду.

Она не знала, что делать. А времени оставалось мало.

Гости уже начали съезжаться.

Обстановка была совсем не такая, как неделю назад, когда Алекс давал обед. Сегодня здесь собралась целая толпа гостей, царили оживление и веселье.

Легкая, мелодичная музыка встречала прибывающих в парадную приемную.

В парадном зале сотни свечей полыхали в канделябрах; официанты разносили на подносах шампанское. На небольшом балкончике в дальнем конце гостиной играл струнный квартет.

– Такая замечательная идея, – сказал один из гостей Алексу. – То, что нужно.

– Дорогой мальчик, замечательная идея – собрать вместе всех этих новых людей. Нам нужна новая кровь. Сомерсет в последние годы как-то замкнулся...

– Алекс, а ты хитрая бестия. – Это появился Аластэр. – Поверишь ли, у меня тоже возникла такая идея! Большой прием, масса новых лиц, масса сплетен. А где несравненная Сара?

– Надеюсь, готовится к своему дебюту. Подержи мой бокал, а я схожу за ней.

Ему не пришлось идти далеко. Она оказалась в дальнем конце площадки второго этажа, разглядывая с детским любопытством всю эту суету и многоцветье, царившие внизу.

Женщина, представшая его взору, не имела ничего общего с Сарой Тэва, соблазнительницей. Перед ним была настоящая леди, он просто глазам своим не верил.

На ней было элегантное платье цвета лаванды, придававшее ей изысканность. Роскошные волосы собраны в узел, украшенный цветами, в руке, затянутой в перчатку, кружевной веер.

Она стояла, облокотившись о перила, и постукивала веером в такт музыке.

– Сара.

Она вздрогнула, обернулась и выпрямилась.

– Милорд? – Маска безразличия вновь появилась на ее лице.

Он сжал губы.

– Пора идти вниз. – Разумеется.

Спускаясь по лестнице, они выглядели так, словно были созданы друг для друга, и все гости замерли, не отрывая от них глаз.

– Позвольте представить вам нашу почетную гостью. Леди Сара Девени.

О Боже! Франческа вздрогнула. Уж лучше выдавать себя за Сару Тэва, чем за благородную леди. По крайней мере, меньше лицемерия.

– О, мой Бог, – к ней подлетел Аластэр. – Вы... У меня просто нет слов...

Раздался смех.

– Зато завтра будут, – сказал кто-то, и все снова засмеялись.

– Но мне известно то, что не известно вам, – возразил Аластэр.

– Ты всегда знаешь то, чего не знаем мы, – вмешался кто-то в разговор. – Пока ты нам не расскажешь.

– Не обращайте внимания, дорогая. Послушать их, так можно подумать, что у меня ужасная репутация. Вот моя рука, леди Сара, и пойдемте вальсировать.

46
{"b":"7205","o":1}