ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три товарища
Гадалка для миллионера
Актеры затонувшего театра
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Академия семи ветров. Спасти дракона
Популярная риторика
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Преступное венчание
Мод. Откровенная история одной семьи

Она прижимала к груди тонкими, длинными пальцами один из самых откровенных своих костюмов, совершенно прозрачный, устремив взор куда-то вдаль.

Сара Тэва знает что делает, с яростью подумал Алекс. Впрочем, ничего другого он и не ожидал.

Она была достаточно красива, чтобы обольстить его брага – любого мужчину, – и достаточно бездушной, чтобы забыть его, как только он умер.

Да у нее наверняка уже есть новый покровитель. Видимо, она то и дело меняет обличье. В зависимости от обстоятельств.

Но его ей не обмануть. Она умоляла его приехать спасти ее, и он не мог этого не сделать в память об Уильяме, пусть даже она нашла себе кого-то другого.

И, возможно, ждет его этим вечером.

Ну что ж... придется ей изменить свои планы.

Он толкнул ногой дверь и вошел.

Глава 2

Франческа резко обернулась на звук.

– О, ты пришел!.. – Голос ее дрогнул, и она замерла, выронив прозрачный костюм, который упал к ее ногам.

Она невольно отступила на шаг, когда незнакомец с решительным видом направился к ней.

– Так, так, так, – пробормотал он, подавляя ярость. Ему хотелось встряхнуть ее, задушить. Лучше бы он ошибся в своих предположениях. Но нет, он не ошибся. Сверкающие черные глаза, полные, чувственные губы, великолепная фигура – немного стройнее, чем он думал, вероятно, из-за болезни, но все еще роскошная.

Само воплощение танцовщицы.

Глядя на нее, можно было предположить, что она родилась где-то в теплых странах; у нее была смуглая кожа, загадочный взгляд, а губы буквально созданы для поцелуев.

Неудивительно, что Уильям не мог устоять против ее чар. Ни один мужчина не смог бы. Даже он сам, не поддающийся женским чарам, чувствовал ее притягательность.

«Где еще найдешь женщину, рожденную то обнажать, то скрывать свое тело, танцевать, поклоняясь богам? Как мог Уильям выносить все это? И как она умудрилась при этом казаться самой утонченной и полной достоинства дамой общества? – думал он. – Женщиной, которая вполне могла стать женой Уильяма».

Эта мысль бесила Алекса. Эта девка пленила его брата, и не его одного. В то же время она казалась чистой и недоступной.

Нет, быть этого не может. Женщины, подобные ей, актрисы почище Сары Бернар. Женщины, подобные ей, ставят на колени мужчин и разрушают империи.

– Ожидали Кольма, не правда ли? – вкрадчиво спросил он и был вознагражден, увидев, как она напряглась и как сверкнули ее глаза. – Конечно же, ждали. И какая досада, что пришел я.

Она, наконец, обрела способность говорить. Ее голос был низким, чувственным, густым, словно мед, – так пчелиная матка заманивает ничего не подозревающего трутня. Но уж он-то знал, кто она такая.

– А вы кто...

– Достаточно того, что я знаю кто вы.

О Боже! Она беспомощно оглянулась, чувствуя себя загнанной в угол. Он безумец, а она такая неосторожная. Открытая дверь – приглашение для любого мужчины. И как только хозяйка пансиона могла впустить этого странного незнакомца? Но откуда он знает о Кольме?

О Господи! Кольм!..

Никогда не показывай страха. Она хорошо усвоила эту истину в Брейдвуде. Вряд ли можно образумить безумца, но попытаться стоит.

– Это не имеет никакого значения, – парировала она с вызовом, так, по крайней мере, ей казалось. – Поэтому можете уходить.

– Уйти? Проделав такой путь с единственной целью найти вас, Сара?

Франческе стало по-настоящему страшно. Он знал имя Сары...

– Кто вы?

И тут ее осенило. Он был так надменен, так явно привык повелевать. Ужасный граф. Беспощадный монстр. Даже его внешность – чрезвычайно высокий рост, хищное лицо, холодные глаза цвета стали и тонкие, злые губы – все это полностью соответствовало его имени[1].

Он принял ее за Сару.

И что еще хуже, он знает, что она ждет Кольма.

Почувствовав слабость в коленях, она оперлась о стоявший рядом комод. Ни в коем случае нельзя показывать этому незнакомцу свой страх.

Нет, брату Уильяма. Если она станет думать о нем как о брате Уильяма, то сумеет взять себя в руки и попытается понять, почему он решил, что она – Сара, и откуда он знает Кольма.

Ее выразительные Глаза без слов сказали ему, что она узнала его.

– Вы знаете, кто я.

– Миэр. – Собственный голос показался ей скрипучим, как ржавое железо. Она распрямилась, вздернула подбородок. – Вы пришли слишком поздно, – сказала она, как будто этот упрек мог пронять такого, как он.

Ей следовало бы понять, что Миэр не тот человек, который способен признать свою ошибку.

– Я приехал, чтобы забрать его домой, Сара. – Никаких признаков раскаяния.

О Боже, почему он все время называет ее Сарой?

– И вас, – добавил он тоном, не терпящим возражений. Ее? Это слегка взволновало Франческу. Что нужно от нее Миэру?

Ничего, просто он принял ее за Сару. Они были немного похожи кроме того, он застал ее в этой комнате, когда она перебирала вещи танцовщицы...

Ее сердце забилось сильнее. Он не знает, что Сары не стало. Что она ненадолго пережила Уильяма. Ей только нужно сказать ему об этом. Ничего трудного. И ничего страшного. Он, скорее всего, заплатит ей за услуги и отправит восвояси. У него хватит на это наглости.

Но что-то удерживало Франческу. Кольм.

– Вам не стоит утруждать себя, выражая благодарность Саре Тэва теперь, когда Уильяма больше нет, – заявила Франческа. Она ни за что не скажет ему правду. Ради своей покойной подруги. – Уильям все равно не узнает. А Саре это не нужно.

Он прищурил свои ледяные глаза.

– Значит, Кольм появился.

Словно острый нож вонзили Франческе в сердце. Откуда он знает о Кольме? Нужно отвлечь его, пока она не выяснит, какое отношение Кольм имел к Саре.

– Не понимаю, о чем вы говорите. – Он пожал плечами.

– Неужели не понимаете? – Он посмотрел на нее так, словно хотел заглянуть ей в самую душу. Черствая, подумал он, какими бывают только женщины ее профессии. Она будет все отрицать, будет лгать.

Но это тоже не имело значения. Он знал, как обращаться с такими женщинами. Единственной проблемой была нехватка времени. Но он справится с этим, прибегнув к испытанному средству – решительным действиям.

– Как вам будет угодно, – сказал он, наконец. – А теперь, Сара, вы скажете мне, где похоронен Уильям, и завтра мы отвезем его в Миэр.

– Мы? – У нее снова дрогнул голос.

– Вы умоляли меня приехать, и вот я здесь. Мы завтра же покидаем Берлин, так что пакуйте вещи и к полудню будьте готовы. И если Кольм действительно еще не появился, он просто не найдет вас здесь, как рассчитывал. Итак, где покоится мой брат?

Франческа была в шоке.

– Это несколько самонадеянно... – запротестовала, было, она. События развивались слишком быстро, слишком стремительно, и она растерялась. А тут еще эта проблема с Кольмом. Ей нужно время, чтобы подумать, сориентироваться в ситуации. Она не может ехать с Миэром. И в то же время не сможет отказаться.

Из-за Кольма.

– У вас нет выбора, Сара. Вы возвращаетесь со мной в Миэр.

Всю ночь она не спала, голова раскалывалась от боли, но к утру была почти уверена, что сможет выдать себя за Сару. Она много знала о ее жизни.

А теперь должна узнать, какое отношение к ней имел Кольм.

Нет.

Невозможно. Притвориться Сарой? Безумная идея. Немыслимая.

Миэр ошибается. Кольм не имел ничего общего с Сарой, она даже имени его никогда не упоминала.

Голова разболелась еще сильнее. Не упоминала. Ну и что? Это ровно ничего не значит.

Она упаковала жалкие пожитки Сары и ее костюмы, потом собрала свои вещи. Она не оставит здесь ничего, увезет все до последней мелочи.

Это безумие.

Франческа понимала, что у нее нет выбора. Миэр принял ее за Сару, а она не сказала ему правды и поэтому вынуждена ехать.

Отдай все... Обещай мне... Сара Тэва никогда не умрет.

Сара пока не умрет, решила Франческа, прерывисто вздохнув. Потому что она выдаст себя за Сару.

вернуться

1

Миэр – от английского mere – абсолютный, непреклонный. – Здесь и далее примеч. пер.

5
{"b":"7205","o":1}